Фото: Billion Photos/Shutterstock  | Epoch Times Россия
Фото: Billion Photos/Shutterstock

Прививки от COVID-19 убивают людей?

Есть ли рациональный способ улучшить результаты в борьбе с COVID-19? Доктор Питер Маккалоу поделился своей точкой зрения
Автор: 28.08.2022 Обновлено: 28.08.2022 14:27
Люди, подверженные наибольшему риску смерти от COVID-19, также подвержены наибольшему риску смерти от прививки против COVID-19. Вакцины также вызывают серьёзные повреждения сердца у молодых людей, риск смерти которых от COVID-19 незначителен.

Несмотря на то что вакцина против COVID -19 защищает не более шести месяцев, каждая инъекция наносит вред в течение 15 месяцев, поскольку организм будет постоянно вырабатывать токсичный спайковый белок.

Спайковый белок отвечает за проблемы с сердцем и сосудами, связанные с COVID-19, и он оказывает такое же действие, когда вырабатывается вашими собственными клетками. Он вызывает образование тромбов, миокардит и перикардит, инсульты, инфаркты и неврологические повреждения, и это лишь некоторые из перечисленных причин.

Перед нами ясный сигнал безопасности: по состоянию на 19 ноября 2021 года в Систему сообщений о неблагоприятных событиях, связанных с вакцинами, в США поступило 19 249 сообщений о смертельных случаях. Исторически сложилось так, что лекарства и вакцины изымаются с рынка после примерно 50 предполагаемых смертей.

Дети в возрасте от 12 до 17 лет в пять раз чаще госпитализируются с миокардитом, вызванным прививками от COVID-19, чем с инфекцией, вызванной COVID-19.

В этом видеоролике  показан доктор Питер Маккалоу — кардиолог, терапевт и эпидемиолог, редактор двух рецензируемых журналов, который находится на передовой линии СМИ и медицины, борясь за раннее лечение COVID-19. Маккалоу также открыто говорит о потенциальной опасности прививок от COVID-19 и об отсутствии необходимости в них.

Любопытно, что у агентств США, которые в настоящее время делают уколы, нет полномочий диктовать, как вести медицинскую практику.

Например, Управление по контролю за продуктами и лекарствами США не имеет права указывать врачам, как лечить пациентов. Национальные институты здравоохранения США — государственные исследовательские организации не могут указывать врачам, как лечить пациентов. То же самое касается Центров по контролю и профилактике заболеваний — эпидемиологической аналитической организации.

Определение эффективных протоколов лечения — это работа практикующих врачей. Именно этим Маккалоу занимался с самого начала пандемии.

В августе 2020 года в «Американском медицинском журнале» была опубликована знаковая статья Маккалоу «Патофизиологическая основа и обоснование раннего амбулаторного лечения инфекции SARS-CoV-2».

Последующая статья «Многогранное высокоцелевое последовательное многолекарственное лечение ранней амбулаторной инфекции высокого риска SARS-CoV-2 (COVID-19)» была опубликована в журнале «Обзоры в области сердечно-сосудистой медицины» в декабре 2020 г. Она стала основой для домашнего руководства по лечению.

Уколы против COVID-19 опасны и неэффективны

Когда речь заходит о вакцинации против COVID-19, Маккалоу приводит данные исследований, согласно которым те, кто подвержен наибольшему риску смерти от COVID-19, также подвержены наибольшему риску смерти от вакцин COVID-19. Кроме того, уколы вызывают серьёзные повреждения сердца у молодых людей, риск смерти которых от COVID-19 незначителен.

Он отмечает, что сигнал безопасности очень чёткий: по состоянию на 19 ноября 2021 года в Систему сообщений о неблагоприятных событиях, связанных с вакцинами, в США поступило 19 249 сообщений о смертельных случаях.

О побочных эффектах сообщается в большом количестве и очень близко по времени к моменту инъекции, подтверждая подозрение, что виноваты именно прививки. Американские данные также согласуются с данными из других стран, например, с системой «жёлтых карточек» в Великобритании.

Несмотря на это, не было проведено ни одного анализа безопасности, чтобы исключить факторы риска и тому подобное.

«Мы уже почти год работаем по этой программе вакцинации, а попыток снизить риски так и не было», — говорит Маккалоу.

В то же время предпринимались грубые попытки принудить американцев к участию в программе — от бесплатного пива до лотерей на миллионы долларов и платных стипендий в государственных университетах.

Такие соблазны — несомненное нарушение исследовательской этики, которая строго запрещает любое и всяческое принуждение испытуемых. Как и предсказывалось, не успели взятки перестать действовать, как правительственные чиновники заговорили об обязательной вакцинации.

Президент Байден печально заявил, что его терпение по поводу «нерешительности в отношении вакцин» «истощилось». Инсинуация заключалась в том, что если люди не сделают прививку, они столкнутся с серьёзными последствиями, и сейчас мы видим, как эти последствия проявляются изо дня в день: людей увольняют и выгоняют из школ за отказ от прививки.

Между тем, они даже не определили, какая вакцина наиболее эффективна, что просто поразительно. Если бы правительство действительно хотело покончить с пандемией с помощью вакцины, разве они не определили бы, какая прививка работает лучше всего, и не пропагандировали бы её использование? Но нет, они говорят нам, что подойдёт любая прививка.

«Тот факт, что нет отчёта о безопасности, что вам не говорят, лучшую ли вакцину вы принимаете; тот факт, что вакцинация в искаженном виде связана с вашей способностью работать и ходить в школу, что мы нарушаем Нюрнбергский кодекс, нарушаем Хельсинкскую декларацию — всё это просто не сходится. Это не очень хорошо выглядит для тех, кто продвигает вакцину», — говорит Маккалоу.

Ко всему прочему, теперь уже ясно, что прививки обеспечивают лишь ограниченную защиту на очень короткое время — в лучшем случае на шесть месяцев. По словам Маккалоу, существует более 20 исследований, показывающих, что эффективность вакцины падает до нуля спустя шесть месяцев. Их эффективность против преобладающего несколько месяцев штамма «Дельта» также очень низкая.

Почему многочисленные бустеры представляют опасность для здоровья

Я часто говорил, что, по всей вероятности, риск побочных эффектов будет возрастать с каждым новым уколом. Маккалоу приводит данные исследований, согласно которым ваш организм будет производить токсичный спайковый белок SARS-CoV-2 в течение 15 месяцев.

Если ваш организм всё ещё вырабатывает спайковый белок, вызывающий образование тромбов и повреждение сердечно-сосудистой системы, то вы будете делать дополнительный укол каждые шесть месяцев, и наступит момент, когда ваш организм просто не выдержит ущерба, наносимого таким количеством вырабатываемого спайкового белка.

Также учтите следующее: Если от любой прививки вы получаете защиту не более чем на шесть месяцев, то каждая инъекция будет наносить ущерб в течение 15 месяцев. Если мы будем продолжать делать прививки, то в конечном итоге будет невозможно когда-либо очистить организм от спайкового белка.

Хотя спайковый белок — это часть вируса, выбранная в качестве антигена и вызывающая иммунный ответ — это также часть вируса, которая вызывает самое тяжёлое заболевание. Спайковый белок отвечает за проблемы с сердцем и сосудами, связанные с COVID-19, и он оказывает такое же действие, когда вырабатывается вашими собственными клетками.

Он вызывает образование тромбов, миокардит и перикардит, инсульты, инфаркты и неврологические повреждения, и это лишь некоторые из перечисленных причин. Как отмечает Маккалоу, спайковый белок этого вируса был генетически разработан таким образом, чтобы быть более опасным для человека, чем любой предыдущий коронавирус, и именно его программируют вырабатывать ваши клетки с помощью вакцин COVID-19. Они просто крайне небезопасны для использования человеком.

Миокардит, скорее всего, станет широко распространён

Далее он обсуждает исследование 2017 года, которое показало, что миокардит у детей и подростков встречается с частотой четыре случая на миллион в год. Если предположить, что в Америке 60 миллионов детей, то фоновый уровень заболеваемости миокардитом составит 240 случаев в год. Сколько случаев миокардита было зарегистрировано в VAERS после введения COVID-19 на сегодняшний день? 14 428 по состоянию на 19 ноября 2021 года.

«Врачи никогда не видели такого количества случаев миокардита, — говорит Маккалоу, ссылаясь на исследования, показывающие, что среди детей в возрасте от 12 до 17 лет 87% были госпитализированы после укола. — Вот насколько это опасно», — говорит он. — Это часто, и очень серьёзно».

Однако FDA утверждает, что миокардит после прививки COVID-19 «редкий и лёгкий». Сейчас мы также получаем сообщения о смертельных случаях миокардита у взрослых в возрасте 30-40 лет.

«Миокардит сейчас выглядит как безоговорочная катастрофа, — говорит Маккалоу, — как для молодых людей, так и для взрослых».

Между тем, исследования, приведённые в интервью, показали, что вероятность госпитализации детей в возрасте от 12 до 17 лет с миокардитом, вызванным вакциной COVID-19, в пять раз выше, чем вероятность госпитализации с инфекцией, вызванной COVID-19. Эти данные опровергают утверждение, что проблемы с сердцем, вызванные COVID-19, гораздо более серьёзные, чем повреждения сердца, вызванные «вакциной».

К сожалению, дети также не получают никакой пользы от прививок, так что для них это сплошной риск и никакой пользы. Маккалоу отмечает, что не было зарегистрировано ни одной вспышки заболевания в школах и передачи вируса от ребёнка к учителю. По его мнению, у 80% детей школьного возраста уже есть иммунитет.

И давайте не будем забывать, что если вы делаете прививку против COVID-19, то получите 100% шанс подвергнуться любому риску, связанному с этой прививкой. С другой стороны, если вы откажетесь от инъекции, то вероятность того, что вы заразитесь COVID-19, а тем более умрёте от него, не 100%. Вероятность того, что вы заразитесь вирусом SARS-CoV-2 и заболеете, составляет менее 1%.

Таким образом, на 100% детерминировано, что, сделав прививку, вы подвергаетесь риску, связанному с ней, и менее чем на 1% детерминировано, что вы заболеете COVID-19, если не сделаете прививку.

COVID-19 не связан с уровнем вакцинации

Как отметил Маккалоу, уровень заболеваемости COVID-19 в наиболее вакцинированных районах сейчас выше, чем до введения вакцины. Это тоже говорит о том, что вакцина не работает и не стоит рисковать.

Он ссылается на исследование, опубликованное 30 сентября 2021 года в «Европейском эпидемиологическом журнале», которое не выявило никакой связи между случаями заболевания COVID-19 и уровнем вакцинации в 68 странах мира и 2 947 округах США. Если и было что-то обнаружено, то в районах с высоким уровнем вакцинации случаи заболевания COVID-19 были несколько выше. По словам авторов:

«Линия тренда показывает незначительную положительную связь: в странах с более высоким процентом полностью вакцинированного населения отмечается больше случаев заболевания COVID-19 на 1 миллион человек».

Например, в Исландии и Португалии, где более 75% населения полностью вакцинированы, фиксировалось больше случаев заболевания COVID-19 на 1 миллион человек, чем во Вьетнаме и Южной Африке, где только около 10% населения полностью вакцинированы.

Данные по округам США показали то же самое. Новые случаи заболевания COVID-19 на 100 тыс. человек были «в основном одинаковыми», независимо от того, какой процент населения штата был полностью вакцинирован.

«Судя по всему, … нет никаких существенных признаков снижения числа случаев COVID-19 при увеличении процента полностью вакцинированного населения», — пишут авторы.

Примечательно, что из пяти округов США с самым высоким уровнем вакцинации — от 84,3% до 99,9% полностью вакцинированных — четыре были включены Центрами по контролю и профилактике заболеваний США в список «высокой передачи».  Между тем, в 26,3% из 57 округов с «низким уровнем передачи» уровень вакцинации был ниже 20%.

В исследовании даже учтена задержка в один месяц, которая может иметь место среди полностью вакцинированных, поскольку, как утверждается, для возникновения «полного иммунитета» требуется две недели после последней дозы. Тем не менее, «никакой заметной связи между случаями заболевания COVID-19 и уровнем полностью вакцинированных» не наблюдалось.

Уровень госпитализации в связи с тяжёлой инфекцией COVID-19 также вырос: с 0,01% в январе 2021 года до 9% в мае 2021 года, а уровень смертности от COVID-19 вырос с нуля процентов до 15,1% за тот же период времени. Короче говоря, всё становится не лучше, а хуже, чем больше людей делают эти прививки.

Дать возможность естественному иммунитету выработаться — вот единственный рациональный путь вперёд. Но опять же, прививки от COVID-19 не направлены на защиту здоровья населения. Речь идёт о создании системы социально-экономического контроля с помощью вакцинных паспортов, о чём Маккалоу не говорит в интервью. Это бессмысленно, если смотреть на ситуацию с медицинской точки зрения. Вакцинация имеет смысл только как система контроля.

Естественный иммунитет «бесконечно лучше», чем иммунитет от вакцины

По словам Маккалоу, «естественный иммунитет бесконечно лучше иммунитета от вакцины», и исследования подтверждают это снова и снова. Причина, по которой естественный иммунитет превосходит иммунитет, вызванный вакциной, заключается в том, что вирусы содержат пять различных белков.

Прививка COVID-19 вызывает антитела только против одного из этих белков — спайкового, и никакого Т-клеточного иммунитета. Когда вы заражаетесь целым вирусом, у вас вырабатываются антитела против всех частей вируса, а также Т-клетки памяти.

Также естественный иммунитет обеспечивает лучшую защиту от различных штаммов, поскольку он распознает несколько частей вируса. При значительных изменениях в спайковом белке, как в случае со штаммом «Дельта», иммунитет от вакцины может быть ослаблен. В случае естественного иммунитета этого не произойдёт, поскольку другие белки всё равно распознаются и атакуются.

Вот выборка научных публикаций, в которых изучался естественный иммунитет применительно к инфекции SARS-CoV-2. В дополнение к ним есть ещё несколько:

  •  В журнале «Наука иммунология» в октябре 2020 года сообщили, что «антитела, нацеленные на RBD, -это отличный маркер предыдущей и недавней инфекции. Дифференциальные измерения изотипов могут помочь отличить недавнюю инфекцию от более старой, а ответы IgG сохраняются в течение первых нескольких месяцев после инфекции и высоко коррелируют с нейтрализующими антителами».
  •  В журнале BMJ за январь 2021 года был сделан вывод о том, что «из 11 тыс. медицинских работников, у которых были доказаны признаки инфекции во время первой волны пандемии в Великобритании в период с марта по апрель 2020 года, ни у одного из них не было симптоматической реинфекции во время второй волны вируса в период с октября по ноябрь 2020 года».
  •  Журнал «Наука» в феврале 2021 года сообщил, что «после COVID-19 формируется значительная иммунная память, включающая все четыре основных типа иммунной памяти [антитела, В-клетки памяти, CD8+ Т-клетки памяти и CD4+ Т-клетки памяти]».

Около 95% испытуемых сохранили иммунную память через ~6 месяцев после заражения. Циркулирующие титры антител не предсказывали память Т-клеток.

«Таким образом, простые серологические тесты на антитела к SARS-CoV-2 не отражают богатство и долговечность иммунной памяти к SARS-CoV-2».

Исследование на 2800 человек не выявило симптоматических реинфекций в течение ~118 дней, а исследование на 1246 человек не выявило симптоматических реинфекций в течение 6 месяцев.

  •  В исследовании, опубликованном в феврале 2021 года на сервере предварительных публикаций medRxiv, сделан вывод, что «естественная инфекция, по-видимому, вызывает сильную защиту от повторного заражения с эффективностью ~95% в течение как минимум семи месяцев».
  •  В исследовании, опубликованном в апреле 2021 года на сервере medRxiv, сообщается, что «общий расчётный уровень защиты от предшествующей инфекции SARS-CoV-2 при документированной инфекции составляет 94,8%; госпитализации — 94,1%; и тяжёлой болезни — 96-4%. Наши результаты ставят под сомнение необходимость вакцинации ранее инфицированных лиц».
  •  Другое исследование, опубликованное в апреле 2021 года на сервере препринтов BioRxiv, пришло к выводу, что «после типичного случая лёгкой формы COVID-19 специфические для SARS-CoV-2 CD8+ Т-клетки не только сохраняются, но и постоянно координированно дифференцируются вплоть до выздоровления, переходя в состояние, характерное для долгоживущей, самообновляющейся памяти».
  •  Отчёт, опубликованный в мае 2020 года в журнале «Иммунитет», подтвердил, что у выздоравливающих людей, заражённых вирусом COVID-19, обнаруживаются специфические нейтрализующие антитела к SARS-CoV-2, а также клеточные иммунные реакции. Было обнаружено, что титры нейтрализующих антител коррелируют с количеством вирусоспецифических Т-клеток.
  •  Статья в журнале «Природа» от мая 2021 года показала, что инфекция SARS-CoV-2 индуцирует долгоживущие плазматические клетки костного мозга — важнейший источник защитных антител. Даже после лёгкой инфекции антитела против шипового белка SARS-CoV-2 обнаруживались через 11 месяцев после заражения.
  •  Исследование, опубликованное в мае 2021 года в журнале «Электронная Клиническая Медицина», показало, что «обнаружение антител возможно в течение почти года после естественного заражения COVID-19». По словам авторов, «основываясь на имеющихся данных, мы предполагаем, что антитела к S- и N-белкам после естественного заражения могут сохраняться дольше, чем считалось ранее, тем самым предоставляя доказательства устойчивости, которые могут повлиять на планирование после пандемии».
  •  Данные Cure-Hub подтверждают, что хотя прививка COVID-19 может вызвать более высокий уровень антител, чем естественная инфекция, это не значит, что вызванный вакциной иммунитет лучше защищает. Важно то, что естественный иммунитет обеспечивает гораздо более широкую защиту, поскольку организм распознаёт все пять белков вируса, а не только один. При вакцинации от COVID-19 организм распознаёт только один из этих белков — спайковый белок.
  •  В статье журнала «Природа» от июня 2021 года отмечается, что «Ван и др. показали, что в период от шести до 12 месяцев после заражения концентрация нейтрализующих антител остаётся неизменной. О том, что острая иммунная реакция продолжается и после шести месяцев, свидетельствует анализ специфических для SARS-CoV-2 В-клеток памяти в крови выздоровевших людей в течение года.

Эти В-клетки памяти постоянно повышают реактивность антител, специфичных к SARS-CoV-2, в результате процесса, известного как соматическая гипермутация. Хорошая новость заключается в том, что на сегодняшний день данные показывают что инфекция SARS-CoV-2 вызывает длительный иммунитет у большинства людей».

Реинфекция встречается крайне редко

Маккалоу подчёркивает, что не стоит беспокоиться о повторном заражении, если вы уже однажды переболели COVID-19. Дело в том, что хотя случаи прорыва продолжаются среди тех, кто получил одну или несколько инъекций против COVID-19, заражение коронавирусом после выздоровления крайне редко.

Насколько редко? Исследователи из Ирландии провели систематический обзор, включивший 615 777 человек, выздоровевших от COVID-19, с максимальной продолжительностью наблюдения более 10 месяцев.

«Реинфекция была редким событием, — отметили они, — ни в одном исследовании не сообщалось о повышении риска реинфекции с течением времени».

Абсолютный уровень реинфекции варьировался от 0% до 1,1%, а средний уровень реинфекции составил всего 0,27%.

Другое исследование показало столь же обнадёживающие результаты. В нём за 43 044 людьми с положительной реакцией на антитела к SARS-CoV-2 наблюдали в течение 35 недель, и только 0,7% были повторно инфицированы. Когда исследователи применили секвенирование генома для оценки риска повторного заражения на уровне населения, риск составил 0,1%.

Не было никаких признаков ослабления иммунитета в течение семи месяцев наблюдения, в отличие от вакцинации COVID-19, что позволило исследователям сделать вывод: «Реинфекция встречается редко. Естественная инфекция вызывает сильную защиту от повторного заражения с эффективностью >90% в течение как минимум семи месяцев».

«Вот так „раз и готово“, — говорит Маккалоу. — Если вы заразились один раз, то больше не заразитесь».

Он также не советует использовать ПЦР-тест после того, как у вас однажды подтвердился COVID-19, поскольку любые последующие положительные тесты будут просто ложноположительными.

Варианты раннего лечения

В заключение, если вы заразитесь COVID-19, знайте, что существует несколько очень эффективных вариантов раннего лечения, которое остаётся ключевым как для предотвращения тяжёлой инфекции, так и для предотвращения постковидного синдрома. Вот несколько рекомендаций:

  •  Обеззараживание полости рта и носа — Вирус, особенно его разновидность «Дельта», быстро реплицируется в полости носа и рта в течение трёх-пяти дней, прежде чем распространиться по остальному организму, поэтому с самого начала необходимо нанести удар по тем местам, где вероятность его обнаружения наиболее высока.

Исследования показали, что эффективно орошение носовых ходов 2,5 миллилитрами 10% повидон-йода (противомикробное средство) и обычного физраствора дважды в день. Другой вариант, который оказался чуть менее эффективным, — использование смеси физраствора с половиной чайной ложки бикарбоната натрия (ощелачивающее средство).

Вы также можете полоскать ими рот, чтобы убить вирусы во рту и горле. При регулярном применении это может быть очень эффективной профилактической стратегией. На сайте TruthForHealth.org вы можете найти руководства по лечению в печатном виде.

  •  Перекись водорода в небулайзере — аналогичная стратегия заключается в использовании перекиси водорода в небулайзере, разбавленной физраствором до 0,1% раствора. И перекись водорода, и физраствор  обладают противовирусным действием.

В пресс-релизе «Ортомолекулярной медицины» от 10 мая 2021 года  доктор Томас Э. Леви, имеющий сертификацию по внутренним болезням и кардиологии, обсудил использование этого метода лечения именно для COVID-19. Леви написал целую книгу о небулизации перекисью под названием «Быстрое восстановление после вируса», которую вы можете бесплатно скачать в издательстве MedFox.

  •  Оптимизация витамина D — исследования показали, что уровень витамина D выше 50 нг/мл снижает риск смертности от COVID-19 практически до нуля.
  •  Другие ключевые нутрицевтики — У применения витамина С, цинка, кверцетина и NAC есть научное обоснование.
  •  Ключевые препараты — При острой инфекции можно использовать ивермектин, гидроксихлорохин или моноклональные антитела. Если моноклональные антитела и гидроксихлорохин необходимо использовать на ранних стадиях заболевания, то ивермектин показал свою эффективность на всех стадиях инфекции.

Обычно добавляют доксициклин или азитромицин для борьбы с любой вторичной бактериальной инфекцией, а также ингаляционный будесонид (стероид). Пероральные стероиды используются на пятый день и после него при лёгочной слабости, а аспирин или NAC могут быть добавлены для снижения риска тромбообразования.

В интервью Маккалоу обсуждает применение каждого из этих и других препаратов. Один из препаратов, с которым я не согласен, — это аспирин в полном объёме. Я считаю, что потенциально лучшей, по крайней мере, более безопасной альтернативой может быть использование ферментов люмброкиназы и серрапептазы, поскольку они помогают расщеплять и предотвращать образование тромбов естественным путём.

Доктор Джозеф Меркола — основатель сайта Mercola.com, врач-остеопат, автор бестселлеров и обладатель множества наград в области естественного здоровья. Он стремится изменить современную парадигму здравоохранения, предоставляя людям ценный ресурс, который поможет им взять под контроль своё здоровье. Эта статья была первоначально опубликована на сайте Mercola.com

Мнения, выраженные в этой статье, являются мнением автора и не обязательно отражают точку зрения The Epoch Times.

 

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА