COVID-19 у некоторых людей может протекать как тяжёлое заболевание, но ещё хуже может быть постковидный синдром, который возникает позже. Фото: Irina Bg/Shutterstock  | Epoch Times Россия
COVID-19 у некоторых людей может протекать как тяжёлое заболевание, но ещё хуже может быть постковидный синдром, который возникает позже. Фото: Irina Bg/Shutterstock

Причины и лечение постковидного синдрома

Спросите врача: что такое постковидный синдром, также называемый долгим COVID-19, и как его лечить?
Автор: 29.04.2022 Обновлено: 29.04.2022 18:33
От 10 до 80% людей испытывают длительное недомогание и симптомы после заражения COVID-19, которые могут длиться месяцами. Это значит, что от 5 до 40 млн человек во всём мире могут страдать от постковидного синдрома или долгого COVID-19.

Стойкие симптомы COVID-19 проявляются у пациентов всех возрастов, даже у детей, которые переносят болезнь в лёгкой форме, независимо от того, требуется ли им госпитализация. Кроме того, учёные не пришли к единому мнению о том, какие факторы риска повышают вероятность постковидного синдрома, хотя исследование клиники Майо показало, что три четверти пациентов с долгим ковидом — женщины.

Симптомы длительной коклюшной пневмонии

В обзорной статье, опубликованной в мае 2021 года в журнале «Инфекционные Заболевания», автор Шин Джей Юн обобщил опубликованные на сегодняшний день литературные данные о симптоматике, патофизиологии, факторах риска и методах лечения людей, испытывающих стойкие или необычные симптомы после перенесённого заболевания COVID-19.

«Хотя нет точного определения длительного COVID-19, наиболее распространённые симптомы, о которых сообщалось во многих исследованиях, включают усталость и одышку [затруднённое дыхание], сохраняющиеся в течение нескольких месяцев после острого COVID-19», — сказал Юн.

Другие менее типичные симптомы включают проблемы с мышлением и обработкой информации, психиатрические симптомы, головную боль, боли в мышцах, боли в груди и суставах, нарушения обоняния и вкуса, кашель, выпадение волос, проблемы со сном, хрипы, насморк, откашливание слизи из лёгких, проблемы с сердцем и проблемы с пищеварением.

Интересно, что COVID-19 — не первый коронавирус, вызывающий длительные симптомы. Выжившие после вирусов MERS (ближневосточный респираторный синдром) и SARS (тяжёлый острый респираторный синдром) также сообщали о симптомах усталости, боли в мышцах и психических расстройствах в течение нескольких лет.

Учитывая опыт, накопленный с момента публикации статьи Юна, Альянс по оказанию неотложной помощи при COVID-19 (Front Line COVID-19 Critical Care Alliance, FLCCC Alliance) и OneDayMD.com представили более полный список симптомов постковидного синдрома, включающий ещё больше систем организма.

Патофизиология постковидного синдрома

Долгий COVID-19 может быть результатом прямого повреждения тканей, постоянного воспаления, вызванного частицами спайкового белка, дисрегуляции иммунной системы или развития аутоиммунитета.

Альянс FLCCC описывает постковидный синдром как сходный с синдромом хронической воспалительной реакции (CIRS), который встречается у 25% населения от длительного воздействия токсичных плесеней в помещении; с синдромом хронической усталости (CFS), известном также как  миалгический  энцефаломиелит (ME), у которого токсическая и инфекционная этиология; а также с синдромом активации тучных клеток (MCAS), часто сопровождающего системное воспаление, вызванное большим количеством причин.

В статье Юна рассматриваются исследования, демонстрирующие, что лёгочный фиброз (рубцевание лёгких), который наблюдается у пациентов с длительным COVID-19, может быть связан с тем, что SARS-CoV-2 вызывает воспалительную реакцию тучных клеток наряду с другими иммунными клетками. Тучные клетки — это иммунные клетки, которые в основном связаны с аллергическими симптомами.

Юн также описывает, как нарушение микробиома кишечника (т. е. дисбиоз кишечника), наблюдаемое у пациентов с COVID-19, сохраняется после инфекции. Нарушения микробиома в кишечнике были связаны с многочисленными заболеваниями, вызванными хроническим воспалением. Влияние кишечных бактерий на химию мозга может объяснять некоторые из неврологических симптомов длительного COVID-19.

На страницах 46—47 обзора протоколов Альянса FLCCC предлагаются четыре возможных патофизиологических  механизма, обобщающих современные научные знания, для объяснения постковидного синдрома. К ним относятся:

  1. Иммунные клетки в лёгких, называемые макрофагами. Они могут оставаться активными, борясь с врагом, которого больше нет. Их действие может объяснять проблемы с дыханием, постоянный кашель, невозможность заниматься спортом из-за одышки.
  2. Другие иммунные клетки, называемые моноцитами и микроглией, также могут оставаться в боевом режиме активации из-за сохранения внутри них кусочков мёртвого вируса или мусора (такого как спайковый белок), поддерживающего пламя воспаления. Их действие может объяснять общее чувство усталости, ноющей боли, «тумана в мозгу» и боли в суставах.
  3. Повреждение крупных и мелких кровеносных сосудов с образованием тромбов и/или аутоиммунная атака иммунной системы на белки мозга могут вызвать неврологические симптомы, которые, по-видимому, характерны для тяжёлой формы заболевания COVID-19.
  4. Тучные клетки, которые присутствуют по всему телу, включая мозг, могут активизироваться и привести к синдрому активации тучных клеток (САТК). Ощущение «тумана в мозгу», когнитивные нарушения и общая усталость, о которых сообщают при постковидном синдроме, могут быть вызваны воспалением мозга и его кровеносных сосудов, вызванным тучными клетками.

Ещё в июне 2020 года бывший научный сотрудник Стэнфорда, доктор медицинских наук, Брюс Паттерсон, сообщил, что установил причину «цитокинового шторма», наблюдаемого при COVID-19, — глубокое повышение уровня воспалительных молекул, плазменных IL-6 и CCL5 (RANTES). Статья с описанием результатов его работы была опубликована в журнале «Новые возможности в иммунологии» в июне 2021 года.

Вторая работа Паттерсона и др., опубликованная в июле 2021 года также в журнале «Новые возможности в иммунологии», продемонстрировала, что, у пациентов с постковидным синдромом белок S1 (часть спайкового белка) сохраняется в иммунных клетках, называемых неклассическими моноцитами, в течение 15 месяцев после первоначального заражения. Эти моноциты, по словам Паттерсона, способны вызывать воспаление во всём организме.

В статье ясно сказано, что белки S1, обнаруженные у этих пациентов, по-видимому, представляют собой фрагменты, оставшиеся после первоначального заражения вирусом, а не появились в результате постоянного роста и репликации вируса. Поэтому маловероятно, что пациенты, перенёсшие COVID-19 в течение длительного времени, заразны для других.

Скорее, научные данные свидетельствуют о том, что иммунная система этих пациентов работает в усиленном режиме, выбрасывая воспалительные молекулы в ответ на персистенцию фрагмента S1 спайкового белка.

Статья в журнале «Исследование кровообращения», опубликованная в марте 2021 года, показала, что сам по себе спайковый белок, в отсутствие остальной части вируса, может вызывать воспаление и повреждение эндотелия или клеточной оболочки сосудистой системы. Это повреждение приводит к образованию тромбов, которые могут стать причиной инфаркта и инсульта.

В интервью «Голоса новостей» в июле 2021 года доктор Роберт Мэлоун, изобретатель технологии мРНК, сказал, что спайковый белок «активно манипулирует биологией клеток, которые покрывают внутреннюю поверхность ваших кровеносных сосудов — эндотелиальных клеток сосудов, частично через взаимодействие с ACE-2 [рецептором ангиотензина-2], который контролирует сокращение кровеносных сосудов, артериальное давление и другие вещи».

Доктор Питер Маккалоу на 78-м ежегодном собрании Ассоциации американских врачей и хирургов 2 октября 2021 года назвал спайковый белок «смертельным белком».

Поэтому может оказаться, что часть спайкового белка вируса SAR-CoV-2 или его фрагменты, такие как часть S1, ответственны за большую часть патологических проявлений при длительном COVID-19. Спайковый белок или его фрагменты могут циркулировать в организме после заражения и вызывать воспаление и свёртывание крови в любой части тела, где он накапливается.

Диагностика постковидного синдрома

В обзорной статье Юна описано, что у пациентов с постковидным синдромом были повышены уровни провоспалительных маркеров в крови, таких как С-реактивный белок, интерлейкин-6, ферритин, D-димер, а также снижены уровни белых кровяных клеток, известных как лимфоциты.

Паттерсон и др. составили список воспалительных маркеров, которые, по их мнению, можно считать диагностическими для постковидного синдрома. Затем биоаналитическая лаборатория Innovative Bioanalysis совместно с компанией Паттерсона IncellDx разработала панель тестирования Cytokine14, которая поможет диагностировать пациентов с долгим COVID-19.

Лечение

Общая цель лечения должна состоять в том, чтобы заблокировать спайковый белок или его фрагмент от взаимодействия с клетками по всему телу, уменьшить системное воспаление и понизить термостат (так сказать, уменьшить температуру), сбалансировать процесс свёртывания крови и удалить излишки фибрина или шламоподобного мусора в кровеносных сосудах, а также устранить симптомы.

Немецкие исследователи показали, что одуванчик и кожура граната (не сок) ингибируют спайковый белок, предотвращая связывание сегмента S1 с рецепторами ACE-2 на поверхности клеток.

Индийские исследователи обнаружили, что N-ацетил цистеин (NAC) способен вызвать «трёхкратное ослабление аффинности связывания спайкового белка с рецептором АСЕ-2».

В статье журнала «Исследование кровообращения» описано, как эндотелий (клетки, выстилающие кровеносные сосуды), повреждённый спайковым белком, может быть «спасён лечением N-ацетил-L-цистеином [NAC]».

Всемирный совет по здравоохранению — неправительственная организация, состоящая из «глобальной коалиции организаций, ориентированных на здравоохранение, и групп гражданского общества», опубликовала всеобъемлющее руководство, включающее информацию о поставщиках и дозировках, о том, как провести детоксикацию от спайкового белка, уменьшить воспаление и устранить проблемы со свёртываемостью крови.

Их выбор включает ивермектин, гидроксихлорохин, витамин С, NAC, сосновые иголки, ним, экстракт листьев одуванчика, чай из фенхеля, чай из звёздчатого аниса, босвеллия, чёрный тмин, кверцетин, наттокиназа и многое другое.

У альянса FLCCC, в дополнение к обширным протоколам лечения COVID-19, есть специальный протокол для пациентов с постковидным синдромом. Эта терапия, которая в значительной степени основывается на рецептурных препаратах, включает ивермектин, преднизон, низкую дозу налтрексона (LDN), омега-3 жирные кислоты, витамин D, флувоксамин, куркумин, мелатонин и другие.

Доктор Паттерсон лечит пациентов с постковидным синдромом 4-6-недельным курсом из трёх препаратов. Первый — Маравирок (один из препаратов, используемых для лечения ВИЧ), который останавливает движение моноцитов по организму. Второй — статины (препараты, снижающие уровень холестерина), которые останавливают моноциты от прикрепления к эндотелиальным клеткам (выстилающим кровеносные сосуды). Третье — ивермектин, который убивает паразитов и вирусы и положительно модулирует иммунную систему.

Лечащие врачи могут назначить нестероидные противовоспалительные препараты или попробовать фармацевтические препараты (NSAIDS), перепрофилированные для лечения синдрома хронической воспалительной реакции (CIRS), синдрома хронической усталости/миалгического энцефаломиелита (CFS/ME), синдрома постуральной ортостатической тахикардии (POTS) и синдрома активации тучных клеток (MCAS).

Большинство экспертов сходятся во мнении, что индивидуально подобранные лёгкие аэробные упражнения, программы физической реабилитации и дыхательные упражнения могут помочь пациентам, перенёсшим COVID-19, восстановиться.

В своей собственной медицинской практике я успешно лечила пациентов, перенёсших постковидный синдром, с помощью комбинации ферментов, расщепляющих сгустки крови и шлаки, с помощью питательных и растительных противовоспалительных средств, растительных антибиотиков, пищевых добавок и фармацевтических препаратов.

Это те же методы, которые я использую для лечения своих хронически больных пациентов, страдающих от болезней, переносимых клещами, болезней, вызванных плесенью, токсичностью окружающей среды, микроскопическим свёртыванием крови или гиперкоагуляцией, а также с проблемами генетической детоксикации.

Доктор Корсонполучила степень доктора медицины в Медицинской школе  Пенсильванского университета в Филадельфии (США), в 1982 году. У неё есть сертификат по семейной медицине и интегративной холистической медицине. Личная практика Корсон в Филадельфии полностью посвящена лечению пациентов, страдающих от всех форм хронических заболеваний. В 2008 году доктор Корсон присоединилась к организации «Врачи против принудительного извлечения органов» (DAFOH), чтобы помочь повысить осведомлённость о принудительном извлечении органов в Китае у невинных узников совести, в основном у практикующих Фалуньгун. С 2016 года она остаётся главным редактором информационного бюллетеня DAFOH.

 

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА