Протокол профилактики и лечения COVID-19 от FLCCC включает в себя витамин D3, цинк, витамин C и другие препараты. arrideo/Shutterstock
 | Epoch Times Россия
Протокол профилактики и лечения COVID-19 от FLCCC включает в себя витамин D3, цинк, витамин C и другие препараты. arrideo/Shutterstock

Известный реаниматолог делится тем, как покончить с COVID-19

«Это может положить конец пандемии за один месяц»
Автор: 04.02.2022 Обновлено: 04.02.2022 11:06
По мнению этого врача реаниматолога, каждое крупное общество не смогло предоставить честную, полезную научную информацию. Это привело к ненужным смертям и пандемии, которая никогда не должна была произойти.

Доктор Пол Марик — врач реаниматолог в больнице Sentara Norfolk General Hospital в Восточной Вирджинии (США), известен своей работой по созданию «коктейля Марика», который значительно снижает смертность от сепсиса с помощью недорогих, безопасных, непатентованных лекарств.

По словам Марика, лечение пациентов с COVID-19 на ранних стадиях заболевания было провалено в США и во всём мире, а продолжающиеся рекомендации людям оставаться дома и изолироваться, пока они не станут цианотичными, или, по сути, посинеют от недостатка кислорода, — это позор, потому что существуют варианты лечения на ранних стадиях.

«Существует научный вакуум, который начался ещё в марте прошлого года, — сказал Марик. —Крупные медицинские учреждения по всему миру потерпели полное фиаско. Каждое крупное общество не смогло предоставить честную полезную научную информацию».

Хотя Всемирная организация здравоохранения, Центры по контролю и профилактике заболеваний и Национальные институты здравоохранения США заявили, что лечения COVID-19 не существует, а есть только поддерживающая терапия, направленная на снятие лихорадки или обеспечение жидкостями, Марик считает это возмутительным:

«Хотя у нас, возможно, нет лучшего лечения, но есть некоторые варианты, и говорить людям оставаться дома и изолироваться, чтобы они посинели — это абсурд, который на самом деле наносит большой ущерб. Мы сейчас ждём, пока вирус у некоторых людей вызовет цитокиновую бурю. И когда они придут в такое состояние, очень трудно будет обратить это вспять, остановить и вернуть их обратно».

Протокол лечения COVID-19 в FLCC

Марик и ещё четыре врача реаниматолога в самом начале пандемии сформировали рабочую группу по лечению COVID-19 на передовой (FLCCC). Не довольствуясь использованием только «поддерживающей терапии» для пациентов с COVID-19, он привлёк наиболее компетентных специалистов по лёгочной реанимации для решения головоломки лечения COVID-19, сосредоточившись на остановке гипериммунного ответа — включая воспаление нескольких органов и свёртывания крови — частой причиной смерти от COVID-19.

«Как врачи лёгочной реанимации мы знаем, как лечить воспаление и свёртываемость крови с помощью кортикостероидов и антикоагулянтов. Это наука первого класса. Тем не менее когда началась пандемия, на брифингах для прессы не было упомянуто о врачах, которые действительно лечили пациентов с COVID-19, чтобы сказать: «Вот симптомы, и вот что вы должны делать «», — сказал Марик журналу Mountain Home.

FLCCC выпустила свой протокол MATH+ для госпитализированных пациентов с COVID-19 в марте 2020 года. Он получил своё название от:

  • Внутривенного метилпреднизолона,
  • Внутривенной аскорбиновой кислоты (витамин С) в высокой дозе,
  • Плюс дополнительных препаратов тиамина, цинка и витамина D,
  •  Полной дозы низкомолекулярного гепарина.

Протокол MATH+ привёл к высоким показателям выживаемости. Из более чем 100 госпитализированных пациентов с COVID-19, получавших лечение по протоколу MATH+ по состоянию на середину апреля 2020 года, умерли только двое. Обоим было за 80 лет, и у них были тяжелые хронические заболевания.

FLCCC также создала I-MASK+ — протокол массового распространения для профилактики и амбулаторного лечения COVID-19.

Пошаговое руководство по профилактике и раннему лечению COVID-19

Протокол I-MASK+ компании FLCCC можно скачать полностью. В нём содержатся пошаговые инструкции по профилактике и лечению ранних симптомов COVID-19.

Протокол профилактики предназначен для тех, кто подвержен высокому риску заражения COVID-19 или знает, что подвергался заражению, и включает в себя:

  •  ивермектин,
  •  витамин D3,
  •  витамин C,
  •  кверцетин,
  • цинк,
  • мелатонин.

Ранний амбулаторный протокол для пациентов с ранними симптомами включает в себя всё вышеперечисленное, плюс аспирин и санацию носоглотки, например, ингаляции с эфирным маслом три раза в день, а также полоскание рта хлоргексидином и назальный спрей бетадин.

В некоторых случаях также рекомендуется приём флувоксамина и контроль уровня насыщения кислородом с помощью пульсоксиметра.

У FLCCC также есть протоколы для профилактики и раннего лечения на дому, называемые I-MASS, которые включают ивермектин, витамин D3, поливитамины и цифровой термометр для измерения температуры вашего тела на этапе профилактики, а также ивермектин, мелатонин, аспирин и антисептическое средство для полоскания рта для раннего лечения.

Люди из числа близких контактов больных COVID-19 могут принять ивермектин (18 миллиграммов, затем повторить дозу через 48 часов) для постконтактной профилактики.

В первоначальном протоколе COVID-19, выпущенном Мариком в марте 2020 года, рекомендовался гидроксихлорохин (HCQ) — ионофор цинка, для уменьшения продолжительности выделения вируса, особенно у пожилых пациентов с сопутствующими заболеваниями.

Однако в последнем протоколе I-MASK+, обновлённом 30 июня 2021 года, вместо него рекомендуется кверцетин — ионофор цинка, представляющий собой безрецептурную альтернативу HCQ и действующий также, как HCQ.

«Экспериментальные и ранние клинические данные (опубликованные в журналах с высоким импакт-фактором) свидетельствуют о том, что это соединение обладает широкими противовирусными свойствами (в том числе против коронавируса) и действует на различных этапах жизненного цикла вируса. Кверцетин также работает как мощный ингибитор белков теплового шока (HSP 40 и 70), которые необходимы для сборки вируса», — сказал Марик.

Цензура замалчивает эту информацию

Если вы удивлены тем, что существует установленный протокол профилактики и лечения COVID-19, то это, скорее всего, потому, что вы ничего не слышали об этом из основных СМИ. Это сделано намеренно — пример цензуры, которая происходит на протяжении всей пандемии.

«То, что мы сейчас переживаем, беспрецедентно в истории науки», — сказал Марик.

«Я имею в виду, что это восходит к колдовству и действительно доисторическому поведению. Наука основана на обмене информацией, а она подвергается цензуре. Поэтому я думаю, что в истории этот период будут вспоминать очень неблагоприятно.

Я думаю, что это очень тёмный период в истории человечества, в истории науки, в истории прессы, в истории свободы слова, просто из-за полного отсутствия информации, дезинформации и цензуры. Я имею в виду, что это абсурд… то, что мы говорим, подвергается цензуре и называется научной дезинформацией».

Ивермектин — яркий пример: его продолжают игнорировать несмотря на то, что он показал замечательный успех в профилактике и лечении COVID-19. В декабре 2020 года FLCCC призвал к широкому внедрению ивермектина как в качестве профилактического средства, так и для лечения всех стадий COVID-19.

В одном из испытаний 58 добровольцев принимали 12 миллиграммов ивермектина один раз в месяц в течение четырёх месяцев. Только четверо (6,96%) заболели лёгкими симптомами COVID-19 в период испытаний с мая по август 2020 года. Для сравнения, у 44 из 60 медицинских работников (73,3%), отказавшихся от приёма препарата, был диагностирован COVID-19.

Ивермектин безопасен, недорог и широко доступен, обладает противовирусными и противовоспалительными свойствами, что позволило Марику назвать его идеальным препаратом для лечения COVID-19.

В то время как всё большее число врачей и стран принимают ивермектин для лечения COVID-19, многие другие отказываются от него, вплоть до запрета его применения для пациентов.

Возникают судебные тяжбы, когда члены семьи нанимают адвокатов для борьбы с больничными комиссиями, чтобы дать своим умирающим близким спасительные таблетки — даже когда все другие варианты лечения исчерпаны. По словам Марика, необходимы срочные изменения, потому что прибыль ставится выше жизни:

«Зарабатывание денег и нажива — вот что движет ими, а не спасение жизней, и больше всего они заинтересованы в сохранении того единственного органа, который может быть повреждён больше всего, а именно заднего кармана. Они боятся, что будет поврежден их карман. Сердце, мозг, лёгкие — им всё равно. Именно карман — двигатель этого поведения».

«Самые опасные вакцины, которые мы когда-либо использовали»

Знание о том, что существуют варианты лечения, может изменить решения людей относительно вакцин COVID-19, которые Марик называет «категорически и без сомнения… самыми опасными вакцинами, которые мы когда-либо использовали».

Для полного раскрытия информации: сам Марик вакцинирован. Он привился вакциной от компании Pfizer мРНК, поскольку ему уже за 60, что относит его к более высокой категории риска.

Однако, если бы ему было 24 года, Марик сказал, что не стал бы делать прививку, и он не рекомендует делать её и более молодым детям, поскольку считает, что для людей моложе 30 лет, не имеющих факторов риска, риски вакцины перевешивают риски COVID-19:

«Я думаю, что риск плохого исхода от COVID-19 у 12-17-летних очень низок, а риск неблагоприятного воздействия вакцины, вероятно, гораздо выше. Поэтому принудительная вакцинация таких детей — это просто неразумно.

Я думаю, это соотношение риска и пользы. Если у них диабет 1 типа, если у них ослаблен иммунитет, если они страдают ожирением, вы, возможно, захотите пересмотреть своё мнение, но здоровые 12-17-летние подростки, по моему мнению, а это, конечно, только моё мнение, я бы не решался прививать этих детей».

Хотя Марик считает, что вакцины могут быть «в некоторой степени эффективными» в снижении случаев госпитализации и смерти от COVID-19, он подчёркивает, что они связаны со значительными рисками.

«Количество побочных эффектов и смертей от этих вакцин — и это основано на данных ВОЗ и сети VAERS — количество смертей и побочных явлений на порядок больше, чем от любой другой вакцины, от 10 до 100 раз».

Он называет массовую кампанию по вакцинации COVID-19 самым большим экспериментом в истории человечества и отмечает, что мы не знаем, каковы будут долгосрочные последствия.

«И что ещё хуже, — говорит Марик, — компании, производящие вакцины, знают многое об этих вакцинах, но они не предоставили нам эту информацию. Она скрыта».

«Например, когда вы получаете вакцину с мРНК, люди предполагают, что она остаётся в руке, но это не так. Шипы имеют тенденцию распространяться по всему телу. Компании, производящие вакцины, знают об этом, но не хотят нам говорить. Мы должны разобраться в этом сами.

Мы должны уважать автономию [людей]. Мы должны уважать их информированное согласие. Они должны иметь возможность принимать решения самостоятельно. Мы не должны навязывать это людям, и этот принудительный мандат, который есть у колледжей и некоторых больниц, я думаю, противоречит основам свободы выбора, свободы делать со своим телом то, что вы уважаете, и свободы согласия».

Симптомы постковидного синдрома «идентичны» синдрому вакцинации

FLCCC также имеет протокол ведения — I-RECOVER — для постковидного синдрома, который включает ряд симптомов, таких как недомогание, головные боли, болезненные суставы, боль в груди и когнитивная дисфункция.

Протокол продолжает развиваться по мере получения новых сведений об этом синдроме, но следует отметить, что он успешно используется и для лечения поствакцинальных воспалительных синдромов. Как отмечает Марик, длительный COVID-19 и поствакцинальные воспалительные синдромы имеют много общего, но о последнем запрещено говорить:

«Поствакцинальные нежелательные явления гораздо чаще встречаются у молодых людей. Это наше впечатление. Данных не так много, и если вы поговорите с экспертами о поствакцинальном синдроме, они понятия не имеют, о чём вы говорите, потому что… говорить об этом политически некорректно. Они не хотят об этом слышать.

Поэтому, насколько я знаю, нет ни одной рецензируемой публикации о поствакцинальном синдроме, но мы знаем от пациентов, что у них развиваются симптомы, почти идентичные постковидному синдрому.

У них развиваются тяжёлые симптомы, очень похожие на поствакцинальный синдром. Поэтому люди говорят:

«Это у них в голове. Они всё выдумали. Это психиатрическое заболевание. Они пытаются извлечь из этого какую-то выгоду «. Я думаю, что это реальное заболевание… и у этих людей действительно наблюдается активация моноцитов, вырабатывающих цитокины, подобно постковидному синдрому».

Это может положить конец пандемии за один месяц

Доктор Мобин Сайед спросил Марика в интервью, что бы он сделал, если бы ему дали возможность покончить с пандемией в следующем месяце. Его ответ был удивительно прост: программа массового распространения ивермектина вместе с мелатонином, витамином D и аспирином. Предполагая, что все заражены, и проводя лечение с помощью этой безопасной комбинации недорогих соединений, Марик говорит:

«Мы уничтожим SARS-CoV-2. Он исчезнет».

Однако это вряд ли произойдет из-за «экономических и политических факторов, которым выгодна продолжающаяся пандемия». Марик также высказался по поводу теории утечки информации из лаборатории, согласно которой SARS-CoV-2 был получен из лаборатории в Ухане, Китай:

«Я думаю, что перевес доказательств свидетельствует в пользу того, что это был манипулируемый вирус, который случайно или намеренно просочился из лаборатории в Ухане… Молекулярная структура белка шипа позволяет предположить, что это была манипуляция, белок был специально обработан и усилен…

Разнообразие симптомов, систем, которые он затрагивает, глубина повреждений, которые он наносит, и долговечность повреждений — то, что сначала он вызывает острую форму, затем переходит в длительный COVID-19, а затем просто продолжает быть с нами — за всю свою жизнь я не видел другого вируса, который бы наносил такие разрушения».

Смотря вперёд, Марик утверждает, что работники здравоохранения должны извлечь уроки из огромных ошибок, допущенных во время пандемии, которые выявили глобальное отсутствие сотрудничества между поставщиками медицинских услуг, а также недостаток честности и открытости.

«Эта пандемия стала примером того, чего делать не следует. Я думаю, что всё, что могло пойти не так, пошло не так», — сказал он. Когда COVID-19 будет взят под контроль, Марик надеется перенаправить свои усилия на борьбу с сепсисом, который остаётся одной из основных причин смертности в целом и также остаётся важным фактором смерти пациентов с COVID-19.

Доктор Джозеф Меркола — основатель сайта Mercola.com, врач-остеопат, автор бестселлеров и обладатель множества наград в области естественного здоровья. Он стремится изменить современную парадигму здравоохранения, предоставляя людям ценный ресурс, который поможет им взять под контроль своё здоровье. Эта статья была первоначально опубликована на сайте Mercola.com

Мнения, выраженные в этой статье, являются мнением автора и не обязательно отражают точку зрения The Epoch Times.

 

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА