Если зависимость — это «навязчивое желание повторять действия, несмотря на негативные последствия», вероятно, уровень зависимости намного выше, чем мы думаем. Motortion Films / Shutterstock | Epoch Times Россия
Если зависимость — это «навязчивое желание повторять действия, несмотря на негативные последствия», вероятно, уровень зависимости намного выше, чем мы думаем. Motortion Films / Shutterstock

Уровень наркомании и COVID-19 в России: кризис в условиях кризиса

Часть 2: Чтобы эффективно бороться с зависимостью, нужно бороться с последствиями травмы
Автор: 22.12.2021 Обновлено: 22.12.2021 16:31

В предыдущей статье (первой из трёх) мы рассказали о распространённости расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ в России.

В настоящее время только по официальной статистике зависимостью от психоактивных веществ в стране страдает 8 млн человек, 60% из них — молодёжь от 16 до 24 лет, 20% — школьники от 9 до 14 лет.

Мы отметили, что зависимость — это болезнь мозга, рецидивирующее состояние, похожее на диабет, с сильными генетическими корнями. При этом окружающая среда — семья и общество, влияет на появление зависимости не меньше, а может быть, даже больше.

Мы также рассмотрели тесную взаимосвязь между зависимостью, психическим здоровьем и нейроразнообразием. Почти у 20% людей, борющихся с психическими расстройствами, есть проблемы с употреблением психоактивных веществ.

Распространённость сопутствующих расстройств, согласно некоторым исследованиям, гораздо выше среди молодых взрослых — до 55%.

У 40% россиян имеются симптомы, которые указывают на наличие того или иного психического отклонения, а 62% взрослых сообщили, что во время пандемии испытывали чувство тревоги, согласно опросу Фонда общественного мнения.

Подобная ситуация наблюдается во всём мире. Это тревожная статистика пандемического масштаба. Мы просто не можем больше её игнорировать.

В этой статье мы обсудим, что необходимо сделать сейчас, чтобы переломить ход этого кризиса. Как человек, работающий в этой области уже много лет, я могу честно сказать: наш взгляд на зависимость должен измениться и очень быстро.

Зависимость — это нечто большее, чем просто вещество

Существует огромное заблуждение, согласно которому тяжесть зависимости связывается с силой наркотического вещества. «Война с наркотиками» похоже, не может защитить людей от растущей проблемы наркомании.

Все наши знания показывают, что уровень зависимости в огромной степени определяют ранние травмы или жестокое обращение.  Поэтому гораздо эффективнее устранять первопричины зависимости на ранних стадиях. Более подробно мы расскажем об этом в третьей части нашей серии статей.

Главное, нужно понять, что зависимость имеет мало общего с самим веществом и степенью его силы или «аддикции». Зависимость от азартных игр, еды или даже от интернета представляет не меньшую опасность, чем употребление героина или крэк-кокаина.

В это трудно поверить, но если учесть, что вероятность самоубийства у мужчин, страдающих игроманией, в 19 раз выше,  чем у их сверстников без зависимости, и исследования, показывающие связь социальных сетей с проблемами психического здоровья,  станет ясно, что зависимости процветают во всех сферах нашего общества и требуют серьёзного отношения.

Зависимость затрагивает многие сферы

В первой из этой серии статей мы уже рассказывали об определении зависимости, но для наших новых читателей напомним, что зависимость можно определить, как компульсивное желание повторять определённые действия и поступки, несмотря на их негативные последствия.

Если рассмотреть это определение через призму аддитивного поведения в целом, а не только таких веществ, как героин или крэк-кокаин, то уровень зависимости, в частности, в России, гораздо выше, чем сообщается.

Пищевая зависимость — это реальная проблема, отчасти из-за нездоровой пищи, созданной для того, чтобы вызывать привыкание путём сочетания жиров, сахара и соли. Ожирение связано с несколькими заболеваниями, в том числе с тяжёлой формой ХОБЛ (хроническая обструктивная болезнь лёгких).

Зависимость от социальных сетей частично связывают с ростом депрессии и тревожности, включая депрессию среди всё более молодых детей. Также существует проблема сексуальной распущенности среди подростков, использующих TikTok, и о рисках, связанных с торговцами людьми.

Порнозависимость вызывает у многих людей чувство глубокого стыда и разрушает браки. Порно также легкодоступно детям и создаёт нереалистичные ожидания в отношениях.

Зависимость от работы может показаться безобидной, но она может иметь катастрофические последствия для семейной жизни и психического здоровья.

Зависимость от покупок — реальная проблема для многих людей, которые стремятся получить кратковременный дофаминовый всплеск от приобретения нового наряда или гаджета, несмотря на преследующий их стресс от растущего долга по кредитной карте.

Дальнейшие исследования должны учитывать распространённость зависимости в целом, а не только среди людей с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, но уже можно с уверенностью предположить, что уровень зависимости среди россиян гораздо выше, чем сообщается.

Зависимость в мире после ковида

Если мы примем точку зрения, что зависимость — это проявление травмы и эмоциональной боли, симптом более глубокой проблемы и способ связи с чем-то другим, чем мы сами, то мы увидим, что необходимо изменить отношение к зависимости и её лечению.

Как родители, опекуны или учителя, мы имеем значительное влияние на то, чему подвергаются дети. Мы можем непреднамеренно передать детям свои собственные проблемы, даже не подозревая об этом.

Как взрослые, мы должны взять на себя ответственность за собственные травмы и быть более внимательными и осторожными в отношении потенциальных рисков, связанных с социальными сетями и их влиянием на детей.

Мгновенное удовлетворение от социальных сетей — не единственная проблема. Быстрая еда и быстрая мода также стали нормой. И дети, и взрослые, как никогда раньше, стремятся получить ежедневный прилив дофамина в той или иной форме.

Это не значит, что эти вещи плохие по своей сути. Мы посвятили этой теме целую статью в надежде, что многие начнут рассматривать зависимость как нечто большее, чем просто вещество или поведение.

В мире, где дети вынуждены соревноваться с другими детьми в цифровой сфабрикованной социальной структуре, умеренность и образование ещё никогда не были так важны.

Нам также необходимо переосмыслить то, как мы справляемся с зависимостью на работе, в обществе и в системах уголовного правосудия. Статус-кво не работает, и продолжать идти по тому же пути, ожидая других результатов, не что иное, как глупость.

Возможно, самую большую травму во время этой пандемии ещё предстоит осознать.

Запреты, возможно, и снизили уровень заражения COVID-19, но степень неопределённости и разделения людей, созданную ограничениями, ещё предстоит выяснить.

Если здоровье — одна из причин блокировок, то надо поставить его в центр внимания во время возвращения к нормальной жизни. Для людей важен доступ к высококачественным и недорогим консультационным услугам.

В следующей и последней статье мы рассмотрим меры по профилактике наркомании для наших детей и будущих поколений.

Часть 1

Пол Спанджаргенеральный директор британской компании Providence Projects, ведущий специалист по проблемам зависимости. Находясь более 20 лет на реабилитации, сейчас Спанджар вместе со своей командой помогает другим людям изменить жизнь с помощью реабилитационных программ, предлагаемых в лечебных центрах Providence Projects.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА