Фрагмент картины Данте Габриэля Россетти «Мнемозина» (она же «Лампа памяти») 1881 года. Масло, холст; 126 см на 61 см. Мемориал Сэмюэля и Мэри Р. Бэнкрофт, 1935 год, в Художественном музее Делавэра. (CC BY-SA 3.0)
 | Epoch Times Россия
Фрагмент картины Данте Габриэля Россетти «Мнемозина» (она же «Лампа памяти») 1881 года. Масло, холст; 126 см на 61 см. Мемориал Сэмюэля и Мэри Р. Бэнкрофт, 1935 год, в Художественном музее Делавэра. (CC BY-SA 3.0)

Память и искусство

Мнемозина напоминает нам о добре, правде и красоте
Автор: 14.10.2021 Обновлено: 14.10.2021 20:13
Греческие мифы полны проницательных и объясняющих многое деталей, которые помогают нам понять не только то, как вести себя в этом мире, но и то, с чего всё началось, и как всё устроено.

Последний пункт — как всё работает — действительно важен, если мы хотим чего-то добиться. Как мы знаем, успех и достижения могут быть очень скоротечными. Люди, которых мир восхваляет сегодня, так часто становятся злодеями завтрашнего дня или того хуже — ушедшими в забвение.

Трудно вспомнить десятки забытых государственных деятелей, которые пользовались большим успехом в своё время. Но возьмите поэзию, а не политику. Кто теперь помнит Томаса Уотсона, который был поэтом и сыном елизаветинской Англии?

А Альбертина Мусатуса, современника Данте? По словам швейцарского историка искусства и культуры Якоба Буркхардта:

«Муссатус, коронованный в Падуе епископом и настоятелем поэт-лауреат, пользовался славой, которая немного не дотягивала до обожествления»!

Бедный Данте так и не достиг славы, к которой стремился, по крайней мере, при жизни.
В чём же суть: кого мы помним и какова роль памяти во всём этом?

Мнемозина, греческая титанесса

Согласно древним грекам, память играет очень большую роль не только в процессе запоминания, но и в создании всех форм искусства. Возможно, память обладает первобытными силами, которые необходимы для нашего благополучия, здоровья и развития творческих способностей, а не является пассивной функцией мозга, наподобие жёсткого диска, как принято её рассматривать сегодня.

Мнемозина в греческой мифологии — богиня памяти, но говорить, что она богиня, неправильно, потому что на самом деле она титанесса или женщина-титан. Титаны были старше греческих богов и существовали задолго до них. Как известно из истории, именно Зевс возглавил восстание против своего отца, титана Кроноса, и привёл к правлению олимпийских богов.

Мнемозина никогда не была свергнута. История рассказывает нам, что впоследствии она провела девять ночей в постели Зевса (в некоторых традициях Аполлона) и в результате произвела на свет девять муз.

Родителями Мнемозины были Уран, бог неба (стоящий внутри небесной сферы) и Мать Земля, или Гея. Она изображена с четырьмя детьми, которые, возможно, представляют собой четыре времени года.

Мнемозина была дочерью Урана (Бога неба) и Геи (Матери Земли). Учитывая такое происхождение, неудивительно, что она обладала тремя общими для титанов качествами.

Одним из них является бессмертие — титанов можно было победить, но не уничтожить.

Другое — сверхчеловеческая энергия и мощь — отсюда и слово «титанический». И, наконец, согласно французскому философу Люку Ферри, они также обладали «непревзойдённой красотой… устрашающей и завораживающей… рождённой в глубинах земли… близкой к первозданному хаосу, из которого возникла сама Гея».

На саркофаге, известном как «Саркофаг муз», изображены девять муз и их атрибуты.

Тогда становится понятно, что все виды искусства — поэзия, музыка, живопись, танец, драма и многие другие — имеют свою Музу, а также обладают, в соответствии с их происхождением, материнской памятью. И эта мать «близка к первозданному хаосу», из которого возникла первородная мать Земля (Гея). А чтобы мы не забыли, Мнемозина обладает этой сверхчеловеческой энергией и силой, а также устрашающей и завораживающей красотой. И, конечно, бессмертием — вечной природой памяти.

Эта бессмертная природа смотрит как вперёд, так и назад. В своей книге «Белая богиня» поэт Роберт Грейвз говорит о «памяти будущего».

Действительно, Мнемозина полностью контролирует все воспоминания, которые когда-либо возникли или когда-либо возникнут, включая воспоминания мёртвых в загробной жизни в Аиде: их духи — их «тени» — могут вспоминать, иногда это трагические воспоминания, как у Ахиллеса в «Одиссее», свою прежнюю жизнь и переживания.

Без Мнемозины не может быть загробной жизни, поскольку без памяти ни один человек не может нести ответственность за то, что он сделал.

Таким образом, мы вполне могли бы использовать китайскую терминологию для объяснения создания искусства и поэзии: ян, мужской принцип верховного бога света и молний (Зевс), встречается с инь, которая является женским началом и принципом энергии и ослепительной красоты (Мнемозина).

Но эту ослепительную красоту, которую олицетворяет титанесса, мы принимаем как должное. Это наша банальная память.

Глядя в лучшие времена

Мне хотелось бы сказать, что Мнемозина, или память, возвращает нас к «первоосновам». А они указывают на то, что было раньше, они побуждают нас рассматривать более ранние источники.

Частично причина этого в том, что более ранние источники, вопреки тому, во что верит современный мир с его упрощёнными представлениями о «прогрессе», — сильнее, красивее, совершеннее.

Это то, что происходило в большинстве культур, особенно в греческой, согласно которой мир пережил «Золотой век». Он прошёл, и с каждым последующим веком — Серебряным, Бронзовым, Железным — всё становилось более коррумпированным, мелким и приходило в упадок.

Когда мы говорим о «знаковых вещах», демонстрируется простой пример силы «первых вещей» — тех, что были раньше и могут быть воскрешены в памяти.

Например, это могут быть наши родители, бабушки и дедушки, учителя, выдающиеся деятели искусства или науки и т. д. Когда мы вспоминаем их и подражаем им, мы получаем огромную силу.

В самом деле, трудно понять, как можно достичь чего-то великого, не обращая свой взгляд в прошлое. Помните Александра Македонского? Его великим образцом для подражания был Ахиллес Гомера, и Александр покорил известный в то время мир. Юлий Цезарь оглянулся на достижения Александра Великого, когда ему исполнилось 30 лет, и заплакал, потому что он не совершил и половины того, что успел Александр.

Отречение от прошлого и памяти

Возможно, это может показаться несколько старомодным: речь ведь идёт о титанессе, о которой немногие «помнят» или знают о ней. Но то, насколько она современна и необходима сегодня, не вызывает у меня никаких сомнений. К сожалению, Эзра Паунд, чрезвычайно влиятельный поэт (большая часть его поэзии, мягко говоря, можно назвать непонятной), определил в начале XX века один из руководящих принципов всего модернистского искусства. Он заявил: «Сделай это новым».

Другими словами, Паунд декларировал, что нужно забыть прошлое и отвернуться от традиций, что можно игнорировать достижения великих людей, которые были раньше, и быть оригинальным, интеллектуально упражняясь с языком. Он предложил отрицать память. Это можно сказать и о любом другом виде модернистского искусства. А что в итоге?

Созданы элитарные продукты, которые обычный человек не хочет читать, смотреть или слушать. Затем по иронии судьбы, поскольку последователи Паунда отказались от всех правил, новые модернисты назвали этот вид искусства «демократическим и расширяющим возможности».

Рецепты модернизма популярны уже около ста лет, и они в значительной степени породили неоискусство. Причина очевидна: они не помнят того, что было в прошлом, всего того, что было хорошим, правдивым и прекрасным.

Из наследия великих авторов прошлого мы помним, что они придерживались стиля и формы. Мы знаем формы Гомера, Вергилия, Данте, Спенсера, Шекспира и многих других.

Если мы хотим сохранить искусство, например, поэзию, чтобы она звучала и в последующих поколениях, нам всем нужно держать в памяти примеры величайшего искусства, которое было до нас, и его формы, а не осуждать или игнорировать весь опыт прошлых тысячелетий.

Если бы мы только могли призвать Мнемозину сейчас, мы бы снова вернули к жизни всю её первозданную энергию и красоту. Чтобы оставить свой след в веках, наша цивилизация обязана помнить всё великое — истинное и прекрасное — из того, что было до нас, а не разрушать это и предавать забвению, веря, что мы можем творить на обломках наших собственных идей.

Джеймс Сейл опубликовал более 50 книг, последняя из которых «Составление карты мотивации для самых эффективных команд» (Routledge, 2021). Он выиграл первый приз в ежегодном конкурсе Общества классических поэтов 2017 года, выступив в Нью-Йорке в 2019 году. Его последний сборник стихов — HellWard.

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА