Остроумие американского писателя Марка Твена (1835–1910) актуально и сегодня. Гравюры и фотографии Библиотеки Конгресса США. (Public Domain)  | Epoch Times Россия
Остроумие американского писателя Марка Твена (1835–1910) актуально и сегодня. Гравюры и фотографии Библиотеки Конгресса США. (Public Domain)

Остроумие и мудрость Марка Твена

«Мои книги подобны воде; книги великих гениев подобны вину. К счастью, воду пьют все», — сказал Марк Твен.
Автор: 15.01.2022 Обновлено: 15.01.2022 08:36

Это была эпоха «позолочённого века»

С 1870–1900 годы в Соединенных Штатах период невероятного технологического прорыва и роста производства. Именно тогда Америка изменилась навсегда. Такие люди, как Джон Д. Рокфеллер, Корнелиус Вандербильт и Эндрю Карнеги, строили промышленные империи, железные дороги пересекали страну, а мужчины и женщины массово покидали небольшие города и фермы, чтобы работать в городах с иммигрантами, прибывшими в страну.

Наряду с изменениями широко распространилась политическая коррупция как в федеральном правительстве, так и в политических учреждениях крупных городов. Жадность и алчность власти привели к двуличию.

В это же время активно проводятся социальные реформы. Благотворительные организации, часто создаваемые и управляемые различными религиозными конфессиями, стремились помочь бедным и немощным. Они строили больницы, лоббировали улучшение санитарных условий в быстрорастущих городах и повышение безопасности на рабочих местах. Некоторые журналисты стали расследовать всё, от коррумпированных чиновников, таких как Босс Твид, до условий в психиатрических больницах.

Среди них были Марк Твен и Чарльз Дадли Уорнер, которые написали в 1873 году книгу «Позолочённый век: сегодняшняя сказка». Эта книга являла собой сатиру на злобу дня, когда золото прогресса и обещанное процветание скрывали страдания и бедность многих людей. Именно название книги позднее дало название этой эпохе.

Великий американский афорист

Даже если мы никогда не читали, но все знаем о Марке Твене — Сэмюэле Лангорне Клеменсе как об авторе таких книг, как «Приключения Гекльберри Финна», «Приключения Тома Сойера», «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура» и «Жизнь на Миссисипи» (не смотря на непочтительность и сатиру Твен считал своей лучшей работой «Личные воспоминания Жанны Д’Арк», вымышленный рассказ о жизни святой воительницы. О ней он писал: «Она простая и самая уникальная личность, которую когда-либо создавала человеческая раса»).

Те, кто изучал книги, журналистику, выступления и переписку Твена, нашли золотой смысл в его эпиграммах и афоризмах. Пол М. Залл и Алекс Айрес — лишь двое из этих литературных археологов. Они собрали почти 600 наблюдений и остроумных высказываний Твена в книге «Марк Твен смеётся: юмористические анекдоты Сэмюэля Л. Клеменса и о нём» (Университет Теннесси Пресс, 1985, 200 страниц). Чуть позже вышла вторая книга «Сильное преувеличение»: остроумие и мудрость Марка Твена» (Барри и Дженкинс, 1988, 260 страниц). К сожалению, сейчас они не переиздаются. Именно из этих двух источников я почерпнул цитаты, приведённые здесь.

Сегодняшние заголовки

Несмотря на то, что Твен умер более века назад, его наблюдения остаются актуальными и смешными сегодня. Даже в отношении наших текущих политических баталий и фиаско некоторые из его комментариев получают отклик.

Например, если вы следили за текущими сражениями на школьных досках, Твен нанёс сокрушительный удар:

«Во-первых, Бог создал идиотов. Это было для практики. Потом он сделал школьные доски».

О Конгрессе писатель в книге 1897 года «По экватору» сказал:

«Вероятно, фактами и цифрами можно доказать, что не существует явного коренного американского класса преступлений, кроме Конгресса».

В своей речи 1901 года он даже привёл наблюдение, похожее на вирус COVID-19 и настоятельное требование правительства о проведении обязательной вакцинации:

«Чьей собственностью является моё тело? Наверное, моей. Я так считаю. Если я экспериментирую с ним, кто должен отвечать за это? Я, а не государство. Если я сделаю необдуманный выбор, погибнет ли государство? О, нет».

Свобода слова

Все мы знаем о дубинках, которыми некоторые пользуются в социальных сетях, чтобы победить людей, чьи позиции и мнения им не угодны. Вместо того, чтобы вступать в споры или дискуссии, они предпочитают запугивать тех, кто им неприятен, тем самым отбрасывая Первую поправку на обочину.

Твен, видимо, в своё время столкнулся с какой-то версией этого издевательства, о чём свидетельствует комментарий 1907 года:

«Во всех вопросах, касающихся мнений, наши противники безумны».

Стоим ли мы на стороне левых или правых в политике, кто из нас временами не смотрел на оппонентов и не считал, что им не хватает нескольких лампочек в люстрах, которые освещают их мозги?

В «Толстяке Уилсоне» Твен пишет:

«Если бы все думали одинаково, никто не играл бы на скачках».

Патриот

Несмотря на то, что Твен часто критиковал правительство, политиков и внешнюю политику, он всю жизнь оставался сторонником американских идеалов. Он любил свою страну и постоянно защищал Америку от критики европейцев, утверждая, например, о свободе, что «её посеяла именно американская революция».

В речи 1890 года Твен заметил:

«Нас называют нацией изобретателей. И это так. Мы могли бы по-прежнему претендовать на этот титул и носить его с гордостью, если бы остановились на первом нашем изобретении — свободе человека».

В сочинении 1905 года «Монолог царя» он напоминает нам о том, о чём многие люди сегодня забыли:

«Современный патриотизм, истинный патриотизм, единственный рациональный патриотизм — это постоянная преданность нации, верность правительству, когда оно этого заслуживает».

Другая сторона человека

Несмотря на то, что Твен умел резко и остро критиковать и не терпел дураков, у него была добрая и чувствительная натура. Он очень любил жену Оливию и после её смерти впал в депрессию. Две из трёх его дочерей умерли в возрасте 20 лет, и Твен почувствовал себя раздавленным от этих утрат.

Он часто был добр к друзьям. Одним из известных примеров его щедрости является помощь, которую он оказал другу, бывшему президенту Гранту, в публикации его мемуаров. Грант умирал от рака и торопился закончить свою книгу, чтобы после смерти обеспечить доход жене Джулии и семье. Твен заключил с ним сделку по изданию его книги, которая в то время стала бестселлером, более чем обеспечивала потребности Джулии. Она до сих пор издаётся.

Его добродетель также встречается в публичных и частных произведениях.

Например, в книге «Мои ранние годы» Уинстон Черчилль описывает встречу с Твеном и просит его подписать «работы в мою пользу». Черчилль писал, что Твен сделал это, «и в первом томе он написал следующую максиму, чтобы передать мягкое предостережение:

«Делать добро — благородно; учить других делать добро благороднее, и в этом нет проблем».

Хотя сам Твен не был ангелом, особенно в молодые годы, но с возрастом он изменился. Мы замечаем в нём растущую нежность.

В «Том Сойер за границей», опубликованном в 1894 году, он написал:

«Чем больше вы разделяете с людьми их радости и печали, тем ближе и дороже они вам становятся. … Но печаль и горе сближает вас».

А в 1901 году в «Советах молодежи» он написал знаменитую фразу: «Всегда поступай правильно. Некоторых это порадует, а остальных удивит».

Совет для родителей

В книге «Сильно преувеличено» Айерс пересказал речь 1879 года, которую Твен произнёс на банкете в честь президента Гранта. В тот вечер он был на трибуне последним, а было это в три часа ночи, и к этому времени, можем предположить, зрители хотели спать. Тем не менее, по словам Айерса, Твен произнёс одну из лучших речей в своей жизни «Дети».

«Дети — национальное достояние, — сказал он зрителям. — Среди трёх-четырёх миллионов колыбелей, которые сейчас качаются на земле, есть такие, которые народ сохранил бы на века как священные, если бы мог знать их».

Затем Твен сообщил о ребёнке:

«Он предприимчив, неудержим и полон беззаконий. Делайте, что хотите, вы не можете остановить его. … Пока вы в здравом уме, никогда не молись за близнецов. Близнецы равносильны постоянному бунту. И нет никакой разницы между тройняшками и восстанием».

Вода и вино

В «Записных книжках» Твена есть запись 1885 года:

«Мои книги подобны воде; книги великих гениев подобны вину. К счастью, воду пьют все».

«Классика, — сказал Твен в другом выступлении, — это то, что все хотят прочитать, и никто не хочет читать».

Замечание Твена юмористическое и правильное, как и многие его эпиграммы, но, как ни парадоксально, его произведения сегодня считаются классическими. Время превратило воду в вино. Его книги и слова — всё ещё бьющееся сердце американской литературы и часть западной литературы.

Что касается его известного комментария о классике, возможно, его наблюдение заставит нас задуматься. Когда мы перестаём слышать голоса прошлого, затыкаем уши, чтобы не слышать советы и наставления, то становимся детьми, потерянными мальчиками и девочками без карты и компаса.

Когда мы читаем великих писателей прошлого, в том числе Марка Твена, у нас есть возможность сделать эти навигационные инструменты своими.

Джефф Миник — писатель и преподаватель литературы из США. Следите за его блогом на JeffMinick.com.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА