И. А. Бунин и В. Н. Муромцева-Бунина. 1910-е годы | Epoch Times Россия
И. А. Бунин и В. Н. Муромцева-Бунина. 1910-е годы

Вера Муромцева-Бунина и её «Беседы с памятью»

Обладая незаурядными литературными способностями, она написала замечательные воспоминания о своём муже — Иване Бунине
Автор: 03.02.2022 Обновлено: 03.02.2022 09:01

В день её кончины друг, писатель-эмигрант, писал:

«Если бы не бояться громких слов, то говорить надо бы от „лица русской литературы… Кто в русском Париже Веру Николаевну забудет, кто не почувствует, что без неё русский Париж уже не тот, каким был прежде?.. Однако для будущего важнее то, чем была Вера Николаевна для своего мужа. Не всем большим, даже великим русским писателям — надо ли называть имена? — посчастливилось найти в супружестве друга не только любящего, но и всем существом своим преданного, готового собой пожертвовать, во всём уступить, оставшись при этом живым человеком, не превратившись в безгласную тень… Обо всём этом когда-нибудь будет рассказано обстоятельно…».

3 апреля 1961 года в Париже умерла Вера Николаевна Муромцева-Бунина, вдова всемирно известного русского писателя, лауреата Нобелевской премии Ивана Алексеевича Бунина. Она пережила мужа на восемь лет. Все эти годы были наполнены памятью о муже. Она уже давно поняла, что судьба ей уготовила встречу с необыкновенным человеком и писателем. Вера Николаевна считала, что знает своего мужа лучше всех на этой земле, ведь их брак продлился 46 с половиной лет. Обладая незаурядными литературными способностями, она написала замечательные воспоминания о своём муже — книгу «Жизнь Бунина», очерки «Беседы с памятью», книгу «Отроческие годы И. А. Бунина», публиковала рукописи из литературного наследия мужа.

Воспоминания В. Н. Муромцевой-Буниной чрезвычайно ценны для понимания личности и изучения творчества знаменитого писателя. Все годы совместной жизни она вела обширные дневники, они и составили фактическую основу мемуаров.

Прах супругов Буниных покоится на парижском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа в одной могиле. И имя Веры Николаевны теперь неотделимо для нас от имени её великого мужа. Невольно возникает вопрос: и откуда только такие женщины берутся?

Вера Муромцева родилась в октябре 1881 года в Москве в дворянской семье с давними аристократическими традициями. Муромцевы издавна были известны и уважаемы. Муромцевы — это учёные и политические деятели. Девочка Вера с детства жила в атмосфере лучших традиций русского дворянства. Она получила прекрасное домашнее образование: в совершенстве знала четыре иностранных языка, хорошо разбиралась в зарубежной и русской литературе, музыке, сама играла на фортепиано, а потом, как это стало привычным в России конца XIX века, девушка училась в университете, изучала химию.

Она была красива, имела возможность хорошо одеваться, бывать в театре и на выставках, то есть жизнь вела интересную и насыщенную. У Веры Муромцевой было много поклонников, но она отличалась не только античной внешностью, но и некой холодноватостью и избыточной рассудительностью в отношениях с молодыми людьми. Замуж не спешила. Одно из увлечений девушки была новая русская литература. С большим энтузиазмом Вера участвовала в литературных вечерах. У неё были любимые авторы, встречи с которыми запоминались и будоражили. Один из таких авторов — Иван Бунин. Она запомнила первую встречу с ним летом 1898 года. Он её тогда даже не заметил.

А вот на литературном вечере 1906 года, который состоялся на квартире молодого писателя Константина Зайцева. Вера была не просто замечена Иваном Алексеевичем — она была им атакована. День встречи, 4 ноября 1906 года, описан в её дневнике. Ему было в то время 36 лет, и он был женат. Она была на десять лет моложе.

О том, что писатели и поэты влюбчивы, знают все. И Вера Николаевна знала. Ей претил богемный образ творческих людей. Ивана Алексеевича, конечно, нельзя было отнести к богеме Серебряного века, но не заметить в его творчестве особой страстности и внимания к любовным отношениям было невозможно. Да и сегодня, когда, кажется, с любовной сферы человеческой жизни сдёрнуты все покровы, произведения Ивана Бунина будоражат особой утончённой эротичностью.

В апреле 1907 года они отправились из Москвы в путешествие по странам Востока — Египет, Палестина, Сирия. С этого путешествия и началась их совместная жизнь.

Как писал классик:

«Они сошлись. Волна и камень, стихи и проза, лёд и пламень не столь различны меж собой».

Со стороны двадцатишестилетней, отличающейся сдержанностью девушки из хорошей семьи это был безрассудный поступок, достойный большого удивления и сожаления. Родители, естественно, были против такого союза. Но Вера, как вы понимаете, пренебрегла волей родителей, мнением друзей и знакомых. Она сделала свой выбор, как оказалось, раз и навсегда. Вот запись из её дневника:

«Когда близкие люди говорили мне, что я жертвую собой, решаясь жить с ним вне брака, я удивлялась».

Обвенчались они уже в другой жизни — в эмиграции. Они венчались в Париже в 1922 году, когда Бунин получил известие из России, что его жена скончалась.

Но вернёмся в 1907 год. Странствию на Восток Бунин посвятил цикл рассказов «Тень птицы» (1907 — 1911). Эти рассказы сочетали в себе дневниковые записи, легенды древних народов, экскурсы в историю. Проза и стихи Бунина обрели новые краски и, если можно так выразиться, налились соком. Академия наук присудила Ивану Бунину в 1909 году две Пушкинских премии. В этом же году он был избран почётным академиком.

Бунин шёл в литературе своим маршрутом. Он не примыкал ни к какому литературному течению Серебряного века. По единодушному мнению историков литературы прошлого и настоящего творчество Ивана Бунина — это продолжение традиций классической русской литературы, это эволюция творческих методов и гуманистических идей Пушкина, Достоевского, Толстого, Чехова. Бунин не экспериментировал со словом и формой: он писал прекрасным чистым русским языком. Темы его произведений соответствовали новому времени, но форма, в какую он облекал актуальные для начала двадцатого века проблемы, была совершенно классической: никаких экспериментов, никакого модерна, никакого авангарда.

Вера Николаевна в те годы наслаждалась чувством, что она не ошиблась в спутнике жизни. Она считала, что быть избранницей такого человека, как Иван Бунин — это большое счастье. В 1910 году пара опять отправилась в большое путешествие: это опять был Египет, а затем отправились на Цейлон.

По признанию Бунина путешествия в его жизни играли огромную стимулирующую роль. Жизнь писателя до краёв наполнена новыми впечатлениями, творчеством и любовью. Жизнь Веры Муромцевой наполнена только любовью. Все впечатления, все заботы, все радости связаны с Иваном. Только вот почему-то она называет его Яном. Вера Николаевна отчасти знает любовные драмы Ивана Алексеевича, какие он пережил до встречи с ней. Она ревнует его к прошлому и хочет, чтобы в их совместной жизни было всё по-другому, всё по-новому. Иваном он был в прошлой жизни, а теперь он — Ян. Вот такой маленький женский каприз обнаружил в характере Веры Николаевны способность творчески подходить к действительности. Эта особенность очень ей помогла в дальнейшем.

Иван Алексеевич любил повторять слова своего отца: «Я не червонец, чтобы всем нравиться». Да, действительно, тяжёл был характер классика. Он это сам признавал, но корректировать свою натуру не собирался. В обращении с людьми он часто бывал высокомерен, холоден, в беседах и спорах беспощаден и «ядовит», по собственному его выражению. Однако Вера Николаевна в «Беседах с памятью» убедительно доказывала, что она и только она знает настоящего Бунина.

«Я знала, — пишет она, — каким обаятельным и неистощимым в веселье бывает он, когда ему приятно общество».

Надо сказать, что общество ему редко бывало приятным. Исключение он делал для дам. И Вера Николаевна не могла этого не замечать. Ян преображался, становился улыбчивым и любезным, комплименты были тонки и изысканы. Даже цвет глаз менялся: обычно серые глаза становились ярко-голубыми или зелёными. Да, он любил нравиться женщинам, это для мужчин он был «не червонец».

Рядом с таким необыкновенным человеком Вера Николаевна сама постепенно становится необыкновенной. Естественная женская ревность у неё трансформируется в особенное восприятие мужниных увлечений: Ян — творческий человек, ему просто необходимо состояние влюблённости для того, чтобы создать свой очередной шедевр о любви. Но всё-таки она оставалась главной женщиной в жизни Бунина. И Вера Николаевна это знала.

Об отношении Бунина к женщинам русский литератор-эмигрант, хорошо знавший его семью, писал:

«У него были романы, хотя свою жену, Веру Николаевну, он любил настоящей, даже какой-то суеверной любовью. Я глубоко убеждён, что ни на кого Веру Николаевну он не променял бы. И при всём этом он любил видеть около себя молодых, талантливых женщин, ухаживал за ними, флиртовал, и эта потребность с годами только усиливалась. Автор „Тёмных аллей“ хотел доказать самому себе, что он ещё может нравиться и завоёвывать женские сердца».

Казалось бы, у Веры Николаевны с годами выработался психологический иммунитет, и ей уже совсем не больно. Но… На склоне лет у Ивана Алексеевича случился серьёзный и мучительный роман с женщиной, которая была моложе его на тридцать лет. Это была талантливая писательница-эмигрантка Галина Кузнецова. Здесь не место смаковать подробности чужой личной жизни, скажем только, что Вера Николаевна была сражена. На какое-то время выдержка покинула её, и она повела себя чисто по-женски. Её попытки вразумить мужа, её слёзы и обмороки, естественно, только раздражали мужа и укрепляли его и без того железную волю. Жена смирилась.

Ситуация осложнилась тем, что Бунин в это время был в апогее своей писательской славы: в 1933 году он стал лауреатом Нобелевской премии. Это был уникальный лауреат. Во-первых, он не был гражданином какой-либо страны. Его российский паспорт был недействителен, так как давно уже не существовало Российской империи, а гражданином Франции он так и не стал. Ну, это во-первых. А во-вторых, в Стокгольм он прибыл в сопровождении двух женщин: жены, Веры Николаевны, и «ученицы», Галины Николаевны.

Замечательный момент рукопожатия Бунина и короля Швеции запечатлён на фото: король, королева, Иван Алексеевич, Вера Николаевна и Галина. Естественно, сама премия сделала семью лауреата знаменитой. Естественно, радовались его успеху не все. Бунин поступил очень смело, взяв Галину в Швецию. Идти наперекор всем — это было в его характере. Но его понимали, Галину понимали ещё лучше. Люди не понимали Веру Николаевну. Вот что писала о ней в своих мемуарах русская писательница-эмигрантка Зинаида Шаховская:

«Была ли В. Н. умна? Право, я об этом не задумывалась. Она была всё же необычайным человеком, и замечалась в ней не так житейская мудрость, как мудрость сердца, а главное — почти нечеловеческое терпение. Любила она пошутить и часто улыбалась. Вероятно, чтобы не остаться в долгу перед успехами Ивана Алексеевича, иногда, говоря о молодости, намекала, что и с ней „всякое бывало“, и тогда по её целомудренному лицу скользило совершенно чудесное и неубедительное кокетливое выражение. Жалости к себе она никогда не чувствовала».

Все уже знали, что пятнадцатилетний роман Бунина с «ученицей» закончился полным фиаско для «учителя». Многие злорадствовали. И опять Вера Николаевна поразила всех: она искренне жалела своего Яна, утешала и поддерживала. Писала в своём дневнике:

«Ян третьего дня сказал, что не знает, как переживёт, если я умру раньше него…» И добавила: «Господи, как странна человеческая душа».

Ивана Алексеевича в пору его страстной влюблённости в Галину Николаевну спросили, а любит ли он жену. Он очень удивился вопросу:

«Люблю ли я её? Разве я люблю руку свою или ногу? Разве замечаю воздух, которым дышу? А отсеки мне руку или ногу или лиши меня воздуха — я изойду кровью, задохнусь — умру. Да, без неё я вряд ли могу жить. Всегда благодарю Бога, до последнего моего вздоха благодарить его буду за то, что он послал мне Веру Николаевну».

Он умер в ночь с 7 на 8 ноября 1953 года. До последней минуты Иван Алексеевич чувствовал её руки. Она обнимала его. Ещё 8 лет прожила Вера Николаевна. Смыслом этих лет были воспоминания, которыми она сама утешалась и которые оставила для нас. Судьба её мемуаров похожа на судьбу человека, которого долго не прощали, а потом простили. Дело в том, что Иван Бунин так и не стал советским гражданином, несмотря на старания советского правительства. У него не было категорического отказа, были раздумья.

Творчество эмигранта в Советском Союзе было неизвестно. Доступны были только его дореволюционные произведения, в которых автор выразил своё недовольство российской действительностью. Очевидно, велись какие-то переговоры и с его вдовой. Иначе, почему Вере Николаевне выплачивалась от СССР персональная пенсия как вдове писателя? Но её мемуары, переводы западноевропейских авторов и литературные эссе были знакомы только зарубежным читателям.

Времена изменились, и только спустя 28 лет после кончины Веры Николаевны, в 1989 году, в Союзе появились воспоминания вдовы Бунина. С тех пор ни один исследователь творчества Ивана Бунина, ни один почитатель его таланта не могут обойтись без книг Муромцевой-Буниной. Это её вклад в такое парадоксальное развитие русской культуры.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА