Больницы полагаются на команду врачей, готовых отреагировать на любой кризис или оказать неотложную медицинскую помощь. (Juice Flair/Shutterstock)
 | Epoch Times Россия
Больницы полагаются на команду врачей, готовых отреагировать на любой кризис или оказать неотложную медицинскую помощь. (Juice Flair/Shutterstock)

24 часа в окопах: один день из жизни врача

Наша больница обслуживает множество малообеспеченных пациентов, и мы — всё, что у них есть
Автор: 23.11.2021 Обновлено: 23.11.2021 16:54
Обычно я беру с собой еду на 24-часовые смены в больнице. Если вы думаете, что в больницах подают хорошую и здоровую еду, то ошибаетесь.

В такие безумные дни, как этот, мне бы хотелось оказаться на пляже где-то на Гавайях.
Сейчас семь часов утра, и я пришёл заменить измученную напарницу, которая провела здесь всю ночь. Она оставляет мне трёх пациентов, которых нужно осмотреть, и женщину, которая скоро отправится в операционную из-за внематочной беременности.

Я спускаюсь в операционную, чтобы представиться этой несчастной молодой женщине, и взять у неё номер сотового телефона матери, которой позвоню после операции.

Лапароскопия началась достаточно хорошо. Проблема в том, что, когда я вставил все трубки, то не увидел оплодотворённую яйцеклетку, которая выглядит как разбухшая красная виноградина.

Фаллопиевы трубы, соединяющиеся с маткой, в которых начинает развиваться оплодотворённый эмбрион, выглядят нормально. Наконец я обнаружил, что оплодотворённая яйцеклетка в глубине таза прилипла к нисходящей ободочной кишке (кишечнику).

Это очень опасное место для внематочной беременности. Если я попытаюсь удалить его хирургическим путём, то могу легко разорвать толстую кишку и нанести серьёзный ущерб. Я решил лечить женщину метотрексатом, который должен прервать внематочную и спасти толстую кишку. Короче говоря, метод сработал (потребовалось пару дней).

Как только я вышел из операционной, меня вызвали в родильное отделение. У врача возникла проблема с пациенткой, которая только что родила естественным путём. У неё началось обильное маточное кровотечение. И хоть мне очень хотелось выпить чашечку кофе, это дело пришлось отложить.

Я работаю госпиталистом, а также провожу половину времени в собственной клинике, наблюдая за обычными пациентами, когда не нахожусь здесь в больнице. Считайте меня пожарным. Мы находимся там на случай чрезвычайной ситуации.

Иногда дни проходят спокойно, и я могу читать, писать или просто выпить чашечку кофе. Но бывают дни, как сегодня, когда кризис за кризисом вызывают прилив адреналина.

У нас есть опыт (к счастью), чтобы справиться с самыми серьёзными ситуациями, требующими оказания неотложной медицинской помощи, и с Божьей милостью помочь тем, кто действительно в этом нуждается.

Наша больница обслуживает множество малообеспеченных пациентов, и мы — всё, что у них есть.

Эта пациентка, в частности, действительно истекала кровью, и её врач растерялся, попросив о помощи. У пациентки учащался пульс, кровь выглядела водянистой, а давление начало падать.

Проблема послеродового кровотечения заключается в том, что оно может быть опасным для жизни, если его не распознать и быстро не устранить. У этой пациентки был ДВС-синдром (диссеминированное внутрисосудистое свёртывание крови), при котором она израсходовала весь свой материал для свёртывания крови, и у неё не осталось ничего, чтобы остановить кровотечение.

Мы начали переливание эритроцитов, плазмы, тромбоцитов и других необходимых веществ крови. Мы дали ей несколько лекарств, чтобы «зажать» матку и остановить кровотечение. В итоге она потеряла около 3 литров крови. Наконец, артериальное давление начало улучшаться. Эта женщина выжила благодаря быстрым действиям медсестёр и других врачей. Моя работа заключалась в том, чтобы просто руководить процессом.

Теперь мне сильно захотелось кофе. Моя смена только начиналась. Она начинается в семь утра и продолжается до семи утра следующего дня. В отделение неотложной помощи снова позвонили, чтобы осмотреть 40-летнюю женщину с очень обильными менструациями.

У неё была анемия (малокровие), но ничего страшного. У женщины не было страховки, и мне нужно было убедиться, что её жизни ничего не угрожает. Я выписал ей рецепт противозачаточных средств, чтобы контролировать её цикл, и посоветовал есть пищу с высоким содержанием железа, а также принимать добавки железа.

Задача госпиталистов — справляться с чрезвычайными ситуациями, и мы не занимаемся рутинным медицинским обслуживанием. Мы также получаем несколько направлений в день для осмотра пациентов в больнице, которым нужна обычная медицинская помощь, например, назначить маммограмму или проконсультировать по поводу лечения миомы.

Остальная часть дня прошла относительно спокойно, пока пациентке с COVID-19 не потребовалось кесарево сечение на 34 неделе беременности. Показатели пульсоксиметрии ухудшались, как и показатели фетального монитора. Действовать надо было быстро. Пришлось надеть «костюм космонавта». Работать в скафандре нелегко. Я чувствовал себя Мэттом Дэймоном в фильме «Марсианин». Мама и ребёнок хорошо справились.

Остальная часть смены прошла менее напряжённо: несколько обычных вызовов, посещение отделения неотложной помощи, а также двое естественных родов.
В общем, прошла загруженная смена с четырьмя часами сна, пока я не передал эстафету, к своему облегчению.

Ещё один день в окопах.

Джон Баньян, английский писатель XVII века, хорошо сказал:

«Вы не жили сегодня, если не сделали что-то для того, кто никогда не сможет вам отплатить».

Доктор Питер Вайсчастый гость на местном и национальном телевидении, в газетах и на радио. В течение 30 лет он был доцентом кафедры акушерства и гинекологии в Медицинской школе Дэвида Геффена при Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, после чего ушёл в отставку, чтобы оказывать свои клинические услуги нуждающимся во время пандемии COVID-19. Он также был советником по вопросам здравоохранения в предвыборной кампании сенатора Джона Маккейна в 2008 году.

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА