Кит и Дарла Смит из Йорка, штат Пенсильвания. (Courtesy Darla Smith)  | Epoch Times Россия
Кит и Дарла Смит из Йорка, штат Пенсильвания. (Courtesy Darla Smith)

Больному COVID-19 в Пенсильвании пришлось через суд добиваться лечения ивермектином

Ивермектин одобрен для лечения паразитарных заболеваний, но он успешно применялся для лечения пациентов с COVID-19
Автор: 09.12.2021 Обновлено: 09.12.2021 10:19

Кит Смит получил первую из трёх доз ивермектина в понедельник, 6 декабря, находясь на лечении от COVID-19 в отделении интенсивной терапии Мемориальной больницы UPMC. Больница возражала против лечения, но жена Кита, Дарла Смит, добилась разрешения через суд.

«Ивермектин назначается людям уже 35 лет и был использован более 4 млрд раз по всему миру, — сказал The Epoch Times адвокат из Буффало, штат Нью-Йорк, Ральф Лориго, который вёл дело Смитов. — Это лекарство первой необходимости. Центр по контролю и профилактике заболеваний рекомендует каждому беженцу, прибывающему в страну, принимать ивермектин. Это показывает, насколько он безопасен».

Ивермектин одобрен для лечения паразитарных заболеваний, но он успешно применялся для лечения пациентов с COVID-19, хотя это считается нецелевым использованием. Но врачи имеют право выписывать лекарства для использования не по назначению.

Со времени первого случая применения ивермектина в январе, когда 80-летняя женщина прошла путь от неминуемой смерти и аппарата искусственной вентиляции лёгких до празднования своего 81-летия в полном здравии дома, Лориго взял более 100 случаев, когда семьи пациентов боролись с больницами за право получить ивермектин.

«Ситуация настолько плоха, что за выходные у меня было 37 запросов от людей, отчаянно ищущих лечение для близкого человека в больнице, который находится в ужасном состоянии. Больница выполнила протокол, и он не сработал».

Сейчас медики в основном назначают Ремдезивир, а если состояние здоровья пациента ухудшается, его интубируют, то есть помещают на аппарат искусственной вентиляции лёгких.

«Когда вас помещают на аппарат искусственной вентиляции лёгких, это означает, что они выполнили свой протокол, и теперь нужно ждать, и наблюдать. Ваши шансы на выздоровление после того, как вы окажетесь на аппарате ИВЛ, значительно уменьшаются, — говорит Лориго. — В начале пандемии, если вы попадали на аппарат ИВЛ, у вас было 80-90% шансов не выжить. Сейчас ситуация улучшилась, но пребывание на аппарате ИВЛ может нанести вред лёгким и ваши шансы на выживание уменьшаются».

День благодарения с COVID-19

Всей семье Смитов, 52-летнему Киту, 51-летней Дарле и их сыновьям: 21-летнему Картеру и 17-летнему Закари, диагноз COVID-19 был поставлен в начале ноября в течение нескольких дней друг за другом. Они не говорят, были ли они вакцинированы из-за правил конфиденциальности.

Все в доме чувствовали себя плохо, но однажды ночью Кит кашлял так сильно, что не мог уснуть. Утром он сказал Дарле, что при кашле у него выделяется коричневато-красная жидкость. Она подумала, что это может быть красное лекарство от кашля, которое он принял накануне вечером, но, когда он откашлялся и показал ей, они решили сразу поехать в Мемориальную больницу UPMC.

«Он не хотел, чтобы его подключили к аппарату ИВЛ, — сказала Дарла изданию The Epoch Times. — Мы слышали тревожные истории об интубации, и он не хотел, чтобы его интубировали».

Это было утром в пятницу, 19 ноября.

«С самого начала они настаивали на интубации. В отделении скорой помощи в первый день они говорили об этом», — сказала Дарла.

Супруги ждали в приёмном покое, когда освободилась комната в отделении интенсивной терапии, Кита перевели туда. Около 12:30 в воскресенье из больницы позвонили Дарле домой и сообщили, что у Кита резко упал уровень кислорода. Они хотели подключить его к ИВЛ.

Кит сказал:

«Позвоните моей жене. Это совместное решение».

Сотрудник больницы разрешил им воспользоваться его телефоном для видеочата, после чего дал Киту успокоительное и подключил его к аппарату искусственной вентиляции лёгких.

«Я была в отчаянии. Я сразу же начала молиться. Я позвонила родителям, и мы молились», — сказала Дарла.

Перед тем как попасть в больницу, Кит прошёл онлайн-консультацию у врача и получил рецепт на ивермектин, но он ещё не был доставлен. Дарла спросила, можно ли давать ему ивермектин, но в больнице сказали, что это не входит в число одобренных методов лечения. Они не разрешили.

«В то воскресенье я поехала в больницу и впервые встретилась с пульмонологом. Он передал мне бумагу с утверждёнными методами лечения. Внизу страницы перечислены непроверенные препараты, которые они не используют. Ивермектин — первый в списке».

В тот вечер Дарла увидела статью о пациенте из Иллинойса, которому Лориго помог получить доступ к ивермектину.

«Как будто Бог говорил. Я подумала, что должна позвонить этому адвокату».

Лориго подал иск на имя Смита прямо перед Днём благодарения, и они ждали праздника, чтобы в понедельник, 29 ноября, предстать перед судом.

«Я боялась, что он умрёт. Судье потребовалось четыре дня, чтобы вынести решение. Я была так напугана этой задержкой. Я была в недоумении, почему больница борется с нами, — рассказала Дарла. — Я подписала отказ от ответственности, который снимает с них любую ответственность, связанную с ивермектином. Он не может ему навредить, но может помочь».

Долгое ожидание разрешения на использование ивермектина имеет значение для пациентов с COVID-19.

«Каждую неделю я получаю звонки о том, что люди умерли, — говорит Лориго. — Я потерял примерно треть клиентов, которые наняли меня, потому что мы не могли получить разрешение достаточно быстро. Какой вред больнице от этих попыток? Каждый человек имеет право сделать всё возможное, чтобы спасти свою жизнь».

Судья Клайд Веддер из суда общей юрисдикции округа Йорк постановил, что UPMC Memorial не обязан лечить Смита ивермектином, но должен разрешить врачу или дипломированной медсестре вводить препарат под руководством врача телемедицины, который назначил ивермектин до госпитализации Кита.

Дарла и медсестра, готовая ввести препарат, надели СИЗ, зашли в палату Кита в понедельник и сказали ему, что собираются ввести ивермектин. Это был его 15-й день под седацией, поэтому он не реагировал.

Медсестра и Дарла помолились. Затем лекарство измельчили, смешали с жидкостью и ввели в его питательную трубку.

«Я плакала и испытывала множество эмоций. В основном это была огромная благодарность Богу», — говорит Дарла.

На данный момент состояние Кита стабильно. В больнице поддерживают его температуру с помощью пакетов со льдом и работают над снижением дозы успокоительного.

«Ему не стало хуже, и я считаю это победой», — сказала Дарла.

«Я надеюсь, что Бог полностью исцелит моего мужа. Я хочу, чтобы его экстубировали, хочу вернуть его домой. Я не знаю, произойдёт ли это, но буду пытаться сделать всё что угодно. Думаю, то, что происходит в Соединённых Штатах, не очень хорошо. Уровень медицинской тирании и медицинской злонамеренности просто ужасает».

Бет Брелье — журналист-расследователь, освещающий политику Пенсильвании, суды и самые интересные, а иногда и скрытые новости.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА