Фёдор Михайлович Достоевский. Ян Вилимек / Public Domain | Epoch Times Россия
Фёдор Михайлович Достоевский. Ян Вилимек / Public Domain

Достоевский оставил после себя шедевр, который стал пророчеством

Автор: 31.12.2021 Обновлено: 04.01.2022 09:23
Он был узником и пророком, консерватором и радикалом, человеком свободы и горячим сторонником царской власти. Уже 150 лет назад творец и гений Федор Достоевский понял, куда идёт общество, и предупредил об этом. Попутно он проанализировал общепринятые понятия, которые казались ему ошибочными, и высказал своё собственное актуальное понимание эгоизма, сострадания, свободы выбора и веры.

Около 150 лет назад писатель Федор Михайлович Достоевский отправил в журнал «Русский вестник» первые части своей книги «Бесы». На следующий день в письме своему другу, поэту Аполлону Майкову он высказал мысли, которые беспокоили его во время создания книги. Он писал «…болезнь, обуявшая цивилизованных русских, была гораздо сильнее, чем мы сами воображали… Произошло то, о чём свидетельствует евангелист Лука: бесы сидели в человеке, и имя им было легион…».

Достоевский был уже известным автором в России в 1871 году. Он написал эти слова после того, как в течение многих лет занимался анализом психологии общества, а также изучением его идеологических основ. Это было предупреждением о грядущем конфликте. Его слова могут показаться удивительными. Однако если вы подумаете о них исходя из опыта и процессов, через которые прошёл Достоевский, как мы увидим в этой статье, вы поймёте, что они не только логичны, но и являются пророческими. В значительной степени они отражают проблемы, с которыми мы сталкиваемся сегодня на западе, – как вопросах личности, так и всего общества.

Достоевский начал писать в XIX в., который был особенным периодом. Ранняя русская литература была преимущественно богословской. В ней преобладали религиозные идеи и ценности, заимствованные из византийского христианства. Только в конце XVII века начались постепенные изменения, когда к власти пришёл Петр Великий. Он настаивал на том, что образованный класс, то есть аристократия, правившая страной, будет получать знания не в соответствии с традиционными нормами, а согласно западноевропейским нормам, которые в то время постепенно захватили Европу. Страны Европы находились под влиянием таких рационалистов, как Рене Декарт, Барух Спиноза и Джон Локк. Этот рационализм определял смысл жизни не в научном обосновании религиозного мировоззрения, а в науке; не в поисках, ведущих к вере, а в стремлении к лучшему материалистическому состоянию.

Таким образом, правящий класс в России начал изменяться. В то время как подавляющее большинство людей, неграмотных крестьян, продолжало жить традиционной духовной жизнью и придерживаться традиций, правящий «интеллектуальный» класс XIX века начал даже презирать русскую культуру и язык: признаком хорошего тона считалось говорить по-французски, а не по-русски. Изменилась и русская литература. Поэт Александр Пушкин начал использовать стиль Шекспира и лорда Байрона в качестве образцов для письма и показал, как можно создавать оригинальные шедевры на русские темы по европейским стандартам.

Это привело к расколу в российском обществе.  Образовались две противоборствующие группы: «западники», которые считали, что Россия должна следовать по пути европейского рационализма, и «славянофилы», полагающие, что у России есть традиционные культурные особенности, которые следует развивать, а не отказываться от них. Течения, столь популярные в то время в России, позже стали проявляться и в остальном мире, когда в обществе были созданы два противоположных пути, ведущих в противоположные стороны: один – традиционный путь, основанный на вере в Бога, и другой – рационалистический путь, характерный для людей, которые не чувствуют себя частью той старины и хотят изменить общество.

Россия против Франции

В отличие от других дворянских семей, Достоевский родился в религиозной семье. Его мать была религиозной женщиной из образованной купеческой семьи. Его отец тоже был набожным человеком и происходил из семьи русских православных священников. По гражданской профессии он был военным врачом, за что ему присвоили чин дворянина [2].

Достоевский сказал, что в детстве к ним в дом приходил учитель, чтобы учить его с братом французскому языку, но приходил и священник, чтобы наставлять их православной вере. В этом смысле его дом отличался от других благородных домов, которые были ассимилированы с европейской культурой и образованием и были безразличны к религии. Позже Достоевский писал о важности религиозного образования, полученного от своих родителей. Каждый вечер они читали ему классические русские книги, а также европейские произведения, переведённые на русский язык.

Однако Достоевский не мог не поддаться всеобщему течению и находился под влиянием великих европейских писателей, таких как Оноре де Бальзак и Жорж Санд, которые начали описывать в своих произведениях социальные проблемы, чтобы привлечь к ним внимание. Французские писатели и художники того времени находились под влиянием теорий, разработанных двумя французскими утопистами. Первым был основатель французского утопического социализма Клод-Анри де Сен-Симон, создавший радикальное учение под названием «Новое христианство», где полностью отвергалось «старое» христианство, и роль «священников» передавалась художникам, учёным и рабочим. В свете этого художники стали своего рода авангардом, использующим своё искусство в качестве инструмента пропаганды для продвижения социальных интересов и развития человечества.

Вторым утопистом был Шарль Фурье, который считал, что авангард художников должен быть анархическим, без центрального механизма контроля в обществе. Фурье оказал влияние на художника Гюстава Курбе, который считается одним из первых, кто изображал на картинах представителей разных сословий. Приверженцем идей Фурье был писатель и поэт Оскар Уайльд,  опубликовавший статью, восхваляющую социализм. Он публично признался, что является анархистом [3]..

В первом произведении Достоевского «Бедные люди» (1846) писатель затронул классовую проблему, и, можно сказать, что он опирался на социалистическую тематику того периода. Главный герой романа Макар Девушкин изначально смиренно принял традиционное мышление, которое характеризовало большинство русского народа, то есть принял волю Бога, построившего и упорядочившего классы в обществе. Однако затем он изменил свои взгляды и начал отрицать это устройство и самого Бога [4]. Во втором своём произведении «Двойник» Достоевский затронул ту же тему, но в другой манере.

Интересный поворотный момент, интеллектуальный и духовный, произошёл с Достоевским после его ареста. Примерно в 1848 году он посещал собрания «кружка Петрашевского» в Санкт-Петербурге. Это было сообщество молодых социалистов, которые раз в неделю в доме Михаила Петрашевского обсуждали передовые европейские идеи. Большинство из приходящих на собрания не были фанатичными революционерами-марксистами. Они считали себя учениками упомянутого ранее французского социалиста Шарля Фурье.

Достоевского мало интересовали их социалистические идеи. Его главная цель была в другом – добиться в России отмены крепостного права, которое он ненавидел до глубины души. Вместе с восемью членами группы он сформировал тайное общество внутри «кружка Петрашевского» и начал планировать переворот, который положил бы конец эпохе рабства. Но революции не произошло. Тайная полиция проникла в «кружок Петрашевского» и арестовала его членов за экстремистские взгляды. Это не было случайностью, поскольку произошло в тот год, когда марксистские идеи начали распространяться в Европе всё более быстрыми темпами, –параллельно с публикацией «Манифеста коммунистической партии».

После шести месяцев одиночного заключения в Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге Достоевский и другие члены кружок Петрашевского были доставлены на центральную площадь города. Там они узнали, что приговорены к смертной казни. Их выстроили в ряд на казнь. Трое из них были привязаны к шестам, их глаза были закрыты, и перед ними стояли солдаты с винтовками. Рядом уже ждала телега с гробами, приехал священник с крестом и всех заставили прощаться. Следующим на очереди был Достоевский, который был уверен, что умрёт в ближайшие полчаса.

Но как только солдатам отдали приказ прицелиться, на заднем фоне зазвучали барабаны воинской части, подавшей сигнал остановиться. Гонец прибыл верхом на коне с рескриптом в руках, где было указано о замене смертной казни на длительное заключение.

После того как Достоевский был спасён от смерти,  из тюрьмы он написал письмо своему брату, которое символизировало самый значительный момент в его жизни: он навсегда изменил свои ценности и по-другому начал писать свои произведения. Если его ранние работы касались социальных проблем и жизни в обычном мире, а Бог играл в них второстепенную роль, то в новых произведениях Бог выдвигается на передний план. Хотя социальные проблемы продолжали оставаться в центре сюжета, теперь они также включали в себя метафизический богословский смысл.

«Кажется, что после своего предсмертного опыта он больше не мог описывать иначе человеческую жизнь, кроме как в отношении основных ценностей и выбора, которые человек осознаёт в такие критические моменты», – пишет профессор Джозеф Франк из Стэнфордского университета, биограф Достоевского и один из крупнейших мировых экспертов его трудов, в своей книге «Лекции о Достоевском» [5].

«Жизнь есть жизнь повсюду, – писал Достоевский брату. – Жизнь внутри нас, а не вне вещей» [6].

Достоевский выразил отвращение к тенденции оценивать, судить или оправдывать человеческое поведение внешними обстоятельствами (классовой принадлежностью, например). Он утверждал, что вместо этого каждый человек должен смотреть внутрь себя, на своё внутренне состояние и разум, и сосредоточиться на самосовершенствовании.

«Жизнь — дар, жизнь — счастье, каждая минута могла быть веком счастья», – писал он.

Достоевский также претерпел и интеллектуальный переворот после тяжёлых испытаний, которые пережил в тюрьме. Он описал это в своей работе «Записки из Мёртвого дома» (1860). Произведение описывает его переживания, испытанные  с другими заключёнными – крестьянами. В «Записках» автор раскрывает психологию людей, у которых отнята свобода. Например, другие заключённые выражали сильную ненависть к нему из-за внешних обстоятельств: его статуса в обществе. В письме к брату Достоевский писал, что крестьяне «съели бы его заживо, если бы у них была возможность». Это заставило его задуматься, есть ли способ соединить классы в обществе не с помощью внешних средств, таких как революции.

Профессор Франк утверждает, что в «Записках из Мёртвого дома» Достоевский, похоже, дал некий ответ на это через офицера по фамилии Смекалов, который, как и другие охранники, жестоко бил плетью заключённых. Они отвечали ожесточённой ненавистью к охранникам, которых считали частью высшего сословия. Но что удивительно, к Смекалову проявили огромную привязанность, хотя он их бил. Что сделало его таким особенным? Как Смекалову удалось преодолеть классовый разрыв?

Достоевский пишет, что, в отличие от других охранников, которым нравилось бить плетью, Смекалов только делал свою работу. Он никоим образом не недооценивал заключённых. Он каким-то образом заставил их почувствовать себя одним из них. Смекалов знал, как разговаривать с ними не только для того, чтобы сохранить внешне своё положение, но и чтобы преодолеть внутренние классовые барьеры [7]. Профессор Франк пишет, что эту способность можно интерпретировать как своего рода сочувствие или сострадание, которые Смекалов проявил позже. Следовательно, желание Достоевского преодолеть классовые барьеры сосредоточено не на революционных идеалах, направленных на преобразование всего общественного строя или правительства, а на изменении чувств людей высшего сословия по отношению к крестьянам, в особенности, к их религиозным убеждениям, какими бы глупыми и устаревшими они им ни казались.

«Записки из Мёртвого дома» – это тоже своего рода продвинутый психологический анализ внутреннего мира человека. В книге Достоевский показывает, что под эмоциональным давлением люди будут действовать вопреки элементарной логике. Например, иногда они травмируют и даже калечат себя, чтобы отсрочить наказание, хотя в этом мало смысла, поскольку наказание всё равно будет реализовано, как только они выздоровеют. Почему они это делают?

Другой пример связан с деньгами. Он заметил, что после того, как заключённые заработали немного денег, вместо того, чтобы копить или расходовать их разумно, чтобы улучшить свои условия проживания, они сразу же тратят всё на водку и напиваются до опьянения. Почему?

Достоевский понимал, что такое иррациональное поведение заключённых связано с их глубокой потребностью, которая намного сильнее денег. Что узник ценит больше денег? Свободу или хотя бы иллюзию свободы. Когда он получает немного денег, у него возникает ощущение, что он может действовать по собственной воле, способен выражать своё эгоистичное «я», подавляемое в тюрьме. Выпивка до опьянения  позволяет проявиться его свободному «я», которое не обязано подчиняться инструкциям охранников или правилам тюрьмы.

Идея свободы связана с идеей надежды и веры. Профессор Франк утверждает, что Достоевский хочет показать, насколько важно, чтобы узники не теряли надежды. Чтобы выжить, им нужно верить, что их положение скоро улучшится, что наказание закончится, что они снова смогут гулять по двору и многое другое. Когда какое-либо действие в отношении заключённых не имело особого значения или смысла для них, они почти всегда сопротивлялись, впадали в отчаяние и начинали поступать иррационально, тем самым причиняя себе вред.

Тем, кто также объяснил эту тему, был писатель Л.Н. Толстой. Хотя большую часть своей жизни он  был нигилистом и даже имел мысли о том, чтобы покончить жизнь самоубийством, но изменил своё мировоззрение после осознания смысла жизни. Как он выразился, он постиг, что жизнь связана с надеждой и верой. В своей книге «Исповедь» он писал:

«И я понял, что вера в самом существенном своём значении не есть только «обличение вещей невидимых» и т. д., не есть откровение (это есть только описание одного из признаков веры), не есть только отношение человека к Богу (надо определить веру, а потом Бога, а не через Бога определять веру), не есть только согласие с тем, что сказали человеку, как чаще всего понимается вера, – вера есть знание смысла человеческой жизни, вследствие которого человек не уничтожает себя, а живёт. Вера есть сила жизни. Если человек живёт, то он во что-нибудь да верит. Если б он не верил, что для чего-нибудь надо жить, то он бы не жил. Если он не видит и не понимает призрачности конечного, он верит в это конечное; если он понимает призрачность конечного, он должен верить в бесконечное. Без веры нельзя жить» [8].

Для Достоевского жизнь без смысла – без Бога и без вечности – означает жизнь без надежды.

«Такая жизнь может вести человеческую психологию только к отчаянию и самоубийству», – пишет профессор Франк [9]..

Человек из подполья

В начале 60-х годов XIX века в российском обществе произошли важные изменения. Царь Николай I умер несколькими годами ранее, и его заменил Александр II, который был достаточно мудр, чтобы понять, что Россия должна отказаться от крепостного права. Освобождение крепостных в 1861 году дало ему высокое народное звание «Царь-освободитель». Он занял почетное место в сердце Достоевского, стремившегося к освобождению крепостных. С этого момента писатель стал верным сторонником царского правления, как и многие другие российские граждане, поддерживавшие эту власть.

С другой стороны, в то время пока Достоевский находился в тюрьме, выросло новое поколение революционеров. Одним из их лидеров был Николай Чернышевский, находившийся под влиянием марксистских радикалов и решительно выступавший против религиозных убеждений, которые всё ещё были характерны для широких слоёв населения.

Чернышевский и его сторонники были не только атеистами и материалистами, но и привили обществу относительно новый для того времени образ мышления – детерминизм. Они верили в абсолютный детерминизм, согласно которому всё в мире – как на материальном, так и на ментальном уровне – происходит в соответствии с законами физической причинности или с законами природы, и поэтому человек не может обладать свободой выбора или свободой воли. Человек может думать, что он свободен, но это иллюзия: он всего лишь инструмент, действующий в соответствии с законами природы.

На детерминизм Чернышевского, среди прочего, повлияли идеи английского философа Иеремии Бентама, которого считают одним из основоположников утилитарного подхода, согласно которому ценность действия не определяется его моральной ценностью. Согласно утилитаризму, в наших поступках нет моральной составляющей добра или зла, но поступок считается хорошим, если он приносит пользу (прибыль или удовольствие) большому числу людей. Чернышевский называл свою философию «рациональным эгоизмом». Достоевский этого не принял.

Поэтому его произведение «Записки из подполья», написанное в те годы, можно интерпретировать как ответ на детерминизм или «рациональный эгоизм» тех дней. Работа показывает, что произойдёт с «детерминированным» человеком. Достоевский использует образ «подпольщика» или «человека из подполья» – человека, который сталкивается с различными искушениями, и с которыми он не может справиться, хотя и знает, что они нехорошие.

Хуже того, чем больше он осознаёт свое падение, тем глубже погружается в грязь. Человек падает до такой степени, что начинает получать от этого мазохистское удовольствие, осознавая свою неспособность преодолевать соблазны и контролировать себя. Почему человек из подполья просто падает? «Мало того, что ты не можешь изменить себя, ты ещё и ничего не можешь с этим поделать», – отвечает «человек из подполья» в произведении [10] и выражает радикальный детерминистский взгляд на то, что человек не в силах что-то изменить по своему желанию.

«Человек из подполья» явился способом Достоевского намекнуть на последствия радикального детерминированного мышления: человеческое общество всё больше и больше деградирует, в отчаянии погружаясь в безнравственную грязь и не желая выбраться из неё. Это общество, в котором человек не несёт моральной ответственности ни за что, потому что он считает, что всё происходит по законам физической природы, включая и его моральное падение. Опускаясь всё ниже и ниже, он привыкает к такому состоянию. В процессе этого падения он замечает, что «небеса не падают», и поскольку нет ничего, что могло бы помочь ему подняться –  нет свободной воли или веры, – он в результате оказывается в самом внизу, падший.

Чтобы проиллюстрировать абсурдность такого радикального детерминизма, Достоевский приводит в пример человека, получившего пощёчину. Он смущается и злится из-за того, что его достоинство было ущемлено, но затем логика подсказывает ему, что было бы смешно так себя чувствовать, поскольку человек, давший ему пощечину, не несёт ответственности за свои действия. У него нет свободной воли. Он действовал, как движущееся судно, в соответствии с законами природы. Обратный пример тоже работает: человек хочет простить того, кто его ударил, но понимает, что это нелепая мысль, потому что нет смысла прощать «закон природы».

Что же тогда остается делать радикальному детерминисту? «Человек из подполья» Достоевского отвечает: надо погрузиться во внутренний конфликт между переполняющими его чувствами: оставаться обиженным на человека, который дал ему пощёчину, или простить его с чувством верности детерминистской логике, которая утверждает, что эти чувства в действительности не имеют смысла.

Однако наряду с «человеком из подполья», Достоевский представляет другой тип радикала, которому удаётся избежать хаоса. Это человек, который верит в те же самые радикальные идеи, но интеллектуально ограничен в понимании того, что эти идеи означают. Такой человек может, например, стремиться создать более справедливый мир, не осознавая, что «справедливость» – это моральная идея, связанная с моральной ответственностью человека за свои действия. Это нечто идущее вразрез с радикальным детерминизмом, в котором любое действие не может считаться ни справедливым, ни ошибочным.

Преступление и наказание

Если в «Записках из подполья» Достоевский имел дело с детерминизмом, то в «Преступлении и наказании» он со всей силой своего таланта описал «утилитарный» подход, пришедший из Европы и прикрепившийся к российскому интеллекту, который оказался оторванным от традиционной мысли.

Достоевский понимал, что утилитарный подход – не маргинальное понятие, и он был прав. Спустя 150 лет после того, как он написал об этом, сегодня утилитарный подход преобладает почти во всех аспектах нашего мира изобилия. Посмотрите вокруг, и вы увидите это на бесчисленных примерах.

Достоевский противостоит подобному мышлению, раскрывая характер Раскольникова, –интеллигентного студента, находящегося в затруднительном финансовом положении. Это мешает ему закончить учёбу в университете, уплатить арендную плату и долг домовладельцу. Он даже не может поесть. Из-за этого в его голове развиваются философские идеи о несправедливости в мире. Согласно марксистской теории, деньги в обществе распределяются неравномерно: с одной стороны, существуют такие бедняки, как он, а с другой – такие эксплуататоры и коррумпированные люди, как Алёна Ивановна, которая, взяв под залог ценные вещи, даёт деньги под большие проценты, таким образом обкрадывая людей, находящихся в бедственном положении.

Таким образом, Раскольников формирует в своём сознании утилитарную теорию, согласно которой мир должен быть более справедливо устроен. Согласно логике Раскольникова, есть особенные люди, которым дана возможность нарушать закон, чтобы творить добро для общего блага. Их называют «необычными» или «великими людьми», и они составляют один процент от всего населения мира. В «Преступлении и наказании» примером такого человека служит Наполеон – провидец, идущий вперёд по миру и стоящий выше закона. Что делать, иногда ему приходится убивать, чтобы осуществить своё видение, – поступок необходимый для общего блага. Так размышляет Раскольников.

В романе «Преступление и наказание» Достоевский погружается в самые глубины утилитарного мышления и создаёт дилемму: с одной стороны, – богатая и злая старуха, которая вредит людям и всё равно скоро умрёт от старости, а с другой – множество молодых и жизнеспособных людей, опускающихся вниз из-за отсутствия денег. Простой расчёт в соответствии с утилитарным подходом приводит к выводу, что выгода, которую принесёт тысячам людей смерть злой старухи, нивелирует страдания, которые будут причинены старухе в день убийства. Что же тогда терять? Достоевский старается даже усилить в глазах читателя злобность старухи, чтобы мы почувствовали отвращение к ней и приуменьшили дилемму.

Достоевский оставил после себя шедевр, который стал пророчеством

Раскольников совершает убийство, и здесь Достоевский показывает нам, что может прийти в голову человека, действующего в соответствии с утилитарной логикой. Значимость произведения в том, что помимо того факта, что Раскольников чувствует себя ужасно после убийства, по мере развития сюжета мы узнаём, что за «утилитарно-гуманитарным» мотивом («Я делаю это для общего блага») кроется основная мотивация, корни которой обнажает Достоевский: тотальный эгоизм.

Раскольников думал, что хотел совершить преступление, чтобы выяснить, был он простым, маленьким и напуганным существом или же существом, имеющим право нарушать законы морали. Достоевский намекает нам через характер Раскольникова, что утилитаристы могут использовать логические аргументы до «завтрашнего дня», но в основе их мышления обязательно лежит какой-то корыстный мотив. Их интересует не человечество, а они сами.

«Я просто убил; для себя убил, для себя одного» – признаётся Раскольников Соне [11].

Соня – молодая девушка, которая в романе торгует своим телом, чтобы поддержать семью. Раскольников пытается убедить её, что они оба похожи, потому что оба отклонились от основ морали. Он делает это, чтобы облегчить свою вину, но при этом обнаруживаются огромные различия между ними. В то время как Раскольников пришёл к выводу, что должен жертвовать чем-то или причинять кому-то страдания ради других, исходя из утилитарной логики, имеющей в основе эгоистические желания, Соня жертвует своим телом и страдает ради других из самоотверженных мыслей, из сострадания к своей семье.

Идиот

Достоевский развивает тему «сострадания» в романе «Идиот» (1869 г.) – в своём важнейшем произведении после «Преступления и наказания». В отличие от предыдущих книг, в которых Достоевский, кажется, идёт против радикальной идеологии, прикрепившейся к российскому интеллекту, и анализирует её последствия, в «Идиоте» происходит нечто иное.

В центре сюжета – князь Мышкин, член привилегированной семьи, олицетворяющий сострадание и человеческую любовь. Он невинный человек, обладающим чистым мышлением, без зла, верящий в добро в мире и в любовь к другим, а также, в простом смысле, лишённый изощрённости. Образ Мышкина резко контрастирует с «мудрецами» современности, погрязшими в сложном и запутанном мышлении, разрывающимися между разными мнениями, затруднениями и сомнениями. Их наивность давно исчезла, а на её месте укрепилось эго и злые инстинкты. Один из персонажей, представляющих эту сторону истории, – Рогожин, азартный негодяй, унаследовавший состояние своего отца-купца. Рогожин, в отличие от предыдущих героев Достоевского, не человек, движимый чувствами, порождёнными радикальными идеями. Его преступление – преступление страсти, а не идеологии.

«Достоевский создаёт фигуру, воплощающую высшие идеалы Иисуса (как он их воспринимает), а затем показывает несовместимость этих ценностей с жизнью в [обычном] мире», – объясняет профессор Франк. Он описывает в романе конфликт между человеческим стремлением к высокому и совершенному идеалу (любви или альтруистического сострадания) и долгой дорогой к его реализации. Во время этого человек чувствует разочарование, подавленность и может даже страдать от несчастий.

В январе 1868 г. после завершения первых пяти частей книги Достоевский написал в письме, что пытался написать роман о «прекрасном человеке в позитивном ключе» [12]. , – о том, кто оставляет положительный след во всём, что он делает, и в каждом человеке, которого встречает. Однако писатель был вынужден усложнить сюжет согласно реалистичности жизни, представив в нём три вида любви: любовь, возникающую из страсти и импульсивности; любовь, проистекающую из гордости или хвастовства, и христианскую любовь. Именно она, христианская любовь, и характеризует князя, это высшая любовь [13]. Выражение её можно увидеть в романе, когда с женщиной в возрасте 20 лет по имени Мари жестоко обращаются жители деревни. Князь думает, как помочь ей, и наконец, оставшись с ней наедине, целует её и говорит, что его любовь – не сексуальная любовь или какие-то скрытые мотивы, а это любовь из чистого сострадания к ней и его желания помочь [14].

В апреле 1864 года Достоевский написал в своей записной книжке, что в действительности не думает, что возможно достичь этой чистой сострадательной любви в контексте земной человеческой жизни [15].. Он отметил, что такая любовь является идеалом, к которому стремятся все, но «закон индивидуальности… “Я” [эго] сдерживает его». То есть само существование индивидуальности, в центре которой находится эгоистичное «Я», является величайшим препятствием на пути. Если человек хочет усовершенствовать себя до наивысшего возможного состояния, он должен искоренить свой эгоизм.

«Это величайшее счастье», – отмечает Достоевский.

Достоевский называет этот принцип «Законом гуманизма» (равнозначным «Закону Вселенной» или «Законам природы») и говорит, что вся история человечества и каждого отдельного человека – это только история «борьбы и стремления достичь этой цели». По его мнению, это необходимое стремление, но оно никогда не может быть достигнуто во всей своей полноте в этой жизни, исходя из самого определения самой жизни (если идеал будет достигнут, в жизни не будет никакого смысла).

«Человек на земле есть существо только развивающееся, следовательно, не оконченное, а переходное», – писал он [16]..

Достоевский не остановился на этом и сделал относительно революционный для современного мышления вывод. Он пришёл к выводу, что некая часть эгоизма или эго человека является его желанием воспроизводить потомство. Следовательно, жизнь на продвинутой стадии развития к высшему идеалу должна быть бесполой, то есть лишённой похоти  и эгоистичных желаний. Достоевский не просил нас, простых людей, воплощать это, но представил более высокое состояние, к которому неизбежно должен прийти развивающийся человек на своём пути стремления к идеалу.

Достоевский понимал, что желание воспроизводить потомство и удовлетворять желания является чем-то присущим нашей психике, и поэтому намерение превзойти это и идти к высокому идеалу обязательно противоречит нашей основной природе, и именно поэтому реализация такого намерения предполагает страдание. Но это страдание, которое должен испытать человек, по мнению Достоевского, «компенсируется райским наслаждением исполнения Закона».

По этой причине, среди прочего, князь Мышкин через своё сострадание и любовь не может изменить к лучшему некоторых персонажей, которых он видит на протяжении всего сюжета. Сам Мышкин встречает на своём пути испытание сексуальной любви, и это создаёт в его сознании внутренний конфликт, который ему трудно преодолеть.

Братья Карамазовы

В романе «Братья Карамазовы» (1880 г.) Достоевский намеревался атаковать другой аспект «интеллекта», который, по его мнению, создавал большие проблемы, – упорную приверженность разуму и логике и пренебрежение интуицией и верой. Он сделал это благодаря «Легенде о Великом Инквизиторе» в одной из глав романа, лежащей в основе произведения [17].

Легенда рассказана Иваном, одним из трёх сыновей Федора Карамазова, своему брату Алеше. Иван – атеист, а Алёша – монах, который выражает взгляды, противоположные атеистическому мировоззрению брата.

У Ивана проблема. Он не согласен принять возможность того, что мир основан на добре, и при этом в нём страдают невинные. Ему трудно понять это нелогичное, по его мнению, утверждение. Особенно Ивана беспокоят страдания детей, считающихся самыми невинными существами, которые ещё не должны подвергаться злу. Почему люди причиняют вред невинным детям?

Иван говорит, что «человек создал дьявола по своему подобию», и в ответ на это Алеша наивно поправляет его, что «Бог создал человека по своему подобию». Таким образом младший брат попадает в логическую ловушку, которую Иван приготовил для него: если добрый Бог создал человека по своему подобию, то он не будет создавать злого человека. И поэтому мир, в котором живут злые люди, мог быть создан не добрым богом, а только плохим богом.

Теперь вернёмся к легенде, которую рассказывает Иван, пытаясь полностью разрушить основы веры Алёши. Согласно легенде, Иисус во времена инквизиции вернулся в мир, в Севилью в Испании, чтобы облегчить страдания людей, исцелить больных и воскресить мёртвых. Люди в соборе Севильи узнают его и поклоняются ему, но лидеры инквизиции арестовывают Иисуса и приговаривают к сожжению.

Кардинал Севильи (Великий инквизитор) посещает его в его камере, чтобы сказать, что он больше не нужен церкви. Кардинал произносит монолог, в котором объясняет Иисусу, почему его возвращение мешает миссии церкви. Он говорит, что в прошлом сатана предлагал Иисусу управлять душами людей, но он ошибся и отказался, потому что хотел дать им свободу выбора. В результате его место заняла церковь, которая около 1500 лет уполномочена заботиться о людях.

Иван утверждает через Инквизитора, что Иисус был неправ, когда хотел дать людям свободу выбора. Человек слишком слаб, чтобы нести ответственность за такую ​​свободу, и доказательством того является нанесение вреда невинным детям. Инквизитор в противовес Иисусу действительно лишает людей свободы выбора, но, по крайней мере, он наказывает нечестивых за их действия и продвигает христианские ценности.

Таким образом, Достоевский выразил линию мысли многих нигилистов в России того времени, таких как Иван, которые считали, что доброго Бога нужно понимать с помощью логики, и пытались найти для этого логические аргументы. Но, как объясняет профессор Франк, сам того не замечая, Иван использовал легенду, указывающую на его же ошибку.

Бог хотел позволить людям свободно выбирать верить ли им не исходя из заранее логичных и рациональных доказательств, утверждающих, что Бог всемогущ и добр, а именно исходя из иррациональных условий, в состоянии иллюзии. Христианский философ и богослов Аврелий Августин (430–354 г.) объяснил это, заявив, что Бог, давший людям свободу выбора, дал им в рамках этой свободы возможность творить не только добро, но также и зло. Это основной тест для всех людей.

Таким образом, Достоевский подводит читателя к сути: трудно понять идеи Бога с помощью инструментов логического мышления. Такой опыт часто приводит к внутреннему конфликту, который разрешает только вера. Не вера, основанная на логических инструментах, а вера, основанная, собственно, на самой себе.

Остальная часть истории является своего рода ответом на легенду о Великом Инквизиторе: все персонажи должны поверить в кого-то или во что-то помимо себя, а не в простой, легкий и возможный исход для них. Все они призваны по-разному выходить за пределы своих эгоистичных границ, совершая иррациональное действие, которое противоречит их личным интересам. Таким образом, Достоевский намекает, что один из способов, позволяющих отказаться от своекорыстия и превзойти эгоизм, – это действовать вопреки логике.

Самый очевидный пример этого – суд над третьим братом, Дмитрием Карамазовым, обвиняемым в убийстве своего отца Федора после ссоры с ним. Дмитрий не убивал своего отца, но суд был начат после того, как против него были собраны весьма правдоподобные косвенные улики, указывающие на то, что он был убийцей. Дмитрий невиновен, и только те, кто отворачивается от всех, казалось бы, логических доказательств, – только те готовы поверить его словам. Только те, кто прислушивается к интуиции и к своему сердцу, а не к так называемым фактам, знают правду. Дмитрий осуждён, и Достоевский снова показывает нам, что иногда холодной логики недостаточно, чтобы понять правду, которая исходит от сердца.

Пророчество

Замыкают круг великих произведений Достоевского «Бесы» (1871 г.). Это роман, о котором мы упомянули в начале статьи, – пророчество о будущем, которое должно произойти в России, а также и на Западе. Как уже упоминалось, Достоевский предчувствовал подъём радикалов даже в своих ранних работах.  Но теперь предупреждал о приближающейся кульминации, а вместе с ней и о революции, которая действительно произошла в начале XX века, через несколько десятилетий после его смерти.

Сюжет книги Достоевского был навеян человеком по имени Сергей Нечаев, революционером-коммунистом, который возглавлял нигилистическое движение и поддерживал революционный терроризм. Его прозвали «большевиком ещё до большевиков». Он был причастен к убийству своего товарища и в итоге приговорён к 20-ти годам тюремного заключения, где и скончался. Осудили и членов его радикальной группировки.

Сюжет книги основан на материалах, собранных Достоевским по делу Нечаева. Достоевский хотел верить, что этих одержимых радикалов в конечном итоге могут «вылечить» бесы, которыми они были одержимы, но он также знал, что его надежды были далёкой мечтой. То, что он видел вокруг себя, и то, что описал в своём романе, было процессом загрязнения, заражения и разрушения, который радикалы навязали обществу в целом. Несмотря на это, «Бесы» — это произведение художественного творчества, а не историческая книга или публицистический репортаж. Достоевский отмечал, что это произведение, созданное его воображением. Однако, без сомнения, было сходство – реалистичное сходство с  глубинными процессами в обществе.

Спустя более чем 100 лет после публикации этой работы русский литературный критик Юрий Карякин, бывший сторонник Сталина, написал, что, когда Никита Хрущев, генеральный секретарь КПСС, произнёс свою знаменитую речь в 1956 году, в которой осудил культ личности Сталина и его преступления, близкий к нему профессор, интеллектуал, сказал ему с грустной улыбкой: «Но вы знаете, всё это есть в «Бесах». В 1936 году меня чуть не арестовали, потому что я читал эту новеллу… это были страшные ночи и поучительные: Мы читали «Бесов»… читали и не верили своим глаза … мы читали, останавливали друг друга почти на каждой странице: «Этого не может быть, как он знал [тогда] все это? «»[18]

Достоевский подаёт информацию в книге немного запутанно. На первых 100 страницах написано о любовных связях и интригах, цитируются причудливые разговоры и встречаются  нетрадиционные персонажи. Можно задаться вопросом: где же радикалы? Но Достоевский показывает читателю, что настоящие революционеры уже проявляются в повествовании. Они прятались, пока им не пришло время осуществить свои планы.

Итак, группа социалистов, идеалистов, авантюристов и преступников сговаривается в вымышленном провинциальном городке  вместе с другими ячейками революционеров захватить общество и привести русский народ к «счастью». В сложном сюжете задействовано около 50 персонажей.

Удивительно, но по мере развития истории выясняется, что «Бесы» – это не просто пророчество о внедрении коммунистической партии в России. Это серьёзное произведение, которое, как хрустальный шар, предсказывает появление самых радикальных движений и их сложных производных (вспомните, например, движение Антифа) за последние 100 лет. Достоевский пишет об их философии борьбы, об утопической концепции, которой они следуют, и об их готовности к убийствам, чтобы продвигать свою повестку дня.

Во второй части книги описывается, например, сборище «самых красных радикалов нашего древнего города». На встрече они обсуждают разные темы, такие как семья («суеверия»), моральная совесть («нет таких вещей, как мораль или аморальность») и «разделение человечества на две неравные части», когда десятая часть, элита, действует как правящий класс, в то время как остальные «должны отказаться от своей индивидуальности и стать стадом». Достоевский правильно предсказал, что разрушение ценностных устоев – необходимое условие любой революции. Это нанесёт ущерб существующей структуре общества и полностью разрушит его.

Ближе к концу книги один из ведущих радикалов говорит:

«Идея заключалась в том, чтобы систематически бросать вызов устоям, систематически разрушать общество и все принципы, чтобы сбить с толку всех и использовать всё в наших интересах, а затем, когда общество будет на грани краха, больное и избитое, циничное и скептичное, хотя и имеющее сильное рвение к самосохранению и некоторой руководящей идее, внезапно взять его в свои руки».

В этом году исполняется 150 лет со дня появления в журнале «Русский вестник» первых частей «Бесов». Учитывая различные бедствия, которые пережило человечество с тех пор, можно сделать печальный вывод о том, что человек, по-видимому, обучается медленно.

Использованная литература

. 1Джозеф Франк, «Достоевский / чудотворные годы, 1865–1871», 1995, с-412.
. 2Звание которое присваивается государством
. 3Оскар Уайльд, «Душа человека при социализме», catalog.hathitrust.org; Энциклопедия Britannica, «Анархизм как движение, 1870–1940», britannica.com
. 4На Достоевского также оказали влияние известный литературовед, атеист Виссарион Белинский и писатель Николай Гоголь, находящийся под влиянием французских утопистов.
. 5Джозеф Франк, «Лекции о Достоевском», Princeton University Press, 2019, стр. 54 Kindle edition
. 6Джозеф Франк, «Лекции о Достоевском», Princeton University Press, 2019, стр. 54 Kindle edition
. 7Достоевский, «Записки из Мертвого дома», глава 2 часть 2
. 8Толстой, «Философские сочинения» «Исповедь», 2015 г.
. 9Джозеф Франк, «Лекции о Достоевском», Princeton University Press, 2019, стр. 67 Kindle edition
. 10Достоевский, «Записки из подполья», ч. 1, гл. 2
. 11Достоевский, «Преступление и наказание», перевод М.З. и Лфобски, с. 359.
. 12Достоевский, «Полное собрание сочинений в тридцати томах», 1974.
. 13Достоевский, «Полное собрание сочинений в тридцати томах», 1974.
. 14Достоевский «Идиот», Часть I: Глава VI
. 15Достоевский, «Полное собрание сочинений в тридцати томах», 1980 г.
. 16Достоевский, «Полное собрание сочинений в тридцати томах», 1980, 20: 173.
. 17Джозеф Франк, «Достоевский: Мантия пророка», 2002, с-571.
. 18Юрий Карякин, «Достоевский и Канун XXI века», 1989, с-204.

 

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА