Исследователи открыли физиологическое доказательство афантазии и метод её диагностики по реакции глаз человека на свет. Jordan Whitfield/Unsplash | Epoch Times Россия
Исследователи открыли физиологическое доказательство афантазии и метод её диагностики по реакции глаз человека на свет. Jordan Whitfield/Unsplash

Больше не скрыто: глаза выдают редкое психическое состояние

Учёные нашли первое физиологическое доказательство афантазии и метод ей диагностики
Автор: 31.08.2022 Обновлено: 31.08.2022 12:36
Австралийские исследователи совершили прорыв в лечении редкого психического заболевания — афантазии, при котором люди не могут воспринимать образы.

Ранее считалось, что афантазию трудно диагностировать. Исследователи из Университета Нового Южного Уэльса (UNSW) открыли физиологическое доказательство этого редкого психического состояния и метод его диагностики по реакции глаз человека на свет.

Люди, не страдающие афантазией, могут представлять себе яркий и тёмный объект, вызывая видимый рефлекс сужения или расширения зрачков глаз, как если бы они вышли на солнце или в тёмную комнату.

Профессор Джоэл Пирсон — старший автор статьи, в которой опубликованы результаты исследования, сообщил в пресс-релизе UNSW, что зрачковый рефлекс существует в человеческом глазу для оптимизации количества света, попадающего на сетчатку.

Однако люди с афантазией не могут визуализировать яркие или тёмные объекты, поэтому их зрачки не меняются.

Пирсон сказал, что результаты исследования дают первое физиологическое доказательство афантазии и устанавливают объективный метод измерения зрительных образов.

«Учитывая, что более 1,3 млн австралийцев считаются больными афантазией, и ещё 400 млн человек во всём мире, мы теперь близки к объективному физиологическому тесту, подобному анализу крови, чтобы узнать, действительно ли у кого-то есть эта болезнь».

В исследовании был разработан метод диагностики. Он представляет собой, по сути, двухкомпонентную проверку зрения, которая проводится с помощью очков, позволяющих отслеживать движения глаз и размер зрачка. В исследовании приняли участие 42 человека, сообщивших о наличии у них зрительного воображения, и 18 человек с афантазией.

Первая часть теста устанавила исходный уровень реакции участников. Исследователи наблюдали за глазами участников, когда им показывали яркие и тёмные фигуры на сером фоне. В этой части исследования у людей с афантазией и без неё зрачки сужались в ответ на яркие объекты и расширялись в ответ на тёмные объекты.

Во второй части теста исследователи просили участников с открытыми глазами подумать о ярком объекте, а затем о тёмном. Участники без афантазии были способны представить яркий или тёмный объект, и их зрачки сужались или расширялись соответственно. В то время как участники с афантазией не могли представить ни яркий, ни тёмный объект, поэтому их зрачки не претерпевали значительных изменений.

Исследователи также отметили, что во второй части теста зрачки участников с ярким зрительным воображением расширились сильнее, чем у других участников.

Пирсон сказал, что, хотя известно, что воображаемые объекты вызывают эндогенные изменения размера зрачка, было удивительно видеть, что зрачки людей с более ярким воображением, изменялись значительнее.

Эндогенные изменения происходят, когда переменная, зависящая от других переменных в экспериментальной модели, изменяется под воздействием независимой переменной, навязанной модели.

«Это действительно первый биологический, объективный тест на яркость образов, — сказал он. — Одна из проблем многих существующих методов измерения образности заключается в том, что они субъективны, то есть они полагаются на то, что люди могут точно оценить свою образность».

Потенциальный недостаток этого теста заключался в том, что человек, не страдающий афантазией, мог просто не пытаться представить себе светлые или тёмные очертания, и в результате у него обнаруживался недостаток зрительного воображения, хотя это не так.

Исследователи UNSW решили эту проблему, добавив в исследование третий компонент: участникам предлагалось представить один объект, а затем четыре, в то время как за их глазами следили с помощью очков.

«Известно, что наши зрачки увеличиваются, когда мы выполняем более сложную задачу, — говорит Лахлан Кей, кандидат наук в «Лаборатории будущих умов» UNSW. — Представить четыре объекта одновременно сложнее, чем один».

Как для людей с афантазией, так и для тех, у кого её нет, сложность задания была увеличена, поэтому, следя за глазами участников, исследователи могли видеть, действительно ли они пытаются выполнить поставленные задачи.

«Зрачки людей с афантазией расширялись, когда они представляли себе четыре фигуры по сравнению с одной, но не менялись в зависимости от того, были ли фигуры яркими или тёмными».

Кей сказала, что увеличение зрачков участников с афантазией при попытке выполнить более сложное задание показывает, что они пытались представить себе фигуры в эксперименте, но не могли сделать это визуально.

Пирсон добавил, что реакция зрачков участников с афантазией при выполнении задания с четырьмя объектами была ещё одним интересным открытием.

«Впервые у нас есть убедительные биологические доказательства того, что больные афантазией действительно пытаются создать мысленный образ, что ставит точку в утверждениях о том, что они могут просто не пытаться создать мысленный образ», — сказал он.

Ребекка Кеог — доктор философии, научный сотрудник Университета Маккуори и ещё один автор исследования, говорит, что в отношении памяти и афантазии результаты исследования очень интересны.

«Наша предыдущая работа показала, что люди с афантазией способны выполнять задачи зрительной рабочей памяти, запоминая множество образов в течение короткого периода времени, без использования зрительных образов», — сказала Кеог.

«Эти результаты ещё больше подчёркивают широкую вариативность человеческого разума, которая часто может оставаться скрытой до тех пор, пока мы не спросим кого-либо о его внутреннем опыте или не изобретём новые способы измерения разума, — сказала она. — Это напоминает нам о том, что если я помню или представляю что-то одним способом, это не значит, что так делают все».

После проведения исследования Пирсон и его команда намерены разработать и провести онлайн-тест на основе теста, использованного в исследовании, чтобы обеспечить глобально доступный и эффективный способ измерения способности людей к визуальным образам.

«Это действительно захватывающее время, — сказал Пирсон. — Мы очень близки к тому, чтобы получить объективные, надёжные тесты на экстремальные образы, афантазию и гиперфантазию (чрезвычайно сильные зрительные образы), которые можно будет проводить в режиме онлайн для миллионов людей во всём мире».

По словам Пирсона, афантазия влияет на множество сфер жизни людей, включая уровень эмоций, испытываемых при чтении, то, как вещи хранятся в кратковременной памяти, и количество деталей в воспоминаниях на всю жизнь.

«Этот новый метод позволит нам понять мозговые механизмы экстремальной образности и глобальные последствия для того, как мы думаем, принимаем решения и чувствуем», — сказал он.

 

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА