Зимние грёзы Чайковского наконец-то стали явью

Трудный путь к мечте
Автор: 18.01.2022 Обновлено: 18.01.2022 14:50

«Чайковский, похоже, стал жертвой эпидемии музыки будущего, которая впадает в оцепенение, и снова и снова терпит крах в диссонансных конвульсиях». (Wiener Fremdenblatt, 28 ноября 1876 года)

«Первый фортепианный концерт Чайковского, как первый блин, провалился». («Новое время», Санкт-Петербург, 13 ноября 1875 года)

«Трудная, странная, дикая, ультрасовременная композиция Петра Чайковского, молодого профессора Московской консерватории». (Dwight’s Journal of Music, Boston, 1875)

Так обычно оценивали музыку молодого Петра Ильича Чайковского в то время, когда он закончил шестилетнюю переработку Симфонии № 1 соль минор с подзаголовком «Зимние грёзы» (иногда её называют «Зимние сны»). Примечательно, что современные поклонники гораздо более известного балета «Щелкунчик» Чайковского найдут эту симфонию почти такой же восхитительно мелодичной и легкой на слух.

Чайковский начал писать симфонию в 1866 году, будучи 26-летним профессором гармонии в только что открытой Московской консерватории. Он сочинил всего несколько коротких оркестровых произведений, и был готов заявить о себе своим первым «крупным» произведением — симфонией. Она действительно стала его первым значительным произведением.

В то время Россия не была особенно известна своими симфониями или тем, что мы считаем характерным русским стилем. Его учитель в Санкт-Петербургской консерватории, Антон Рубинштейн, написал три симфонии, но они были очень похожи на более старую немецкую форму и её формальные условности. Возможно, этим объясняются приведенные выше резкие отзывы тех, кто привык к такому стилю.

Общее мнение заключалось в том, что Чайковский был талантлив, но у него был слишком странный стиль, чтобы многого добиться как композитору. Композитор и музыкальный критик Цезарь Кюи в язвительной рецензии на дипломную работу (кантату) Чайковского назвал его музыку «совершенно слабой». Когда Чайковский показал часть новой симфонии своим бывшим учителям Антону Рубинштейну и Николаю Зарембе, они подвергли её резкой критике, и отказались одобрить её исполнение. Тогда он вернулся к работе над ней, но с большими душевными потерями.

Муки творчества

В своей биографии композитора его брат, Модест Чайковский (1850-1916), написал:

«Ни одна другая работа не стоила ему таких усилий и страданий. …Несмотря на кропотливую и напряженную работу, сочинение её  было сопряжено с трудностями, и в процессе работы над симфонией нервы Петра Ильича всё более и более расшатывались.

В результате этой исключительно тяжёлой работы он начал страдать бессонницей, и бессонные ночи парализовали его творческую энергию. В конце июля всё это вылилось в страшный нервный приступ, подобного которому он не испытывал больше никогда в жизни. … Самыми мучительными симптомами этой болезни были ужасные галлюцинации, которые были настолько пугающими, что приводили к ощущению полного онемения всех его конечностей».

В результате «всю свою жизнь он воздерживался от работы по ночам. После этой симфонии ни одна нота ни в одном из его сочинений не была написана ночью».

Путь к музыке у Чайковского был долгим и трудным. Сомневаясь в его способности сделать успешную карьеру в музыке, учитель музыки и родители Чайковского посоветовали ему выбрать более безопасный путь — юридическую школу. Затем он три года работал государственным служащим. В конце концов, тяга к музыке заставила его оставить юриспруденцию, и он поступил в первый класс новой Санкт-Петербургской консерватории.

После этого, основываясь на его музыкальных способностях (не композиторских), Чайковский был назначен преподавателем в только что открывшуюся Московскую консерваторию.

Все это, казалось бы, рисует портрет композитора, решившего проявить упорство и добиться успеха вопреки всему, даже несмотря на уныние и депрессию. Это может заставить нас задаться вопросом, сколько ещё таких талантов могут жить сегодня и бороться со всеми препятствиями, чтобы совершить прорыв.

Долгий путь к успеху

Прорыв Чайковского действительно произошел, но с течением времени, в более открытой атмосфере, постепенно создаваемой так называемой «могучей кучкой» молодых композиторов: Милий Балакирев, Александр Бородин, Цезарь Кюи, Модест Мусоргский и Николай Римский-Корсаков. Эти пятеро объединили свои усилия в борьбе против старого стиля, в поисках истинно русского звучания, но в рамках европейской классической музыки.

После некоторых переработок две части первоначальной версии симфонии Чайковского были исполнены в 1866 и 1867 годах, но, по словам брата композитора Модеста, они были приняты не очень хорошо. Полная симфония в первоначальном варианте была исполнена в Русском музыкальном обществе в Москве в 1868 году, и имела больший успех, хотя Чайковский всё ещё был недоволен ею и начал обширную переработку.

Наконец, была готова переработанная версия, которую мы знаем сейчас, и премьера состоялась в Москве осенью 1883 года, за которой последовали выступления в Санкт-Петербурге в 1886 году, в нью-йоркском Карнеги-холле в 1896 году и в Лондоне в 1902 году. Несмотря на «такое несчастливое существование», как он писал своему издателю Петру Юргенсону, это произведение оставалось одним из самых любимых у Чайковского.

В другом письме к своему другу Карлу Альбрехту он писал:

«Несмотря на все её огромные недостатки, я всё ещё питаю к ней слабость, потому что она была грехом моей сладкой юности».

А в другом письме к своей покровительнице Надежде фон Мекк он писал:

«Во многих отношениях она очень незрелая, хотя в основе своей она всё же богаче содержанием, чем многие другие мои более зрелые произведения».

Симфония состоит из четырех частей, общей продолжительностью от 45 до 50 минут. Несмотря на живописные названия первых двух частей, произведение, в целом, соответствует целостной (хотя и более свободной, чем предпочли бы его консервативные учителя) симфонической форме, а не сборнику тональных поэм:

  • «Мечты о зимнем путешествии». Allegro Tranquillo.
  • «Страна запустения, страна туманов». Adagio cantabile ma non tanto.
  • «Скерцо». Allegro scherzando giocoso.
  • «Финал». Andante lugubre-Allegro maestoso.

Название произведения в целом взяло свой подзаголовок «Зимние грезы» из названия первой части, и даже тогда можно только догадываться о том, что музыка действительно описывает зиму. Частые тремоло-аккорды у струнных и деревянных духовых действительно создают эффект звона бубенцов на санях, и это кажется подходящим для этого времени года.

Но, возможно, слово «Мечты» ещё более уместно, как пример наших новогодних пожеланий, реализация которых также сопряжена с трудностями, как и эта прекрасная симфония.

Майкл Курек — американский композитор, номинант премии Американской академии искусств и литературы, почетный профессор композиции в Университете Вандербильта. Интернет-ресурс MichaelKurek.com.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА