Доктор Райан Коул в интервью The Epoch Times во время Глобального саммита по COVID-19 в Хьюстоне, штат Техас, 8 апреля 2022 г. York Du/The Epoch Times
 | Epoch Times Россия
Доктор Райан Коул в интервью The Epoch Times во время Глобального саммита по COVID-19 в Хьюстоне, штат Техас, 8 апреля 2022 г. York Du/The Epoch Times

Доктор Райан Коул: мРНК-вакцины производят стойкий спайковый белок, который может вызывать образование тромбов, воспаление сердца и рак

Спайковый белок, который производят мРНК-вакцины, вызывает патологические изменения в организме
Автор: и 27.07.2022 Обновлено: 27.07.2022 12:46
По словам доктора Райана Коула, вакцины на основе мессенджера РНК (мРНК) производят сохраняющийся спайковый белок, который может нанести серьёзный ущерб здоровью человека, в частности, вызвать необычное свёртывание крови, воспаление сердца или рак.

Вакцины от COVID-19 компаний Pfizer и Moderna — это единственные мРНК-вакцины, одобренные или разрешённые для бустерного использования в США. Вакцины от COVID-19 компании Johnson & Johnson используют вирусный вектор — модифицированную версию вируса, дающую клеткам инструкции.

Коул — патологоанатом, работающий в лаборатории уже 18 лет. За свою карьеру он имел около 500 тыс. пациентов.

«Нормальная мРНК обычно разрушается в течение нескольких минут, может быть, часа или двух. МРНК не должна сохраняться», — сказал Коул в программе Facts Matter («Факты имеют значение») телеканала EpochTV во время Глобального саммита по COVID-19, состоявшегося 8 апреля в Хьюстоне (штат Техас, США).

Коул сказал, что мРНК — это сигнал вашей клетке сделать определённый белок для различных реакций организма.

«Но когда вы вводите этот синтетический псевдоуридин, — сказал Коул. — Организм не знает, что с ним делать. Он смотрит на него и говорит: «Хм, я не знаю, что делать. Поэтому я не буду его расщеплять». И таким образом он уклоняется от процесса расщепления, а также от иммунного ответа. А это отключает иммунную систему, что не очень хорошо, потому что просыпаются другие вещи — раковые опухоли, вирусы».

В февральском интервью газете The Epoch Times Коул сказал, что он наблюдал рост числа раковых заболеваний, которых не должно было быть. Кроме того, он наблюдал повышение уровня и факторов свёртывания крови, сохраняющегося в течение длительного времени после вакцинации. Однако, когда он высказал свои опасения, ни одно государственное учреждение не захотело заняться изучением этого факта.

В настоящее время Коул исследует около 40 тыс. биопсий в год.

Мнение Коула совпадает с мнением доктора Роберта Мэлоуна, одного из основных разработчиков технологии мРНК-вакцин. Мэлоун в статье, опубликованной 11 апреля в The Epoch Times, заявил, что «мРНК» вакцин Pfizer и Moderna на самом деле не мРНК.

«У этих молекул есть генетические элементы, сходные с элементами естественной мРНК, но они явно гораздо более устойчивы к ферментам, которые обычно разрушают естественную мРНК. Они, по-видимому, способны производить высокие уровни белка в течение длительных периодов времени и, похоже, уклоняются от нормальных иммунологических механизмов устранения клеток, производящих чужеродные белки, которые обычно не наблюдаются в организме», — сказал Мэлоун.

Доктор Джозеф Меркола, врач-остеопат, также считает, что в тяжёлом повреждении органов виноват спайковый белок из вакцин от COVID-19.

«Наука показала, что не вирус, вызывающий повреждение эндотелия, привёл к повреждению органов, как это было обнаружено в сердце, печени и почках пациентов с COVID-19. Скорее, это был спайковый белок, который также вводился в рамках программы прививок генетической терапии», — написал Меркола в недавней статье.

Некоторые исследования показали, что вызванный вакциной спайковый белок сохраняется в организме человека, сказал Коул, но «мы понятия не имеем, как долго сохраняется эта синтетическая последовательность».

Стэнфордское исследование, проведённое Катариной Рёльтген и другими, показало, что синтетическая последовательность сохраняется не менее 60 дней. Гарвардское исследование  Аланы Огаты и других показало, что спайковый белок может циркулировать в течение нескольких недель.

Коул сказал, что немецкий профессор Арне Буркхардт в своём исследовании вскрытия обнаружил, что спайковый белок может сохраняться в человеческом организме в течение 128 дней.

«Спайковый белок, который производят мРНК-вакцины, вызывает патологические изменения в организме. Он может вызвать свёртывание крови, — сказал Коул. — Мы слышим, как эти молодые люди умирают от тромбов, микротромбов, необычных тромбов. Это уникальный тип тромбов: они сохраняются, лишают организм кислорода, закупоривают части тела, воспаляют сердце, вызывают инфаркты, инсульты, рак в молодых возрастных группах… Необычные вещи, которые не должны происходить и, вероятно, связаны с синтетической, генетически модифицированной последовательностью, которую мы вводим в тела миллиардов людей».

Коул сказал, что у клеток есть механизмы восстановления ДНК, но ДНК не может восстановить себя, когда спайковый белок попадает в ядро Т-клеток — важных белых кровяных клеток, играющих центральную роль в иммунной системе.

«Об этом свидетельствует исследование, проведённое в Швеции, — сказал Коул, ссылаясь на недавнее исследование, показавшее, что мРНК вакцины от COVID-19 компании Pfizer могут проникать в клетки печени человека и преобразовываться в ДНК внутри ядра. — Теперь клетка не может восстановить себя. Поэтому клетка будет делать одно из двух: либо она взорвёт себя, что называется апоптозом, либо она мутирует. И теперь она становится атипичной злокачественной клеткой».

«К этому вопросу также можно добавить, что подавление иммунитета из-за спайкового белка, из-за псевдоуридина, изменяет структуру рецепторов клеток», — сказал Коул, добавив, что эти рецепторы позволяют Т-клеткам бороться со всеми видами вирусов.

«Теперь у вас нет защитной системы. Эта раковая клетка может проникнуть через стенку. Этот патоген может проникнуть через стенку, потому что ваша иммунная система была подавлена до такой степени, что такое стало возможным. Когда это прекратится? Мы не знаем. Как мы можем обратить это вспять? Мы не знаем. Это происходит со всеми? Нет, слава богу. Происходит ли это в такой степени, что вызывает тревогу? Конечно».

Исследование, опубликованное 15 апреля, также показало, что мРНК вакцины «способствуют устойчивому синтезу спайкового белка SARS-CoV-2», а «спайковый белок нейротоксичен и нарушает механизмы восстановления ДНК».

Ни Pfizer, ни Moderna не ответили на просьбу о комментарии.

На своём сайте Центр по контролю и профилактике заболеваний (CDC) утверждает, что мРНК-вакцины от COVID-19 не влияют на ДНК и не взаимодействуют с ней, а мРНК и спайковый белок не задерживаются в организме.

«…мРНК никогда не попадает в ядро клетки, где находится ДНК (генетический материал), поэтому она не может изменить или повлиять на гены, — утверждает CDC. — Наши клетки расщепляют мРНК и избавляются от неё в течение нескольких дней после вакцинации. По оценкам учёных, спайковый белок, как и другие белки, создаваемые организмом, может оставаться в организме до нескольких недель».

Переплетение интересов правительства и корпораций

Коул сказал, что производители вакцин и государственные агентства здравоохранения знали о проблемах мРНК-вакцин, но скрывали эту информацию в своих интересах.

«Мы знали о проблемах иммунной модуляции ещё с 2006 года, — сказал Коул. — Есть причина, по которой компания Moderna никогда не выводила на рынок мРНК-продукт. А у них были испытания для лечения генетических заболеваний. Они собирались использовать этот метод для модификации генов. Она так и не вышла на рынок, потому что всегда было слишком много побочных эффектов на животных моделях. Они знали об этом. Знала ли об этом компания Pfizer? Да».

«Управление по контролю за продуктами и лекарствами (FDA)] захвачено корпорациями. Почти половина доходов FDA и всеохватывающих поступлений приходит от фармацевтических компаний, — сказал Коул. — У CDC есть 57-58 патентов на вакцины… Как вы думаете, заинтересованы ли они в том, чтобы плохо отзываться о какой-либо вакцине? Конечно, нет».

«Национальные институты здравоохранения (NIH) владеют патентом на спайковый белок и последовательность, и они лицензировали это для компании Moderna. Каждый миллиард, который получает Moderna, получает и NIH. Это переплетение государственных и корпоративных интересов? Ещё бы».

Согласно справочному листу FDA, на 2019 финансовый год 54% его бюджета было обеспечено за счёт средств федерального бюджета. Оставшиеся 46%, или $2,8 млрд, были оплачены за счёт сборов с пользователей в промышленности.

На своём сайте CDC перечисляет более 60 технологий «вакцин и терапевтических кандидатов» для лицензирования и сотрудничества. У FDA также есть собственная программа передачи технологий.

«Каждый год в лабораториях NIH и CDC делаются сотни новых изобретений. Девять институтов или центров (ICs) NIH передают изобретения NIH и CDC через лицензии частному сектору для дальнейших исследований и разработок и возможной коммерциализации», — говорится в сообщении NIH.

Типовые лицензионные соглашения показывают, что эти учреждения здравоохранения просят роялти за передачу своих технологий.

Согласно Axios, в мае 2020 года в то время директор NIH Фрэнсис Коллинз заявил:

«У нас действительно есть определённая доля в интеллектуальной собственности, стоящей за вакциной от коронавируса компании Moderna».

«В разговоре с компаниями я не слышал, чтобы кто-то из них сказал, что считает вакцину прибыльной, — сказал Коллинз. — Никто не рассматривает её как способ заработка миллиардов долларов».

«Так что никто не собирается лишать себя работы в этих агентствах, — сказал Коул. — Отказывая всем этим крупным компаниям в приёме заявлений и оплате сборов за заявки и рассмотрение лекарств, они не получат достаточного дохода, чтобы поддерживать работу своего агентства. Это действительно парадоксально».

«Правда плюс прозрачность равны доверию», — сказал Коул. Однако правительственные агентства «разрушают доверие общества» к ним.

Даже леволиберальная газета «Нью-Йорк Таймс» недавно сообщила, что CDC скрывает важнейшие данные по COVID-19 о ревакцинациях, госпитализациях и других анализах. Коул говорит, что он управлял бы ситуацией с COVID-19 в соответствии с Баррингтонской декларацией.

«Мы бы защищали уязвимых. Мы сразу поняли, кого это коснётся. Мы держали бы школы открытыми. Мы никого бы не запирали. Мы сосредоточились бы на раннем лечении. Мы знали по атипичной пневмонии COVID-1, что против этого семейства вирусов работают хлорохины. Мы обратились бы к старым препаратам повторного применения, как мы всегда поступаем с любой новой и возникающей болезнью. Мы лечили бы на ранней стадии. Мы признали бы тех, кто выздоровел от COVID-19 с помощью естественного иммунитета. И мы не делали бы того, что было сделано. Никогда нельзя допускать, чтобы лекарство было хуже самой болезни».

Гарри Ли, нью-йоркский репортёр газеты The Epoch Times.

Роман Балмаков — репортёр The Epoch Times и ведущий передачи «Факты имеют значение»

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА