От колыбели до могилы мы играем роли. (aerogondo2 / Shutterstock.) | Epoch Times Россия
От колыбели до могилы мы играем роли. (aerogondo2 / Shutterstock.)

Семь возрастов человека в поэзии

Последнее произведение Шекспира
Автор: 17.01.2022 Обновлено: 17.01.2022 15:28
Смысл поэзии, как и всей литературы, заключается в том, чтобы люди её читали, писали, запоминали и, благодаря этому, становились более человечными.

Как бьющееся сердце гуманитарных наук, поэзия измеряет существование, приближая нас к первоистоку, чтобы мы становились людьми знающими и любящими. И чем больше мы познаём человеческий опыт, тем больше находимся в гармонии и любви к человечеству.

Есть лишь одно такое стихотворение, в котором представлено семь возрастов, отражающих драму человеческой жизни:

Весь мир — театр

В нём женщины, мужчины — все актёры.
У них свои есть выходы, уходы,
И каждый не одну играет роль.

Семь действий в пьесе той. Сперва младенец,
Ревущий громко на руках у мамки…
Потом плаксивый школьник с книжкой сумкой,
С лицом румяным, нехотя, улиткой
Ползущий в школу. А затем любовник,
Вздыхающий, как печь, с балладой грустной
В честь брови милой. А затем солдат,
Чья речь всегда проклятьями полна,
Обросший бородой, как леопард,
Ревнивый к чести, забияка в ссоре,
Готовый славу бренную искать
Хоть в пушечном жерле. Затем судья
С брюшком округлым, где каплун запрятан,
Со строгим взором, стриженой бородкой,
Шаблонных правил и сентенций кладезь, —
Так он играет роль. Шестой же возраст —
Уж это будет тощий Панталоне,
В очках, в туфлях, у пояса — кошель,
В штанах, что с юности берег, широких
Для ног иссохших; мужественный голос
Сменяется опять дискантом детским:
Пищит, как флейта… А последний акт,
Конец всей этой странной, сложной пьесы —
Второе детство, полузабытье:
Без глаз, без чувств, без вкуса, без всего.

В комедии Уильяма Шекспира «Как вам это понравится» известный отрывок, произнесённый меланхоликом Жаком, посвящён сменяющимся этапам жизни: начиная от младенчества до пыльной старости. Всего лишь в паре умело написанных строк показан персонаж, запечатлевший возраст, этап жизни на мировой сцене, который демонстрирует вход и выход в этот мир. Это всеобъемлющее зрелище временного и вечного момента.

Реалии, которые рассматривает автор, знакомы, даже если они фантастичны. В этом стихотворении каждый мужчина, женщина и ребёнок увидят себя и всех знакомых, как в зеркале. И хотя одним из захватывающих моментов стихотворения являются его «уколы» — рвота, нытьё и вздохи до ссор, вздутия и сморщивания — комично-трагическая роль человека здесь проявляется полностью, как и в другой бессмертной аналогии театра с жизнью Шекспира из «Макбет»:

Жизнь — ускользающая тень, фигляр,
Который час кривляется на сцене
И навсегда смолкает; это — повесть,
Рассказанная дураком, где много
И шума и страстей, но смысла нет.

«Семь возрастов человека» — это пример того, как мало вещей в жизни, какими бы короткими они ни были, действительно стоит знать. Фактически, из множества книг действительно стоит прочесть только несколько. И некоторые отрывки из поэзии в море мусора достойны того, чтобы носить их в своём сердце. Мир может быть сценой, но он переполнен, загромождён чепухой, и наша работа — расчистить ее, чтобы добраться до ее досок.

Это одно из стихотворений, которые стоит знать, в которых что-то сделано для всех возрастов. Раз и навсегда сформулированы семь возрастов человеческого существования. Оно последнее, превзошло конечную природу его создателя и стало вечным стандартом, установленным в человеческом пространстве. К нему стоит возвращаться снова и снова, сколько бы времени ни оставалось для мира и, нас — его игроков, до тех пор все не исчезнет.

До этого времени все этапы жизни могут быть возрастами наслаждения, находящего выражение в искусстве поэзии — концентрации сути явлений.

Шон Фицпатрик преподаватель на факультете гуманитарных наук Академии Святого Георгия, штат Пенсильвания, США. Автор публикаций по образованию, литературе и культуре в ряде журналов: Crisis Magazine, Catholic Exchange и Imaginative Conserva

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА