Валерий Иванович Якоби «Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны», 1872 год. Фото: kartinysistoriey.ru/ общественное достояние  | Epoch Times Россия
Валерий Иванович Якоби «Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны», 1872 год. Фото: kartinysistoriey.ru/ общественное достояние

Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны

Эпоха правления царицы Анны Иоанновны отличалась разнузданными развлечениями.
Автор: 15.09.2021 Обновлено: 15.09.2021 11:46
На этой картине мы видим роскошные царские покои, в которых расположились знатные дамы и господа, а также сама императрица. При этом одна часть придворных сидит вокруг госпожи, а другая ведёт себя довольно странно: взрослые люди прыгают друг на друга, дурачатся и корчат физиономии. Давайте попробуем разобраться, что же здесь происходит.

На картине изображена эпоха правления царицы Анны Иоанновны, которая была известна своей любовью к развлечениям. Она транжирила много денег из казны на пышные празднества и увеселения двора, что возмущало не только русский народ, но и заграницу.

Царица пришла к власти совершенно случайно, но быстро почувствовала вкус роскошной жизни и безнаказанности. Она очень любила шутить и издеваться над людьми, что в полной мере ощутили на себе разжалованные и превращённые ею в шутов аристократы. Именно они и изображены на картине Валерия Якоби «Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны».

Сюжет произведения представляет собой утро в покоях императрицы. Она плохо себя чувствует, поэтому не встаёт с постели и даже почти не улыбается, несмотря на развлечения.

Рядом с царицей сидит в небрежной позе Эрнст Иоганн Бирон — её фаворит. Ему что-то нашёптывает на ухо глава тайной канцелярии Андрей Иванович Ушаков.

С другой стороны от Анны Иоанновны сидит супруга Бирона, которая пытается напоить больную лекарством. На стуле в светло-лиловом одеянии примостился на одной ноге сын Бирона Карл, который пользовался особой любовью императрицы. Мальчик, несмотря на свой юный возраст, сильно испорчен — мы видим, как он бьёт кнутом шутов.

Шуты на картине заслуживают особого внимания. Дело в том, что почти все они — знатные аристократы, разжалованные царицей за разные проступки.

На самом первом плане картины лицом к зрителю лежит граф Алексей Петрович Апраксин, который происходил из знатного царского рода. В 1729 году он принял католическую веру, за что и поплатился, став шутом. Про него говорили, что «несносный был шут, обижал всегда других и за то часто бит бывал».

В согнутой позе стоит князь Михаил Алексеевич Голицын, который также попал на шутовскую службу из-за смены вероисповедания. Ему дали кличку Квасник, поскольку он должен был подавать гостям квас. Из-за многочисленных унижений князь чуть было не сошёл с ума, однако спас его брак с придворной шутихой-карлицей Авдотьей Бужениновой. На картине она сидит на медвежьей шкуре у кровати императрицы.

Брак Голицына и Бужениновой вошёл в историю благодаря Ледяному дому, который построила для них императрица. Она потратила много государственных денег, закатив шикарную шутовскую свадьбу с грандиозным шествием, в котором участвовали представители разных стран и экзотические животные.

В первую брачную ночь молодожёнов оставили в Ледяном доме, построенном на Неве между Адмиралтейством и Зимним дворцом. Он имел высоту около шести метров и состоял полностью изо льда. Стоял февраль, и температура опускалась ниже 30 градусов мороза, поэтому новобрачные чуть было не замёрзли.

По замыслу императрицы, молодожёны должны были победить стужу горячими объятиями. Чтобы они не убежали, к дому приставили конвой. Есть версия, что Буженинова подкупила охрану, чтобы получить тулуп, который спас жизнь ей и её мужу.

После смерти Анны Иоанновны Голицыну вернули титулы и поместье, куда он переехал со своей супругой. Буженинова родила князю двоих сыновей, но умерла при родах. Он пережил жену на 33 года, дожив до 87 лет.

Ещё один знатный шут на картине — князь Никита Фёдорович Волконский. Он сидит верхом на Голицыне и смотрит прямо на зрителя.

Волконский был назначен шутом при дворе «по давнишней злобе к жене его Аграфене Петровне», которая была замечена в дворцовых интригах. В его обязанности входило кормить левретку императрицы Цитриньку и разыгрывать бесконечный шутовской спектакль — будто он по ошибке женился на князе Голицыне.

Если присмотреться, можно увидеть героя картины, который с отвращением смотрит на всё это зрелище — он стоит в дверях. Никем из присутствующих не замеченный кабинет-министр Артемий Волынский зашёл, чтобы сказать что-то важное, но увидев весь этот цирк, решил уйти.

Умирая, Анна Иоанновна назначила преемником Иоанна Антоновича, сына своей племянницы Анны Леопольдовны. Анна Леопольдовна, ставшая регентом при малолетнем сыне, издала указ, запрещающий издевательства над людьми и упразднила такое явление, как придворные шуты.

Источник: Картины с историей

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА