Можем ли мы прислушаться к советам старших? Редьярд Киплинг (справа) со своим отцом, Джоном Локвудом Киплингом, около 1890 года. (PD-US)
 | Epoch Times Россия
Можем ли мы прислушаться к советам старших? Редьярд Киплинг (справа) со своим отцом, Джоном Локвудом Киплингом, около 1890 года. (PD-US)

Молитва Редьярда Киплинга

Киплинг даёт нам ориентир, на который мы можем равняться
Автор: 16.10.2021 Обновлено: 16.10.2021 15:09
«Когда мне было 14 лет, — заметил однажды Марк Твен, — мой отец был настолько невежественным, что я едва мог выносить присутствие старика. Но когда мне исполнился двадцать один год, я был поражён тем, как многому он научился за семь лет».

Как и Марк Твен, некоторые дети закатывают глаза, когда родители, бабушки и дедушки дают им советы. 1960-е годы породили поговорку «Никогда не доверяй никому старше 30», в которую некоторые молодые люди верили до тех пор, пока не достигли среднего возраста и не стали родителями или не заняли руководящие должности. Тогда закатывание глаз резко прекращалось.

То же самое справедливо и в отношении некоторых писателей. В наш век некоторые презирают авторов за их взгляды на женщин, национальность или пол, и, хотя они могут быть такими же талантливыми и мудрыми, как Шекспир, Джейн Остин или Марк Твен, мы готовы выбросить их произведения на помойку, если они нарушают стандарты политкорректности нашей культуры.

Одной из первых жертв такой культурной казни стал Редьярд Киплинг (1865-1936).

Разрушенная репутация

Редьярд Киплинг в 1907 году получил Нобелевскую премию и был одним из самых популярных писателей в мире. А после смерти писателя по его произведениям были сняты голливудские фильмы «Книга джунглей» и «Ганга Дин». Его рассказы и поэзия регулярно попадали в антологии английской литературы. В моей собственной библиотеке есть не менее двух десятков его произведений.

Однако во время культурных потрясений последних 50 лет репутация Киплинга подверглась ударам нашего прогрессивного века. Школы исключили его произведения из своих учебных программ, он исчез из учебников — моё шестое издание учебника X. Дж.

Кеннеди «Литература» насчитывает 1859 страниц, но в нём нет ни единого упоминания о Р. Киплинге. И на сегодняшний день многие считают автора таких произведений, как «Ким»,

«Отважные капитаны» и поэмы «Если…», расистом, шовинистом, империалистом и женоненавистником.

Конечно, в этих обвинениях есть доля правды. В конце концов, Киплинг был человеком своего времени и сторонником империи. С другой стороны, если мы будем судить любого писателя прошлого по нашим современным стандартам, то, скорее всего, это шокирует наши современные чувства, так же, впрочем, как и наши собственные предрассудки, без сомнения, ужаснут или позабавят наших потомков через столетие.

Но если мы немного углубимся в прозу и стихи Киплинга, то обнаружим, что у писателя есть для нас несколько мудрых слов, несколько предостережений, которые мы игнорируем на свой страх и риск.

Империализм и национальное строительство

Многие сегодня осуждают Киплинга как империалиста, апологета Британской империи.

Давайте согласимся с ними.

Но, возможно, стоит прочитать его книгу «Человек, который стал бы королём» или посмотреть одноимённый фильм режиссёра Джона Хьюстона. История Р. Киплинга о двух британских бывших солдатах и мошенниках Дэниеле Дравоте и Пичи Карнехане, задумавших стать королями Кафиристана (Нуристан), который сегодня является частью Афганистана. Они намеревались поддержать племя, враждующее против другого, подмять под себя власть имущих, сделать себя монархами, а затем, как говорит Дравот в фильме, «разграбить страну на четыре стороны с воскресенья».

Их план почти срабатывает, но в конце концов коренные жители казнили Дэниела, а Пичи возвратился в Индию с подорванным здоровьем и рассудком, где вскоре умер.

Это звучит не как гимн империализму, а как предупреждение о его опасностях. Учитывая последние события в Афганистане, приведшие к катастрофе, мы могли бы призвать наших лидеров обратиться к рассказу Р. Киплинга о высокомерии и его последствиях, прежде чем отправляться в наше следующее зарубежное приключение.

Раса

Учитывая репутацию Киплинга, чему, спросят некоторые с презрительной усмешкой, он мог бы научить нас по расовым вопросам? Если коротко, то терпимости и уважению.

В своей поэме «Ганг Дин» Киплинг создаёт героя — Ганга Дина, «полкового бхисти», или водоноса, который спасает раненого британского солдата, перевязывает его рану, даёт ему воды, а затем погибает от пули. Его товарищи и солдаты смотрели на Ганга Дина свысока, но поэма заканчивается такими словами:

«Хоть я тебя ремнём и бил плашмя, / Клянусь Богом, который тебя создал, / Ты лучше меня, Ганга Дин!»

В «Балладе о Востоке и Западе» Киплинг возвращается к теме уважения вне зависимости от расы или вероисповедания в начале и в конце стихотворения:

О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут,
Пока не предстанет Небо с Землёй на Страшный господень суд.
Но нет Востока, и Запада нет, что племя, родина, род,
Если сильный с сильным лицом к лицу у края земли встаёт?

В «Киме», возможно, лучшем из своих художественных произведений, Киплинг вводит множество персонажей в свою историю об Индии. Уделяется особое внимание ирландскому сироте и бродяге мальчику Киму и его буддийскому наставнику ламе. Хотя в рассказе мы можем заметить некоторые расовые предрассудки, эти настроения были характерны для той эпохи. В целом Киплинг реалистично изображает всех своих персонажей, независимо от касты или цвета кожи, а в ламе мы видим святого человека, который относится ко всем с уважением и доброжелательностью, независимо от их убеждений или цвета кожи.

Воспитание детей, особенно мальчиков

Когда речь идёт о воспитании молодёжи и формировании характера, мы впадаем в замешательство. Нам не хватает универсального морального стандарта, мы часто не можем своими словами и делами подать хороший пример нашим детям, а подростки могут попасть под негативное влияние электронной культуры.

И здесь Киплинг может дать нам ориентир, на который мы можем равняться. Например, его роман «Отважные капитаны» рассказывает о богатом, эгоцентричном подростке, который упал за борт и был спасён португальскими рыбаками. В своём эссе «Американский мальчик» Теодор Рузвельт говорит об этой книге, что она «самым живым образом описывает, каким должен быть и что должен делать мальчик.

В начале повествования герой изображён как чрезмерно избалованный ребёнок богатых родителей, типаж, который мы иногда, к сожалению, видим, и, по сравнению с которым, мало найдётся вещей более отвратительных на просторах Земли. Затем этого мальчика оставляют на произвол судьбы в незнакомой для него обстановке и заставляют упорно трудиться среди товарищей, которые являются настоящими мальчиками и настоящими мужчинами, выполняющими настоящую работу. Эффект сложно переоценить».

В стихотворении «Если…» Киплинг даёт нам более лаконичную формулу превращения мальчиков в мужчин. В 32 строках этого стихотворения мы открываем магию этого преображения. Моё мнение об этом стихотворении вы можете найти в моём онлайн-эссе в The Epoch Times «Ты будешь мужчиной, сын мой»: Редьярд Киплинг о мужественности.

Предупреждён — значит вооружён

Киплинг сделал несколько предупреждений о бедах, которые сейчас терзают нашу страну. Его поэма «Боги азбучных истин» с её предостережениями против нарушения или отказа от морального кодекса сегодня более актуальна, чем тогда, когда Киплинг писал её. Эти азбучные истины представляли собой сентенции или пословицы в верхней части страницы тетради, которые ученики затем переписывали снова и снова, чтобы развить свой почерк.

После перечисления горестей и печалей, постигающих нас, когда мы игнорируем вечную мудрость, он заканчивает поэму следующим стихом:

А когда, довершая дело, Новый мир пожалует к нам,
Чтоб воздать нам по нуждам нашим, никому не воздав по грехам, —
Как Воде суждено мочить нас, как Огню положено жечь,
Боги Азбучных Истин нагрянут, подъявши меч!

Традиции и здравый смысл, говорит нам Киплинг, будут побеждены в грядущем придуманными идеями «богов рынка».

В 1897 году он написал поэму «Молитва». В ней нет ничего от шовинизма, в котором поэта обвиняют. Наоборот, его стихотворение — это мрачное напоминание о непостоянстве империи и власти. Смирение, а не высокомерие — тема поэмы. Последняя строфа из неё:

За то, что лишь болванки чтим,
Лишь к дымным жерлам знаем страх
И, не припав к стопам Твоим,
На прахе строим, сами прах,
За похвальбу дурацких од,
Господь, прости же Свой народ!

Давайте посмотрим назад, чтобы двигаться вперёд

В рассказе Ринга Ларднера «Зона тишины» одна из героинь — мисс Лайонс, больничная медсестра, беспрерывно болтает с бедолагой, находящимся на её попечении. В какой-то момент повествования она рассказывает ему о мужчине, с которым встречается, цитата:

«Мы говорили о книгах и чтении, и он спросил меня, люблю ли я поэзию (poetry), только он назвал её poultry (дичь), и я ответила, что без ума от неё, а Эдгар М. Гуэст был моим любимцем, а потом я спросила его, нравится ли ему Киплинг, и что вы думаете, он ответил? Он сказал, что не знает; он никогда не пробовал киплинга».

Эта последняя фраза не выходит у меня из головы с тех пор, как мы с одноклассниками читали этот рассказ на уроке литературы в старших классах. Тогда это было смешно и до сих пор вызывает у меня улыбку.

Мы подвергаем себя серьёзной опасности, когда игнорируем мудрость, накопленную нашими предками. Может быть, уже пришло время всем нам попробовать киплинга… вернее, Киплинга.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА