Все новости » Фалуньгун » Ещё одно событие на площади Тяньаньмэнь, которое попало в заголовки мировых СМИ

Ещё одно событие на площади Тяньаньмэнь, которое попало в заголовки мировых СМИ

Елена Ковтунова
Ещё одно событие на площади Тяньаньмэнь, которое попало в заголовки мировых СМИ

Кадр из фильма «Путешествие на Тяньаньмэнь»

20 ноября 2001 года 36 человек из 12 стран мира прибыли на площадь Тяньаньмэнь — символическое сердце Китая. И то, что они затем сделали, потрясло всех присутствующих. Их удивительный поступок вскоре попал в заголовки международных СМИ.

Чтобы понять, почему это событие так взволновало мировую общественность, давайте перенесёмся на четверть века назад.

Появление Фалуньгун

В конце 70-х годов в Китае неожиданно возникло такое самобытное явление, как цигун. Народ, уставший от ужасов Культурной революции, стал восстанавливать духовное и физическое здоровье, занимаясь медитативными упражнениями в городских парках.

Разные школы и направления цигун росли как грибы, в основной массе они обучали только оздоровительным упражнениям. Но в 1992 году вдруг появился особенный вид цигун, который назывался Фалуньгун (Фалунь Дафа). Он отличался тем, что основное внимание уделялось не упражнениям, а духовному росту (совершенствованию) человека.

В Фалуньгун сочетались духовные традиции пятитысячелетней китайской истории, глубокие древние знания о вселенной и человеке, и всё это было адаптировано для современного общества.

Фалуньгун скорее был духовной практикой, чем обычным цигун. И в основе его лежало учение о том, что всё мироздание основано на принципе «Истина-Доброта-Терпение», и человек, чтобы избавиться от болезней и обрести гармонию с миром, должен научиться жить по этому принципу. Упражнения были лишь вспомогательным средством обретения здоровья.

Популярность

И вот тут-то началось чудо. С теми, кто стал практиковать Фалуньгун происходили поразительные изменения. Их родственники, соседи и коллеги своими глазами видели, как выздоравливали хронические больные, как в семьях прекращались скандалы, а «несуны» возвращали предприятиям украденное. Сотни тысяч подобных свидетельств сделали Фалуньгун чрезвычайно популярным. Число людей, желающих им заниматься, росло в геометрической прогрессии.

10 000 последователей Фалуньгун выполняют упражнения в провинции Ляонин в Китае

10 000 последователей Фалуньгун выполняют упражнения в провинции Ляонин в Китае. minghui.org

Фалуньгун получал государственные награды и удостаивался высоких званий и дипломов за вклад в оздоровление нации, им занимались представители всех социальных слоёв: от неграмотных крестьян до представителей интеллигенции. Даже в Центральном Комитете Коммунистической партии Китая (ЦК КПК) было немало приверженцев этой практики.

Причины преследования

К 1999 году Фалуньгун уже занималось около 100 млн китайцев, и за рубежом он тоже стал распространяться. В то время главой партии и правительства был Цзян Цзэминь, который пришёл к власти в 1989 году, беспощадно расправившись с мирной демонстрацией студентов на площади Тяньаньмэнь в Пекине.

Несмотря на свой статус, Цзян не пользовался популярностью у народа, да и товарищи по партии его скорее опасались, чем уважали, ввиду его непредсказуемости, чрезмерной амбициозности и крайней неразборчивости в средствах достижения целей. Он не был, что говорится, харизматичным лидером, он способен был принуждать силой, но не вести за собой, хоть и мечтал быть вторым Мао. Зависть стала главным двигателем его поступков.

Узнав, что число последователей Фалуньгун превысило численность членов компартии, а многие члены ЦК занимаются этой практикой, он почувствовал страшную зависть. Из зависти выросла ненависть.

Уничтожить Фалуньгун, чтобы никто не смел даже упоминать о нём — это страстное желание стало навязчивой идеей Цзяна.

В ночь на 20 июля 1999 года Генеральный секретарь ЦК КПК Цзян Цзэминь собрал высших руководителей партии и объявил от имени Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК решение о полном запрете Фалуньгун в стране. Известно, что из семерых членов Постоянного комитета только он один требовал полного подавлении этой духовной практики. И, поставив свою политическую власть выше закона, настоял на своём.

Почему это произошло? Все компартии стран всегда создавались и существовали по единому принципу, сформулированному ещё Лениным. Этот принцип партийного строительства включал в себя строгую иерархию и жёсткую дисциплину с беспрекословным подчинением высшему партийному органу и его главе.

Компартия Китая исключительно строго следовала этому принципу, жестко расправляясь с любым внутрипартийным «инакомыслием».

Жестокие репрессии

Фалуньгун объявили врагом партии и народа. Что это значит, хорошо было известно китайцам. За 50 лет правления КПК периодически проводила кампании по борьбе с тем или иным «врагом». Причём, объектом уничтожения могли объявить кого угодно: кулаков или просто зажиточных крестьян, крупных или средних городских предпринимателей, учёных, священников, интеллигенцию.

Публичное унижение Панчен-ламы во время Культурной революции в Китае.

Публичное унижение Панчен-ламы во время Культурной революции в Китае. неизвестный автор/ wikipedia.org/Public domain

Схема почти всегда была одинакова: сначала фабриковалось обвинение, например, в предательстве интересов народа или связях с западным империализмом, потом по приказу партии все СМИ развёртывали обличительную кампанию, формируя резко негативное общественное мнение. В результате, народ «сам требовал» наказать врагов, что и служило режиму «оправданием» репрессий.

Режим держал народ в постоянном страхе. Никто не знал, попадёт ли он в число тех, кого объявят очередным врагом. Из страха люди не осмеливались сказать слово в защиту незаслуженно обвинённых. Тех, кто пытался это сделать, тут же объявляли пособниками врагов, и они исчезали надолго, а бывало и навсегда.

Хунвэйбины устраивают публичное мероприятие с критикой. На табличке написано имя и обвинение в том, что мужчина контрреволюционер

Хунвэйбины устраивают публичное мероприятие с критикой. На табличке написано имя и обвинение в том, что мужчина контрреволюционер. Public Domain

Многочисленные «чистки» и различные кампании «по борьбе» привели ещё и к тому, что старшее поколение китайцев привыкло скрывать свои мысли, лгать и поступать против совести. «Пусть лучше заберут соседа (сослуживца, однокашника и т.д) только не меня».

Постоянно сталкиваясь с несправедливостью и жестокостью, люди научились «не замечать» её, стали равнодушными. А молодое поколение чуть ли не «с пелёнок» воспитывалось в духе ненависти к врагам.

Оманский коммунист, стажировавшийся в Китае в 1968 году, своими глазами видел страну времён Культурной революции. Например, он стал свидетелем методов патриотического воспитания в школе.

«Как надо поступить с преступными элементами?», — несколько раз подряд спрашивал учитель учеников, а дети многократно хором отвечали: «Убить! Убить! Убить!...». 

Объявив о всенародной борьбе с Фалуньгун, Цзян привёл в действие давно налаженные механизмы. Уже в первые часы 20 июля начались массовые аресты людей, занимающихся Фалуньгун. Одновременно с этим, все СМИ начали транслировать ложные обвинения практически беспрерывно.

Буквально на следующий день в стране не осталось ни одного человека, который бы не знал, что партия объявила войну Фалуньгун.

Цзян определил три стратегических направления в этой войне: опорочить, разорить и уничтожить. Он заявил:

«Я не верю, что Коммунистическая партия Китая не сможет победить Фалуньгун».

В репрессиях сразу была задействована вся государственная машина, подконтрольная КПК: армия, милиция, силы госбезопасности, судебная система. А также правительство, СМИ, дипломатический корпус и общественные организации (религиозные группы).

На каждом предприятии, в каждом учебном заведении, даже в домовых комитетах жилых районов прошли собрания с громкой критикой Фалуньгун и заверениями в бескомпромиссной борьбе с «порочащим» страну явлением.

Те, кто ещё вчера восхищался честностью, бескорыстностью и доброжелательностью людей, занимающихся этой практикой, уже сегодня с ненавистью кричали об уничтожении «врагов».

Многие были в растерянности и недоумении. Они знали, что Фалуньгун приносит пользу, но привыкли верить партии, поэтому приняли её сторону. Даже те, кто не поверил лжи, не могли открыто заявить об этом, боясь за себя и своих близких.

Тотальная пропаганда, порочащая Фалуньгун, не только заполонила все информационные каналы в Китае, но и распространилась за рубеж через официальные новостные агентства. За неполные полгода было опубликовано и передано в эфир более 300 тыс. статей и программ с клеветой.

А самих практикующих в это время арестовывали и бросали в тюрьмы благодаря наспех состряпанным обвинениям, а чаще совсем без суда. К ним врывались в дома, переворачивая и круша мебель, обыскивали, избивали, заталкивали в машины и увозили.

Арест последовательницы Фалуньгун в Пекине, 10 января 2000 г.

Арест последовательницы Фалуньгун в Пекине, 10 января 2000 г. minghui.org

Полицейские могли нагрянуть на работу или в университет, на глазах у всех увести человека без объяснений и ордера. Могли схватить в магазине, на рынке, и просто на улице. Арестованных жестоко избивали: руками, ногами, электрическими дубинками.

На допросах применяли такие пытки, которые наводят на мысли о мрачном средневековье, а не о «цивилизованном» и «правовом» государстве, каким провозглашал себя Китай.

Фотографии Гао Жунжун сделанные 7 мая 2004 года – через 10 дней после того как охранники многократно избивали её электрическими дубинками в исправительно-трудовом лагере Луншань. 

Фотографии Гао Жунжун сделанные 7 мая 2004 года – через 10 дней после того, как охранники семь часов подряд избивали её электрическими дубинками в исправительно-трудовом лагере Луншань.  minghui.org

Жестокость попустительствовалась и даже приветствовалась специальными тайными циркулярами. Кроме того, рвение в отслеживании и отлавливании практикующих Фалуньгун стимулировалось прогрессивными денежными премиями.

Помимо всего прочего, арестованных заставляли слушать передачи, в которых поливалась грязью истина, доброта, терпение и все, кто в них верит. Надзиратели придумывали самые изощрённые издевательства и способы унижения совершенствующихся по Фалуньгун. Вот как описывает это бывшая узница, которая чудом выжила и смогла уехать на Запад.

Однажды охранник приказал ей вычистить загаженный тюремный туалет, не дав ей ничего, даже тряпку:

«Разве ты не развиваешь терпеливость? Давай посмотрим, сможешь ли справиться с этим? Если сможешь, я буду восхищаться тобою».

Без жалоб она вычистила всё голыми руками и собственными матерчатыми туфлями, совсем изорвав их. Женщина успокаивала себя мыслью, что это сделает условия жизни для других заключённых чуточку лучше.

За пределами тюрем террор принимал другие формы. Следуя циркулярам Цзяна, органы власти на местах требовали от работодателей, руководителей вузов и домовых комитетов списки всех занимающихся Фалуньгун. Кроме того, их принуждали немедленно увольнять, исключать и выселять вместе с родственниками. Людей побуждали доносить на сослуживцев, знакомых и близких, угрожая расправой.

Три стратегические задачи Цзяна в войне с Фалуньгун (опорочить, разорить и уничтожить) выполнялись неукоснительно.

И в это время, в самый разгар репрессий, когда никто не смел даже шёпотом произнести слово в защиту Фалуньгун, 36 молодых людей из 12 стран приехали в Китай.

Событие на Тяньаньмэнь

Группа иностранных туристов из Европы, Австралии и Северной Америки прибыли на Тяньаньмэнь, плиты которой ещё помнили гусеницы тяжёлых танков, гонявшихся за безоружными студентами в 1989 году.

Без суеты, негромко переговариваясь, молодые люди развернули золотистого цвета плакат с надписью «Истина, Доброта, Терпение» и сели медитировать прямо на площади.

По иронии судьбы, позади группы медитирующих, красовался коммунистический лозунг «Да здравствует великое единство народов мира».

Кадр из фильма «Путешествие на Тяньаньмэнь»

Кадр из фильма «Путешествие на Тяньаньмэнь»

Через 20 секунд примчались милицейские микроавтобусы, они сигналили словно обезумевшие. В один миг машины окружили иностранцев. Вооружённые люди высыпали из микроавтобусов и рассредоточились по всей площади.  Отовсюду слышались оглушительные свистки милиционеров, которые разгоняли туристов и отбирали у них видеокамеры и фотоаппараты.

Несколько милиционеров бросились к медитирующей группе и вырвали у них из рук большой плакат. Тогда один из  участников акции, канадец Зенон Дольницкий, развернул привязанный к ноге плакат поменьше, на котором было написано:

«Фалунь Дафа несёт добро».

Он бежал по площади с плакатом в руках и кричал по-китайски:

«Америка знает, мир знает, что Фалуньгун несёт добро!»

Военизированный милиционер стоит на страже на площади Тяньаньмэнь в Пекине, Китай, 11 марта 2018 года

Военизированный милиционер стоит на страже на площади Тяньаньмэнь в Пекине, Китай. 11 марта 2018 года. Greg Baker/AFP via Getty Images

Трое милиционеров повалили Дольницкого на землю, а один крепкий мужчина  ударил его кулаком в лицо, сломав нос. Молодого человека из Швеции избили так, что он лежал на земле без сознания. Мужчине из Австралии сломали руку.

«Девушку из Франции схватили за горло и стали душить», — рассказывает Дольницкий.

Мирных демонстрантов одного за другим милиционеры тащили к микроавтобусам и заталкивали внутрь.

Почему эти люди из западных стран, практикующие Фалуньгун, собрались на площади Тяньаньмэнь в то время, когда гигантская пропагандистская машина Коммунистической партии Китая (КПК) заполонила мир сфабрикованной ложью? Почему они рисковали здоровьем и свободой, несмотря на то, что знали о предстоящей угрозе?

Вот что эти люди рассказали.

Элен Тун, менеджер по продажам журнала Taste of Life, Франция

Элен Тонг. Кадр из фильма «Путешествие на Тяньаньмэнь»

Элен Тун. Кадр из фильма «Путешествие на Тяньаньмэнь»

Как пояснила Тун, она поехала в Китай, потому что там началась ужасная, очерняющая духовную практику кампания. Компартия Китая дезинформировала китайцев, желая убедить их в том, что «никто за пределами Китая не практикует Фалуньгун».

«Это было сделано для китайских граждан, которых обманул коммунистический режим, заставив думать, что мы — культ, это было так несправедливо. Мне очень хочется сказать им, чтобы они увидели.

Посмотрите, мы белые [западные] люди, мы приехали из многих стран и практикуем Фалуньгун, вы это знаете?» — говорит Тун.

Лилиан Стаф, графический дизайнер, Швеция

Лилиан Стаф. Кадр из фильма «Путешествие на Тяньаньмэнь»

Лилиан Стаф. Кадр из фильма «Путешествие на Тяньаньмэнь»

«С начала преследования незаконно задержали более 50 тыс. практикующих и более 10 тыс. без суда отправили в трудовые лагеря, где применяют насилие и пытки, чтобы заставить их отказаться от Фалуньгун. В результате  многие из них умерли.

Мы можем остановить эти зверства, только, если привлечём к ним внимание».

Кей Рубачек, художница, Австралия

Кей Рубачек. Кадр из фильма «Путешествие на Тяньаньмэнь»

Кей Рубачек. Кадр из фильма «Путешествие на Тяньаньмэнь»

«Я получила так много пользы для здоровья, так много пользы в духовном плане, улучшились мои отношения с семьей и друзьями», — говорит Рубачек.

Австралийская художница не сомневается, что если бы кто-нибудь попытался заставить её отказаться от практики Фалуньгун, как это происходит в современном Китае, она бы на это не пошла.

«Так что я могу понять, почему практикующие в Китае тоже не хотят этого, почему они обращаются [к властям] и даже рискуют своими жизнями».

Моника Вайсс, киномонтажёр на пенсии, Германия

Моника Вайс. Кадр из фильма «Путешествие на Тяньаньмэнь»

Моника Вайсс. Кадр из фильма «Путешествие на Тяньаньмэнь»

«Я много лет работаю киномонтажёром. И очень часто мне попадались интервью с евреями, они говорили о нацистском режиме», — сказала Вайсс.

Я очень хорошо поняла, какое сильное воздействие исходит от СМИ, и как китайское правительство ограничивает свой собственный народ».

Зенон Дольницкий, тренер по фитнесу, Канада

Зенон Дольницкий. Кадр из фильма «Путешествие на Тяньаньмэнь»

Зенон Дольницкий. Кадр из фильма «Путешествие на Тяньаньмэнь»

«Я знаю, что Фалуньгун несёт добро, потому что я практикую три с половиной года. Благодаря практике я смог избавиться от алкоголя, курения, наркотиков и многих других вредных привычек, которые лишь загрязняли моё сердце, разум и тело», — сказал Дольницкий.

С глубочайшим уважением я приехал в вашу страну, чтобы отстаивать правду за вас. Пожалуйста, не верьте лжи [китайского режима]», — добавил он.

Что было потом?

Задержанных поместили в крошечную камеру в отделении полиции на площади Тяньаньмэнь. Там они столкнулись лицом к лицу с тёмной стороной Китая, скрытой от иностранных инвесторов и туристов.

«Я стала осматривать стены камеры. Я видела следы, которые выглядели так, как будто чьи-то пальцы скользили вниз, там были какие-то грязные кровавые пятна», — сказала Кейт Верещака из Австралии в документальном фильме «Путешествие на Тяньаньмэнь».

Тюремная камера

Ichigo121212/pixabay.com/Pixabay License

Одного из арестованных, израильтянина Лишая Лемиша, полицейские избили прямо в этой же маленькой комнате.

Позже полиция отвезла их в отель, где им дали еду и воду, чтобы отснять видео, на котором с ними «обращаются гуманным образом».

«То, что выглядело как отель, на самом деле было зданием спецслужб. Там были двусторонние зеркала и комнаты,  везде было полным-полно полицейских», — вспоминает Адам Лейнинг, предприниматель из Соединённых Штатов.

Полиция пыталась заставить задержанных подписать заявления, составленные на китайском языке. Они отказывались, и за это их били по лицу и в живот.

Опасаясь, что арест привлечёт внимание всего мира к незаконному преследованию, власти КПК в конце концов освободили группу, продержав их под стражей  от 24 до 28 часов.

16 лет спустя об этой невероятной поездке сняли документальный фильм под названием «Путешествие на Тяньаньмэнь».

Однако для многих людей, практикующих Фалуньгун в Китае, у которых нет иностранного гражданства, подобные истории заканчиваются по-другому.

По данным Информационного центра Фалунь Дафа, к ноябрю 2001 года более 300 китайских практикующих были замучены до смерти. По состоянию на декабрь 2020 года подтверждено не менее 4363 смертей в результате преследования.

Но из-за жёсткой информационной цензуры КПК, точное число погибших последователей Фалуньгун неизвестно. Цифры, обнародованные в настоящее время, всего лишь верхушка айсберга.

Кроме того, согласно отчёту 2016 года, коммунистический режим Китая убил десятки тысяч  людей, практикующих Фалуньгун ради их органов, для развития прибыльной индустрии трансплантации.

Помогите остановить насильственное извлечение органов у живых людей в Китае

Подпишите петицию

Источник: The Epoch Times 

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ -

ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Комментарии:
Рекомендуем