Фото: culture.ru | Epoch Times Россия
Фото: culture.ru

Рождество в русской литературе: прошлое и настоящее

Спешите делать добро...
Автор: 06.01.2022 Обновлено: 06.01.2022 21:51
Неистребима и вечна вера человека в чудо. Особенно сильно она проявляется в зимние праздники. Новогодняя ночь, время от рождественского Сочельника до Крещения — это время, когда и стар и млад желают друг другу, чтобы, по чудесному стечению обстоятельств, болезни, неудачи, вражда и безденежье остались в прошлом, за чертой, которая отделяет нас от Нового года и нового счастья.

Традиционно в новогоднюю ночь под звон курантов люди загадывают желания и искренно верят до самой старости, что всё-таки чудо произойдёт.

На вере в чудо и основано такое замечательное явление в западной и русской литературах как рождественский или святочный рассказ. Основателем этого жанра по праву считается английский писатель Чарльз Диккенс (1812—1870).

Чарльз Диккенс был уже весьма знаменитым писателем, когда учёный-экономист Саутвуд Смит, представитель прогрессивной английской интеллигенции, член правительственной комиссии по вопросам детского труда, попросил его, пользовавшегося всенародной популярностью и уважением, выступить в печати за проведение закона об ограничении рабочего дня на заводах и фабриках.

Он сообщил Диккенсу поистине потрясающие данные о чудовищных условиях труда фабричных рабочих и, в частности, факты об эксплуатации детей на промышленных предприятиях.

Диккенс с интересом принял предложение, тем более что с этой проблемой английской действительности писатель был знаком не понаслышке: из-за финансовых проблем своего отца юный Чарльз Диккенс несколько лет провёл на фабрике рабочим и узнал «на своей шкуре», что такое эксплуатация детей на английских предприятиях.

Диккенс полностью разделял взгляды Смита и его прогрессивных единомышленников и согласился написать памфлет «К английскому народу, в защиту ребёнка-бедняка», но затем отказался от этого намерения, решив выступить с протестом против эксплуатации не как публицист, а как писатель.

«…Не сомневайтесь, — писал Диккенс Смиту, — что, когда вы узнаете, в чём дело, и когда узнаете, чем я был занят, — вы согласитесь с тем, что молот опустился с силой в двадцать раз, да что там — в двадцать тысяч раз большей, нежели та, какую я мог бы применить, если бы выполнил мой первоначальный замысел».

Творчеству Диккенса всегда было свойственно соединение реализма с мечтой о чуде: он сумел соединить в новом произведении мрачную действительность своего времени с вечной темой чуда Рождества Христова.

Так появились Рождественские повести. Главные герои нового жанра — дети. Ведь Рождество в христианском мире — это «праздник младенцев». Бедные замёрзшие сироты получают чудесные подарки судьбы в ночь перед Рождеством: они обретают родителей. Или попадают в гости к благородным людям, которые берут на себя заботу об их судьбах.

Идею создания жизнеутверждающих чудесных историй к Рождеству с энтузиазмом подхватили во всём христианском мире. Россия не стала исключением. Тем более что у русских писателей уже был большой опыт создания святочных произведений, отражающих народные представления о чудесах в «ночь перед Рождеством».

Подтверждением этому служат баллады В. А. Жуковского «Людмила» и «Светлана», «Вечера на хуторе близ Диканьки или Ночь перед Рождеством» Н. В. Гоголя. Но вы ведь помните, что главным в этих произведениях была тема чуда без какой-либо поучительной нагрузки.

После рассказов и повестей Чарльза Диккенса, которые стали необыкновенно популярны в России в конце сороковых годов XIX века, тема чуда у русских писателей получила своё нравственное развитие: помоги нуждающемуся, спаси, исцели, огради — твори добро, и пусть твой поступок станет чудом для кого-то.

Характерно, что сразу наметилось различие между западноевропейским рождественским рассказом и русским. В западной традиции было, да и есть оканчивать рождественский рассказ победой добра над злом, то есть счастливый конец обязателен.

У русских писателей не так. Здесь очень даже возможен драматичный или даже трагический конец. Перечитайте рассказ Фёдора Достоевского «Мальчик у Христа на ёлке». Бедный мальчик замерзает на заснеженной улице в канун главного христианского праздника. Ребёнок умирает, а его душа оказывается в прекрасном зале с сияющей ёлкой и подарками под ней. Сам Христос позвал сироту на праздник.

Это так печально и торжественно. Печально потому, что никто на улице в предпраздничный вечер не заметил замерзающего бедного ребёнка. Эту новеллу можно воспринять как призыв автора: люди, спешите делать добро.

Рассказ Антона Павловича Чехова «Ванька» — классика жанра рождественского рассказа. Напомним сюжет: Ванька Жуков, сирота, отданный дедом «в люди» ночью пишет ему письмо.

Это письмо — крик души маленького человека: «Милый дедушка, забери меня отсюда».

Ребёнок живёт в чужой семье на правах прислуги на всё. Хозяин и хозяйка его обижают. Единственный родной человек — дед — далеко в деревне. Письмо пишется в канун Рождества. Мальчик так трогательно просит деда напомнить господам, у которых тот служит ночным сторожем, передать для него, Ваньки, золочёный орех. Ванька, уверен, что господа помнят, как учили его грамоте.

Мальчик обещает деду слушаться его во всём и помогать. Ребёнок искренне верит, что дед сжалится над ним и заберёт в деревню. Письмо Ванька написал искреннее и толковое, и на душе стало светлее. Мальчик уверен, что дед, как получит письмо, сразу приедет за ним. Осталось только адрес написать, заклеить конверт и опустить в почтовый ящик на улице.

Ванька пишет адрес: «На деревню. Дедушке». И бежит, но ночной улице опускать письмо. Всё. Теперь он будет ждать деда. Долго. А у нас на душе будет очень неспокойно. Нам будет жаль мальчика. Этого мудрый Антон Павлович и добивался от нас: пожалейте Ваньку. Разбудите свои души, оглянитесь вокруг. Помогите, кому в эти праздничные дни одиноко и холодно.

В творчестве Александра Ивановича Куприна тоже есть замечательное произведение в жанре рождественского рассказа: это «Чудесный доктор». Рождество — семейный праздник. А семья безработного Мерцалова переживает глубочайший кризис.

После тяжёлой болезни отец семейства лишился работы. Семья быстро нищает. В Сочельник отец семейства ушёл из дома в надежде хоть где-то раздобыть денег. Мать посылает двух сыновей, по сути, побираться на улицу, сама она осталась с тяжело больной дочерью. Одного ребёнка недавно уже похоронили. Мальчики бродят по праздничному городу в толпе нарядных и весёлых людей.

Завтра Рождество: людям нужно купить подарки родным и близким, нужно накрыть праздничные столы. Дети без зависти, но с удивлением рассматривают витрины богатых магазинов. Чего тут только нет: ананасы, конфеты, пирожные, игрушки, наряженные ёлки.

А они живут в сырой, холодной и тёмной комнате. Нет денег на дрова, нет денег на лекарство для сестры. Вечером возвращаются мальчики домой. Они ничего не смогли сделать, их просто прогнали от порога богатого дома.

И отец вернулся ни с чем. Он в полном отчаянии от безысходности. Уходит опять из дома. В голову приходят мысли о самоубийстве.

В отчаянии и одиночестве бродит мужчина по заснеженному парку. И тут происходит чудо. Рядом оказывается пожилой господин, который настойчиво приглашает озлобленного мужчину к беседе, тактично преодолевая его раздражительность и даже грубость.

Оказалось, что странный господин — доктор. Он просит Мерцалова позволить ему осмотреть больную дочь. Вместе с отцом семейства доктор спускается в холодную комнату. Осматривает девочку, оставляет рецепт. А под рецептом оказались деньги.

Тут же были куплены дрова и лекарство. И работа нашлась. И жизнь наладилась. Александр Куприн в своём рассказе соединил вымысел с действительностью. Он соединил образ «чудесного доктора» с образом великого русского хирурга Пирогова, который в конце своей жизни прославился благотворительностью и отзывчивостью на чужую беду.

К сожалению, эта замечательная рождественская тема на долгие годы исчезла из русской литературы. Да что там литературный жанр? Само Рождество Христово было под запретом несколько десятилетий. Даже ёлка была запрещена как один из символов разрушенного побеждённого мира.

Только в 1934 году, то есть через 17 лет после революции, в Москве состоялась первая Кремлёвская ёлка. Но это уже был другой, светский, праздник. Советские люди тоже ждали чуда в зимний праздник. Тоже наряжали ёлки. Но на макушке советской ёлки горела пятиконечная звезда, а не Вифлеемская — восьмиконечная.

Многие советские авторы писали хорошие рассказы и повести о том, как на Новый год за праздничным столом у ёлки собирается вся семья. Вспомните повесть А. Гайдара «Чук и Гек». Вероятно, это можно назвать своеобразной трансформацией рождественского жанра.

Русские, оказавшиеся в эмиграции, смогли на какое-то время сохранить рождественские традиции своей родины. Русские эмигранты первого и второго поколения отмечали Рождество Христово по всем правилам. Богатые русские помогали тем, чьи судьбы за границей оказались не так счастливы, как у них.

Писатели Иван Бунин, Иван Шмелёв, Александр Куприн в своём зарубежном творчестве не раз обращались к теме православного Рождества. Особенно душевно и ярко это получилось у Ивана Шмелёва в «Лете Господнем».

Вот именно так до революции встречали Рождество Христово в православных семьях. Именно так славили Христа, так принимали поздравления и поздравляли сами. Так помогали бедным и больным.

К великому сожалению, несколько поколений русских людей сформировались и выросли без памяти об этом великом празднике. А если и читали Достоевского, Чехова и Куприна, то не обращали внимания на тему Рождества в творчестве этих писателей.

«Лето Господне» Шмелёва появилось на родине писателя только в 90-е годы ХХ в., то есть через 40 лет после его смерти.

Недавно в современной России стали появляться на полках библиотек и книжных магазинов сборники повестей и рассказов дореволюционных писателей о Рождестве Христовом. Сегодня мы можем читать эти добрые и поучительные истории своим внукам и рекомендовать к прочтению детям и молодёжи. Мы можем подарить такую замечательную книгу на Рождество своим друзьям.

В наши дни традиция жанра рождественского рассказа в России возрождается. Отрадно, что хорошие современные прозаики возвращаются в своём творчестве к теме преображения человеческой души в канун праздника Рождества. Очень рекомендуем прочитать рассказ Бориса Екимова «Тёплый хлеб». Это рассказ о наших буднях, вдруг освещаемых в Святую ночь светом настоящей любви.

У современного прозаика, Ларисы Подистовой, есть рассказ «Рождество, мама». Эта небольшая новелла о том, как обычные люди, далёкие от традиций своих предков, просто потому, что любят своих родителей, оказываются вместе на праздновании Рождества Христова. Это ведь тоже своеобразное рождественское семейное чудо.

Лариса Михайлова

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА