Вакцины могут обеспечить специфическую защиту, но исследования показали вероятность их непредвиденных последствий для нашей иммунной системы. Фото: ustas7777777/Shutterstock  | Epoch Times Россия
Вакцины могут обеспечить специфическую защиту, но исследования показали вероятность их непредвиденных последствий для нашей иммунной системы. Фото: ustas7777777/Shutterstock

Как прививки от COVID-19 подавляют вашу иммунную систему?

Спайковый белок вакцины от COVID-19 отличается от спайкового белка вируса, и может «значительно» подавлять иммунитет
Автор: 10.02.2022 Обновлено: 10.02.2022 11:45

В научной статье, опубликованной на этой неделе и ещё не прошедшей рецензирования, Стефани Сенефф, доктор философии из США, описывает механизм действия прививок от COVID-19, который приводит к подавлению врождённой иммунной системы. Это происходит путём ингибирования пути интерферона типа 1.

Стефани Сенефф, доктор философии, старший научный сотрудник Массачусетского технологического института, проработавшая в нём более пятидесяти лет, обсудила в интервью свою последнюю работу «Подавление врождённого иммунитета мРНК-вакцинами SARS-CoV-2. Роль G-квадруплексов, экзосом и микроРНК», написанную в соавторстве с доктором Питером Маккалоу, а также двумя другими авторами: доктором Грегом Нигом и доктором Энтони Кириакопулосом.

Ранее Най и Сенефф совместно написали статью, в которой подробно описали различия между спайковым белком вируса и спайковым белком вакцины от COVID-19. В не рецензируемой исследовательской работе, опубликованной на этой неделе на сервисе препринтов authorea, команда глубоко изучила механизмы действия прививок от COVID-19, показав их небезопасность и неэффективность. Прививки фактически подавляют вашу врожденную иммунную систему.

«Я думаю, что Маккалоу — фантастический человек, и я так счастлива, что он сотрудничает со мной, — говорит Сенефф. — Я очень надеюсь, что нам удастся найти журнал, который захочет опубликовать эту работу. Возможно, нам придётся искать какие-то альтернативные средства массовой информации, чтобы добиться публикации.

Просто невероятно, сколько цензуры происходит прямо сейчас. Я всё время нахожусь в состоянии шока. Кажется, что хуже уже не будет и ситуация улучшится, а на самом деле всё становится только хуже и хуже.

Неизвестно, когда это кончится. Это очень обескураживает… У фармакологии за спиной столько денег, и они всё устроили так, чтобы ничего не прошло мимо них…

Мы надеемся опубликовать статью в качестве препринта, но … примечательно, что они могут отклонить её и на уровне препринта. Мы работаем над этим, но это нелегко. Когда вы пишете что-то настолько радикальное, они действительно упорно борются за то чтобы это не попало в сеть».

16 января 2022 года служба препринтов Authorea опубликовала эту работу на своём сайте, присвоив ей DOI и сделав её официальной.

Исключительно сильные сигналы относительно безопасности

Как отметила Сенефф, при просмотре различных баз данных на предмет неблагоприятных последствий, вы можете увидеть исключительно опасные сигналы — и разработчики вакцин от COVID-19 знают о них.

«Цифры не видны», — говорит Сенефф, указывая на все уровни побочных эффектов, от лёгких до катастрофических.

Например, Сенефф изучила данные о раке, и в среднем за последний год было зарегистрировано в два раза больше случаев заболевания раком после прививки от COVID-19 по сравнению со всеми другими вакцинами, вместе взятыми за 31 год.

«Это просто удивительно, потому что в целом этот показатель в два раза выше. Рак молочной железы, например, за один год с этими вакцинами стал в три раза выше, чем при всех других вакцинах за 31 год. Это очень сильный сигнал», — говорит Сенефф.

«Лимфома также проявляется гораздо чаще после прививок от COVID-19. Данные VAERS [американской системе сообщений о неблагоприятных событиях, связанных с вакцинами] показывают просто удивительные сигналы».

Ещё более важно, что большинство людей не думают, что прививка от COVID-19 может повлиять на возникновение рака, поэтому они никогда не сообщают об этом.

«Меня озадачивает, что они готовы нанести такой ущерб здоровью всего населения Земли. Я не понимаю такой степени злобы», — говорит Сенефф.

Нарушение работы интерферона первого типа

Прививки подавляют врождённую иммунную систему путём ингибирования интерферона первого типа. Одной из первых работ, натолкнувших Сенеффа и Маккалоу на эту мысль, стало индийское исследование, в котором выращенные в культуре человеческие клетки подвергались воздействию наночастиц ДНК. Клетки производили спайковый белок, подобно тому как это делают прививки от COVID-19.

Штамм клеток называется HEK-293. Взятые из почек абортированного плода в 1980-х годах, они часто используются в исследованиях. Так как они взяты из почек, то обладают свойствами, подобными нейронам. Если их программируют на производство спайкового белка, то они высвобождают их внутри экзосом — липидных наночастиц, в которые упаковывается спайковый белок.

Экзосомы для клеток играют роль коммуникационной сети. Когда клетка испытывает стресс, она выпускает экзосомы, содержащие некоторые из молекул, которые вызывают стресс. Так, в случае с прививками от COVID-19 экзосомы содержат спайковый белок и микроРНК.

МикроРНК — это сигнальные молекулы, способные влиять на функции клетки. Они заставляют клетки изменять своё поведение или метаболизм. Как правило, они делают это путём подавления определённых ферментов.

Индийское исследование обнаружило в экзосомах, выделяемых этими нейроноподобными клетками, две специфические микроРНК: miR-148a и miR-590. Затем они воздействовали этими экзосомами на микроглию (иммунные клетки мозга).

Как объяснил Сенефф, нейроны в вашем мозге вырабатывают спайковый белок или принимают спайковый белок, находящийся в циркуляции, и реагируют на него, выделяя экзосомы.

Затем экзосомы подхватываются микроглией — иммунными клетками вашего мозга. Когда иммунные клетки получают эти экзосомы, они включают воспалительную реакцию. В первую очередь реакция идёт на эти микроРНК: miR-148a и miR-590. Разумеется, там также присутствует токсичный спайковый белок.

В совокупности они вызывают воспаление в мозге, которое повреждает нейроны. Это воспаление, в свою очередь, может способствовать развитию ряда дегенеративных заболеваний мозга. Липидные частицы в вакцине от COVID-19, которые содержат мРНК, похожи на экзосомы, но не идентичны им. Они также очень похожи на частицы липидов низкой плотности (ЛПНП).

Я думаю, что экзосомы, вероятно, немного меньше. Частицы вакцины больше. Они больше похожи на частицы ЛПНП. В мембране вакцинных частиц есть холестерин, а в их составе есть липопротеин. Таким образом, они похожи на частицы ЛПНП.

В них добавляют катионный липид, который очень, очень токсичен — синтетический катионный липид, который делает их положительно заряженными. Экспериментально учёные обнаружили, что этот липид, когда частица поглощается клеткой, высвобождается в цитоплазму, [где] мРНК затем производит спайковый белок.

Прививки от COVID-19 очень умно разработаны, как с точки зрения защиты РНК от разрушения, так и с точки зрения того, что РНК очень эффективно производит спайковый белок. Но она очень отличается от мРНК, которую производит вирус, хотя кодирует тот же самый белок».

Сенефф вместе с Грегом Нигом написали целую статью, в которой подробно описаны различия между вирусным спайковым белком и спайковым белком вакцины от COVID-19. Статья была опубликована в Международном журнале теории, практики и исследований вакцин в мае 2021 года. В основном она играет роль учебного пособия для понимания вышеуказанных механизмов.

Две микроРНК, miR-148a и miR-590, выделяемые в экзосомах вместе со спайковым белком, значительно нарушают ответ интерферона первого типа в любой клетке, включая иммунные клетки.

Возвращаясь к вышеупомянутой индийской работе, следует отметить, что микроглия в конечном итоге вызывает воспаление в мозге, а две микроРНК играют в этом процессе центральную роль. miR-148a и miR-590 были помещены в эти экзосомы вместе со спайковым белком, и эти две микроРНК способны значительно нарушить реакцию интерферона первого типа в любой клетке, включая иммунные клетки.

Интерферон первого типа также сдерживает латентные вирусы, такие как вирусы герпеса и ветряной оспы (вызывающие опоясывающий лишай), поэтому, если ваш интерфероновый путь подавлен, эти латентные вирусы также могут начать выходить на поверхность.

База данных VAERS показывает, что многие из людей, прошедших вакцинацию, сообщают о подобных инфекциях. Подавление интерферона также повышает риск развития рака и сердечно-сосудистых заболеваний.

Реакция интерферона первого типа имеет решающее значение при вирусных инфекциях

По словам Сенефф, реакция интерферона первого типа абсолютно важна в качестве первой стадии ответа на вирусную инфекцию. Когда в клетку вторгается вирус, она выделяет альфа-интерферон первого типа и бета-интерферон первого типа. Они действуют как сигнальные молекулы, которые сообщают клетке, что она инфицирована.

Это, в свою очередь, запускает иммунный ответ и начинает действовать на ранней стадии вирусной инфекции. Было показано, что у людей, заболевших тяжёлой инфекцией SARS-CoV-2, нарушен ответ на интерферон первого типа. Как отмечает Сенефф:

«Ирония заключается в том, что вакцины вводятся для защиты от COVID-19, но при этом они создают ситуацию, когда ваши иммунные клетки не готовы бороться с SARS-CoV-2, если он попадёт в клетку».

Фокус в том, что вакцина вызывает огромный ответ антител, а это типично для тяжёлой болезни.

Таким образом, [прививка от COVID-19] обманывает вашу иммунную систему, заставляя её думать, что у вас тяжёлый случай COVID-19. Это действительно интересный способ: они проходят через слизистый барьер лёгких, через сосудистый барьер крови, в мышцы. Кроме того, они замаскированы.

РНК не выглядит как РНК вируса, а выглядит как молекула РНК человека. Часть модификаций [внесённых в мРНК в вакцине] заключалась в том, чтобы сделать её очень прочной, чтобы её нельзя было разрушить. Она также очень хороша для быстрого производства белка — это также ведёт к большому количеству ошибок, становясь ещё одной проблемой…

Иммунные клетки захватывают наночастицы и переносят их через лимфатическую систему в селезёнку. Многочисленные исследования показали, что они оказываются в селезёнке… яичниках, печени, костном мозге… Селезёнка, конечно, очень важна для выработки антител».

Важно отметить, что реакция антител, которую вы получаете от прививки COVID-19, экспоненциально выше, чем при естественной инфекции. Как показали исследования, уровень реакции антител повышается с тяжестью заболевания. Таким образом, прививка имитирует тяжёлую инфекцию. При лёгкой инфекции антитела могут вообще не вырабатываться, поскольку клетки врождённого иммунитета достаточно сильны, чтобы бороться с инфекцией без них.

Именно тогда, когда ваша врождённая иммунная система слаба, возникают проблемы. Причина этой слабости — подавленный ответ интерферона первого типа. При недостатке интерферона первого типа ваши иммунные клетки неспособны остановить распространение вируса в организме.

По словам Сенеффа, причина, по которой добавки с интерфероном первого типа до сих пор не рекомендовались, заключается в том, что для правильного функционирования иммунного каскада необходимо идеально подобрать время. Интерферон первого типа играет решающую роль только на самой ранней стадии инфекции. Как только вы перешли в стадию умеренной или тяжёлой инфекции, использовать его уже слишком поздно.

Прививки от COVID-19 сбивают с толку вашу иммунную систему

Как отмечает Сенефф, прививки от COVID-19 настолько неестественны, что ваша иммунная система просто не знает, что делать.

«Моё впечатление таково, что иммунные клетки не знают, что, чёрт возьми, происходит. Иммунные клетки вырабатывают токсичный белок в огромных количествах. Это крайне необычно. Нет никаких признаков какой-либо вирусной инфекции, потому что эти РНК выглядят как человеческие РНК.

Как будто иммунные клетки человека внезапно решили произвести действительно токсичный белок и произвести его в большом количестве, что они и делают, а иммунная система совершенно сбита с толку. Иммунные клетки понятия не имеют, что с ним делать.

Конечно, эти иммунные клетки, перегруженные всеми этими спайковыми белками, говорят: „Мы должны избавиться от них“ и отправляют экзосомы. МикроРНК [в экзосомах] думают, что клеткам-реципиентам понадобятся эти конкретные сигнальные молекулы, чтобы справиться с токсичной нагрузкой.

Таким образом, вы распространяете спайковый белок по всему организму, чтобы рассеять токсичность, с которой вы справляетесь в селезёнке. Эти экзосомы также очень хороши для тренировки антител. Была опубликована хорошая статья, в которой было показано, что высвобождаемые экзосомы содержат спайковый белок в своей мембране, внешней стороне экзосомы.

Это очень здорово, что там отображается спайковый белок, позволяя иммунным клеткам — В-лимфоцитам и Т-лимфоцитам, которым необходимо подобраться к нему поближе — выяснить, как формировать свои антитела. Антитела формируются таким образом, чтобы соответствовать токсичному белку, который находится на поверхности экзосом.

Примерно через 14 дней после второй [инъекции] экзосомы вызывают реакцию антител. [Исследователи считают, что экзосомы сыграли решающую роль в этом экстремальном ответе антител, который был произведён В-клетками и Т-клетками, адаптивной иммунной системой.

Но я думаю, что принцип действия вакцины заключается в том, что нет других способов, кроме выработки антител. Это единственный способ борьбы. Белок, который производится и высвобождается этими иммунными клетками, токсичен и единственное, что вы можете сделать, чтобы остановить его, — это выработать антитела.

Они пытаются создать много-много антител, которые приклеятся к этим токсичным белкам и не дадут им проникнуть через рецептор ACE2. В этом и заключается работа антител. Поначалу они хорошо справляются со своей задачей… Это правда, что они защищают вас от болезней. К сожалению, уровень антител довольно быстро снижается».

Есть также антитела, которые усиливают болезнь, а не борются с ней, и уровень этих антител снижается медленнее, чем защитных антител. Таким образом, через несколько месяцев вы получаете НЕГАТИВНЫЙ иммунный ответ. Другими словами, вы теперь более подвержены инфекции, чем когда-либо прежде. Как объясняет Сенефф:

«Существует точка пересечения, в которой усиливающие антитела могут быть сильнее защитных антител, и именно тогда вы можете получить это антителозависимое усиление (ADE), которое люди наблюдали в прошлом с [другими] вакцинами против коронавируса. Мы всё ещё пытаемся понять, так ли это в случае с [вакциной от COVID-19]. Есть некоторые доказательства, но они ещё не окончательные».

Важность цитотоксических Т-клеток

После того как индийское исследование навело Сенеффа и Маккалоу на мысль о проблеме интерферона, они наткнулись на китайское исследование, в котором отслеживалось влияние вакцины от COVID-19 на иммунную систему с течением времени. Исследователи обнаружили, что инфекция вызвала увеличение количества Т-клеток CD8+ — важных цитотоксических Т-клеток, которые фактически удаляют инфицированные клетки.

Как отметил Сенефф, клетки CD8+ — важная часть защиты от SARS-CoV-2. Важно отметить, что Т-клетки CD8+ были усилены в ответ на естественную инфекцию, но не в ответ на прививку от COVID-19. Китайские учёные также обнаружили подавление интерферона первого типа после вакцинации.

Таким образом, после укола не только подавляется реакция первой линии — реакция интерферона первого типа, но и отсутствует та часть иммунного ответа, которая очищает инфицированные клетки.

МикроРНК, влияющая на риск развития миокардита

Третья микроРНК (мРНК), созданная естественной инфекцией SARS-CoV-2, — это miR-155, и она играет важную роль в здоровье сердца. В начале пандемии были сообщения о том, что COVID-19 вызывает проблемы с сердцем.

Сенефф подозревает, что экзосомы, содержащие miR-155, могут присутствовать после вакцинации и играть роль в повреждениях сердца, о которых поступают сообщения. В частности, miR-155 связан с миокардитом. Как упоминалось ранее, микроРНК подавляет определённые белки, которые затем вызывают сложный каскадный ответ. Когда микроРНК подавляет конкретный критический белок, происходит совершенно другой каскад.

Почему после вакцинации могут возникнуть аутоиммунные проблемы

В антителах, вырабатываемых с помощью вакцины, также есть несколько коротких пептидных последовательностей, которые ранее были обнаружены в нескольких клетках человека, связанных с аутоиммунными заболеваниями. Сенефф объясняет:

«Кандюк много писала об этом. Она эксперт по этим антителам… Спайковый белок [SARS-CoV-2] очень сильно пересекается с человеческим белком. Это значит, что когда вы создаёте действительно сильный ответ антител на спайковые белки, эти антитела могут запутаться и атаковать человеческие белки, который имеют схожую последовательность.

Это классическая форма аутоиммунного заболевания, которая называется молекулярной мимикрией. Было много разных белков, которые совпадали. Довольно удивительно… Похоже, что они очень хорошо разработаны для индуцирования аутоиммунных заболеваний, если вы вырабатываете антитела к этим последовательностям в спайковом белке».

Неврологические проблемы у женщин

Вакцины от COVID-19 также тесно связаны с неврологическими проблемами, такими как неконтролируемая дрожь и тряска. Любопытно, что от этого побочного эффекта непропорционально часто страдают женщины. Механизм здесь снова связан с экзосомами. Сенефф объясняет:

«Я считаю, что есть сильные предпосылки для следующего утверждения: иммунные клетки в селезёнке производят спайковый белок и высвобождают его в экзосомах. В исследованиях болезни Паркинсона было показано, что эти экзосомы перемещаются по нервным волокнам.

Они идут по спланхническому нерву, соединяются с блуждающим нервом, поднимаются к мозгу и попадают во все эти различные нервы в мозге. Когда вы смотрите на базу данных VAERS, то видите мощные сигналы, указывающие на воспаление различных нервов.

Например, существует 12 000 случаев шума в ушах, связанных с вакциной COVID-19, и это только то, о чём сообщается. Шум в ушах — это сильный сигнал, указывающий на воспаление слухового нерва. Для возникновения шума в ушах необходимо пройти весь путь от селезёнки до блуждающего нерва, а затем соединиться со слуховым нервом.

Затем, паралич Белла — воспаление лицевого нерва. Вы испытываете мигрень, головную боль. Существует более 8000 случаев мигренозной головной боли, которая связана с воспалением тройничного нерва.

Я подозреваю, что они также проходят по нервным волокнам позвоночного столба, что может быть причиной некоторых из обнаруженных случаев паралича. У людей выявлено много проблем с подвижностью, связанных с этими вакцинами.

Я считаю, что вакцина может вызывать множество нарушений в миелиновой оболочке, и мы говорим об этом в статье. Это связано, опять же, со сложными сигналами. Вы можете добраться до проблемы миелиновой оболочки через нарушение интерферона первого типа.

Это, опять же, связано с так называемым фактором ответа на интерферон 9 IRF9. Этот белок запускает выработку сульфатида в печени, и подавляется микроРНК, о которых я упоминал ранее».

Сульфатид — важный переносчик липидов — единственный сульфонированный липид в организме человека. Ваша печень производит большую часть сульфатида, который затем переносится тромбоцитами (клетками крови) в другие области тела. Миелиновая оболочка содержит большое количество сульфатида, который защищает её. При демиелинизирующих заболеваниях этот сульфатид разрушается, что в конечном итоге приводит к поражению миелина.

Сенефф считает, что вакцина от COVID-19 приводит к значительному повреждению миелина благодаря этим воспалительным экзосомам. Повреждение не обязательно проявляется сразу, хотя некоторые люди испытывают острые разрушительные последствия вакцинации. Может пройти 10 и более лет, прежде чем начнётся демиелинизирующее заболевание.

«Я думаю, что мы увидим, как люди будут заболевать этими нейродегенеративными заболеваниями всё в более раннем возрасте, — говорит Сенефф. — и я думаю, что у всех, кто уже страдает каким-либо из этих заболеваний, будет ускоренное прогрессирование».

Вскоре мы можем увидеть взрыв заболеваемости болезнью Паркинсона

Настораживает то, что потеря обоняния и, неспособность глотать (дисфагия) — признаки болезни Паркинсона — сейчас регистрируются тысячами. Таким образом, в ближайшие годы мы можем столкнуться со взрывом заболеваемости болезнью Паркинсона.

«Исследования болезни Паркинсона показали, что в кишечнике могут находиться патогенные микроорганизмы, которые вырабатывают прионоподобный белок, каким и является спайковый белок. Затем иммунные клетки захватывают его и доставляют в селезёнку. Это, конечно, вызывает стресс.

Находящиеся в состоянии стресса иммунные клетки в селезёнке повышают уровень и производят больше альфа-синуклеина. Альфа-синуклеин — это молекула, которая борется с инфекцией, и неправильно формируется при болезни Паркинсона.

Меня завораживают все эти молекулы, похожие на прионы. Есть сам прионный белок, который связан с болезнью Крейтцфельдта-Якоба, но есть и альфа-синуклеин, и амилоид бета, есть TDP-43, который связан с ALS.

В базе данных VAERS все эти заболевания представлены в избытке в отношении прививок от COVID-19 по сравнению со всеми другими вакцинами, вместе взятыми за 31 год. Это просто совершенно не соответствует действительности.

С вакцинами от COVID-19 связано 58 случаев болезни Альцгеймера, а со всеми другими вакцинами за 31 год — 13. Это в несколько раз больше — 58 против 13.

Болезнь Крейцфельда-Якоба также встречается почти в семь раз чаще в случаях с вакциной от COVID-19. БКЯ — это страшная болезнь. Вы становитесь калекой и умираете через несколько лет. Это классическая болезнь прионного белка. Она встречается крайне редко. Только 1 человек из миллиона заболевает болезнью Крейцфельда-Якоба.

Со мной связался один человек из Франции, чья жена заболела болезнью Крейцфельда-Якоба всего через несколько недель после второй вакцинации. Он был абсолютно убеждён, что болезнь возникла из-за вакцины. На самом деле в VAERS зарегистрировано 27 случаев [болезни Крейцфельда-Якоба] от вакцин COVID-19, в то время как за всю историю всех остальных вакцин, вместе взятых — только четыре случая».

Проблемы со здоровьем, которые мы можем ожидать в будущем

Сенефф предсказывает, что со временем мы увидим резкое увеличение числа инфекций и раковых заболеваний всех типов, аутоиммунных заболеваний, нейродегенеративных заболеваний и репродуктивных проблем. Как уже упоминалось, исследования показали, что спайковый белок накапливается в селезёнке и яичниках женщин.

Несомненно, воспаление в яичниках — это не очень хорошо. Мужчины также сообщают об опухших яичках, что может свидетельствовать о воспалении. По предварительным данным, у женщин, получивших вакцину в первые 20 недель беременности, частота выкидышей составляет от 82% до 91%. Есть также отчёты VAERS, в которых говорится о повреждении плода. Конечно, это также может ухудшить будущую фертильность.

Как было описано ранее, некоторые антитела, вырабатываемые вакциной, реагируют на белки человека. Один из белков, на который реагируют антитела, похож на спайковый белок, — это синцитин, который необходим для оплодотворения яйцеклетки.

Опасение вызывает то, что антитела могут атаковать и разрушать синцитин, тем самым нарушая и предотвращая имплантацию в плаценту.

Омикрон — замаскированное благословение?

Вакцины также способствуют увековечиванию COVID-19, создавая всё новые штаммы вируса.

«В первой работе, написанной вместе с Грегом, мы предсказывали, что вакцины вызовут увеличение количества вариантов спайкового белка, изменённых версий вируса», — говорит Сенефф.

«Действительно, мне кажется, что так и происходит. Но я очень надеюсь на „Омикрон“, потому что он выглядит как более мягкий вирус, но невероятно заразный. Он пронесётся среди населения и даст всем, по сути, вакцину. Это своего рода естественная вакцина, я думаю.

[Исследования показали, что… переболев „Омикроном“, вы в какой-то степени защищены от „Дельты“, которая всё равно исчезает, потому что „Омикрон“ её вытесняет. Это действительно здорово. Я думаю, что „Омикрон“ — это подарок Бога с небес».

Однако это благословение может быть сведено на нет у тех, кто получил несколько инъекций вакцины от COVID-19. Каждая доза ослабляет иммунный ответ, так что с каждым уколом он становится всё более ослабленным. Это связано с подавлением интерферона первого типа, о котором говорилось ранее.

Что катализирует повреждения у спортсменов?

Более 400 случаев серьёзных проблем с сердцем и смерти были зарегистрированы среди профессиональных спортсменов — одних из самых здоровых людей на планете. Какой механизм может объяснить такое явление? Как получилось, что вакцины от COVID-19 могут нанести достаточный ущерб, чтобы вывести из строя молодых людей с оптимальной биологией?

Сенефф подозревает, что у людей в отличной физической форме может быть в сердце больше рецепторов ACE2, а часть S1 белка SARS-CoV-2 связывается с рецептором ACE2. Она считает, что спайковый белок доставляется в сердце через экзосомы по блуждающему нерву, а экзосома miR-155, опять же, связана с проблемами сердца.

Кроме того, когда спайковый белок S1 связывается с рецептором ACE2, он отключает его. Когда рецептор ACE2 отключается, повышается уровень ACE, что вызывает высокое артериальное давление и повышает уровень ангиотензина 2. Когда ангиотензин 2 чрезмерно выражен, в сердце может возникнуть сильное воспаление.

Если вы занимаетесь интенсивной физической нагрузкой, а ваше сердце воспалено, то может быть спровоцирована остановка сердца, что мы и наблюдаем во многих случаях со спортсменами. Они падают в обморок на поле.

G-квадруплексы

Ещё одно направление работы Сенеффа и Маккалоу — это так называемые G4 или G-квадруплексы.

«G-квадруплексы очень интересны, и я совершенно не разбираюсь в них, — говорит Сенефф. — Это сложная биология, даже сложнее, чем многое другое, что я читала…

G4 — это, по сути, расположение [гуанинов]. Гуанины — это один из четырёх нуклеотидов, из которых состоит ДНК или РНК. Гуанин — это G в G4. Происходит так, что последовательность нуклеотидов на нити ДНК или РНК может складываться сама по себе и образовывать G-квадруплексы. Это четыре гуанина, расположенные в разных местах белка, которые закручиваются обратно и прилипают друг к другу.

В центре находится металл — часто калий или кальций, — который помогает стабилизировать эти G4. Самое интересное в них то, что они делают воду вокруг себя структурированной. Они делают воду желированной [она же вода зоны отчуждения (ЗО)]…

Эти G4 могут образовываться в ДНК, и это фактически не даёт ей стать активной. [ДНК не превращается в РНК и не производит белок, если в ней есть эти G4. Вероятно, вода ЗО не позволяет ничему приблизиться. Считайте, что вы застряли в геле.

Есть много G4 в промоторных областях этих последовательностей ДНК, и есть много белков, которые имеют эти G4 в своей промоторной области. Интересно, что есть определённые белки, которые могут их разгадывать. Есть белки, которые могут связываться с ними и заставлять G4 разворачиваться, что позволяет их активировать.

Это регуляторный элемент, который контролирует, какие белки экспрессируются из ДНК. Многие белки, в промоторе которых есть эти G4 — это онкогены рака. Пока они находятся в свёрнутом состоянии, они неактивны, но если они разворачиваются, то становятся активными.

Оказалось, что прионные белки… [сделаны] из РНК, а в РНК есть эти G4. Белок может связываться с G4 в РНК, и оба они вступают в реакцию. Теория гласит, что белок становится прионоподобным. У этих прионных белков есть два пути, один из которых безопасен, а другой — нет, и G4 увеличивают риск неправильного сворачивания прионного белка.

Присутствие этих G4 и встреча с ними увеличивает риск неправильного сворачивания в прионоподобную конфигурацию. Интересно то, что спайковый белок — это прионоподобный белок. РНК, созданную для вакцины от COVID-19, они назвали оптимизацией кодонов, что подразумевает введение в РНК гораздо большего количества гуанина, чем [было] в оригинальном [вирусе]. Они усилили гуанин.

Усиление гуанина означает увеличение количества G4, что значит увеличение риска неправильного сворачивания спайкового белка в прионный белок. Я думаю, что G4 увеличивают риск того, что спайковый белок будет [действовать] как прионоподобный белок.

Но мы не знаем, каковы будут последствия присутствия всех этих РНК G4 в цитоплазме. У нас есть огромное количество этих РНК, сидящих там со своими G4. Как это повлияет на остальной процесс регуляции G4? Мы не знаем. Никто не знает. Никто не знает».

Резюме

Если резюмировать основную мысль последней работы Сенефф, то вакцина от COVID-19 вызывает подавление альфа-интерферона, ослабляя вашу иммунную систему. Действительно, регулирующие органы в Европейском Союзе сейчас предупреждают, что повторные прививки от COVID-19 могут ослабить общий иммунитет.

Основной механизм заключается в нарушении реакции альфа-интерферона, который необходим для надлежащей активации врождённой иммунной системы, клеточного иммунитета, в основном Т-клеток и клеток-киллеров.

При нормальном функционировании клетка запускает ответ интерферона первого типа, как только она заражается вирусом. Это запускает иммунные клетки, которые приходят, убивают вирус и удаляют остатки. Затем активируется гуморальный компонент вашей иммунной системы — выработка антител, которая занимает больше времени. (Вот почему говорят, что вы защищены только через 14 дней после инъекции).

Каким образом интерферон первого типа подавляется после вакцинации? Он подавляется, потому что реагирует на вирусную РНК, а в вакцине от COVID-19 вирусная РНК отсутствует. РНК в вакцине модифицирована так, что выглядит как молекула человеческой РНК, поэтому реакция интерферона не запускается.

Хуже того, интерфероновый путь активно подавляется большим количеством спайковых белков, производимых из мРНК вакцины, и микроРНК в экзосомах, высвобождаемых напряжёнными иммунными клетками.

Доктор Джозеф Меркола — основатель сайта Mercola.com, врач-остеопат, автор бестселлеров и обладатель множества наград в области естественного здоровья. Он стремится изменить современную парадигму здравоохранения, предоставляя людям ценный ресурс, который поможет им взять под контроль своё здоровье. Эта статья была первоначально опубликована на сайте Mercola.com

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА