«Путешествие жизни: детство», 1842 г., Томас Коул. Масло, холст, 132×193. Национальная галерея искусств, Вашингтон. (Public Domain) | Epoch Times Россия
«Путешествие жизни: детство», 1842 г., Томас Коул. Масло, холст, 132×193. Национальная галерея искусств, Вашингтон. (Public Domain)

Серия «Путешествие жизни»: обретение божественной веры

В своей серии Томас Коул изображает четыре этапа жизни: детство, юность, зрелость и старость
Автор: 06.11.2021 Обновлено: 07.11.2021 14:19
Наша жизнь может быть очень захватывающей. Мы рождаемся в мире, где есть культура, традиции, язык и так далее.

Через чувственный опыт мы учимся жизни, некоторым это даётся легче, их жизнь протекает более гладко.

Однако многие из нас чувствуют, что в мире есть нечто большее, выходящее за рамки простого чувственного опыта — нечто, что мы принимаем без доказательств, во что просто верим.

Серия из четырёх картин Томаса Коула «Путешествие жизни» заставила меня задуматься о том, как мы можем относиться к вере на протяжении всей жизни.

Томас Коул «Путешествие жизни»

Томас Коул — американский художник, является основателем «Школы реки Гудзон».

Представители этой школы придавали романтический оттенок пейзажной живописи. Они верили, что природа — это проявление Создателя, и обращались к природе, чтобы постичь божественное.

В своей серии Коул изображает четыре этапа жизни: детство, юность, зрелость и старость.

Изучение каждого этапа в отдельности вместе с главной темой жизненного пути может дать представление о важности веры.

Детство

В картине «Путешествие жизни: детство» Коул изображает обстановку, которая знаменует наступление весны. Солнце восходит в правой части композиции, давая нам понять, что рождается новый день.

С восходом солнца в мире появляется мальчик-младенец на лодке, ведомый ангелом.

Лодка плывёт по реке жизни, и эта река будет направляющим течением жизни мальчика.

Прекрасные цветы и пышная зелень украшают вход в мир, словно приветствуя младенца и ангела.

Лодка украшена изображениями ангелов, а на носу лодки ангел держит песочные часы, подняв их к небу, давая нам понять, что время мальчика ограничено.

Молодость

Вторая картина Коула из этой серии изображает ребёнка, ставшего юношей.

Окружающая среда почти райская. Чистая спокойная вода несёт молодого человека к эфемерному сооружению вдали.

Даже расположение деревьев, кажется, способствует путешествию юноши, помогая направить наш взгляд от юноши к замку в небе.

Юноша продолжает своё путешествие по реке жизни на той же лодке, только на этот раз ангел, который первоначально сопровождал его в мир, больше не плывёт с ним. Вместо этого ангел стоит на берегу. Стоя спиной к ангелу, юноша теперь сам управляет лодкой и тянется к замку вдалеке.

Зрелость

Ставший уже взрослым, мужчина оказывается в бурлящем потоке. Река перестала быть спокойной, а окружающая среда больше не радует глаз привлекательной зеленью и умиротворением.

Вместо этого из грохочущих вод поднимаются острые скалы, они становятся всё ближе к мужчине, который больше не может управлять лодкой. А вдали виднеется заходящее солнце.

Ангел больше не находится на земле с мужчиной, он сияет посреди тёмных облаков в верхнем левом углу композиции. Мужчина по-прежнему стоит спиной к ангелу. Он воздевает руки в молитве не к ангелу позади него, а к тёмным, мрачным лицам в облаках перед ним.

Фрагмент картины «Путешествие жизни: зрелость». В зрелом возрасте человек молится, чтобы пережить жизненные потрясения.

Старость

Став пожилым человеком, наш теперь уже седовласый путешественник оставляет позади ранее опасную и неспокойную местность. На передней части его лодки больше нет ангела с песочными часами. Но впервые он повернулся к ангелу, который всегда был рядом и наблюдал за ним. Ангел указывает вперёд, на свет в небе.

Тёмные и мрачные облака расступаются, открывая небесный свет, и вдалеке появляется ангел, чтобы принять пожилого человека. Мужчина протягивает руки в благоговении перед небесным величием.

Вера в божественное

Коул предоставил нам образное изображение нашего жизненного пути. Однако для меня самым большим уроком, который можно извлечь из этих картин, является важность не просто веры во что-то, а веры в божественное.

Размышляя о важности божественной веры, я обратил внимание на несколько моментов в этих картинах.

Самое первое, что привлекает внимание, это расположение ангела по отношению к человеку на протяжении всего его пути.

Вначале ангел ведёт младенца в мир, и ребёнок начинает своё путешествие — путешествие судьбы, представленное лодкой и рекой, которую мальчик никогда не покинет.

Таким образом, младенцу суждено плыть по реке, не имея возможности управлять лодкой, младенец олицетворяет определённую степень невинности.

Когда ребёнок становится юношей, он не может видеть, что ангел всегда рядом с ним, для этого требуется вера. Юноша же, похоже, верит не в ангела, а в нечто другое.

Самостоятельно управляя лодкой, он больше думает об эфемерном, идеальном замке, который видит перед собой. Кажется, он даже не видит песочных часов, установленных в передней части лодки.

Может ли замок на небе олицетворять наше стремление к материальным благам?

Возможно, отсутствие веры в божественное и концентрация на материализме привела к хаосу?

Картина с юношей — единственная, на которой человек сам управляет лодкой. Возможно разрушительные последствия его погони — свидетельство того, что не стоит пытаться взять под контроль собственную жизнь, вместо того чтобы позволить божественному направлять себя?

Коул так сказал о периоде зрелости:

«Проблемы характерны для периода зрелости. В детстве нет никаких забот; в юности нет мыслей об отчаянии. Только когда опыт научил нас реальностям мира, мы снимаем с глаз золотую пелену ранней жизни; и тогда мы чувствуем глубокую и неизменную печаль».

Человек в своей печали молится, но к чему он обращается? Ангел позади него, а он молится лицам в тёмных облаках над ним, как бы прося их прекратить его страдания. Он не видит, что эти тёмные лица — часть мрачного окружения, в котором ему теперь приходится жить.

Единственное, что выделяется на фоне сумрачной обстановки, — ангел в небе, к которому человек по-прежнему стоит спиной.

Интересно, что вера используется дважды, но для противоположных целей. Вначале юноша верит в далёкий замок и бросает всё ради этого. И только позже, после того как ему приходится пройти через трудности, он обретает веру в божественное.

В итоге раскрывается истина: вера в материализм и идеализм порождает разрушение и смятение, в то время как вера в божественное дарует вечность, представленную светом небес и пропавшими песочными часами.

Эрик Бессхудожник, доктор Института докторских исследований в области визуальных искусств (IDSVA).

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА