Сон — это бальзам для ума и духа. Это наше время, чтобы восстановить наш разум и исцелить наше тело, поэтому, если вы не получаете достаточно этого, вам следует исследовать. (Sergey Mironov/Shutterstock) | Epoch Times Россия
Сон — это бальзам для ума и духа. Это наше время, чтобы восстановить наш разум и исцелить наше тело, поэтому, если вы не получаете достаточно этого, вам следует исследовать. (Sergey Mironov/Shutterstock)

Влияние пандемии COVID-19 на сон и психическое здоровье

Из-за стресса после 2020 года люди во всём мире чаще страдали от бессонницы и кошмаров
The Epoch Times13.08.2022 Обновлено: 13.08.2022 07:24
Исследование Института мозга и психического здоровья имени Тёрнера при австралийском Университете Монаша показало, что пандемия COVID-19 изменила привычки сна и сновидения людей по всему миру.

Результаты исследования получены в ходе глобального опроса о психическом здоровье и сне, который проводился во время пандемии с участием более 2000 человек, 45% из них заявили, что испытывали изменения во время сна.

Участники, за которыми наблюдали в течение 12 месяцев, видели больше негативных снов, многие из них переживали кошмары или сны с угрожающими сценариями, такими как катастрофы и войны.

Соавтор исследования Мелинда Джексон, старший преподаватель и психолог сна в Университете Тёрнера, рассказала изданию «Объектив Университета Монаша»:

«Эти сны были описаны в высоком разрешении — более яркими и красочными, чем обычно, с повышенной визуальной ясностью, но часто имели странное или причудливое содержание».

Джексон также отметила, что сны участников на ранних стадиях пандемии были более негативными, люди чаще видели кошмары и угрожающие сны, катастрофы и войны.

«Сейчас я уже плохо помню, но сны были тревожными, красочными, а в некоторых случаях пугающими — массовая смерть, как правило, в результате войны. Иногда они меня будили», — сказал один из участников.

Как пандемия повлияла на сон

Джексон считает, что возможной причиной изменений является теория симуляции угрозы, которая утверждает, что во время стресса люди видят более яркие и плохие сны, чтобы подготовиться к текущей угрожающей реальности.

«Увеличение количества ярких снов и кошмаров наблюдалось после войн, стихийных бедствий и террористических актов, таких как 11 сентября», — говорит Джексон.

Уровень гормонов стресса, испытываемых человеком, также играет значительную роль в нарушении нормального режима сна.

«Наш мозг очень активен во время сна с быстрым движением глаз — стадии сна, когда мы видим более причудливые и яркие сны», — говорит соавтор исследования Хейли Миклим, психолог и кандидат наук в Университете Тёрнера.

«Визуально-пространственные области мозга становятся сверхактивными, а также центры эмоций и памяти. Всё это может усиливаться во время стресса, и мы получаем более яркие сны и кошмары».

Другой причиной изменённых сновидений могут быть изменения в режиме сна, возникшие во время пандемии.

«Мы наблюдали изменения в режиме сна и бодрствования по всему миру, когда многие люди могли спать дольше из-за закрытых помещений/работы на дому», — говорит Джексон.

«Мы испытываем больше REM-сна к концу ночи, который может быть сокращён, если люди ставят будильник, чтобы рано встать на работу».
«Естественное продление сна, которое мы наблюдали во время пандемии, возможно, привело к тому, что люди стали чаще вспоминать сны просто потому, что они спали дольше и имели больше REM-сна».

REM-сон — это состояние сна, когда мозг наиболее активен, что, по-видимому, делает его более уязвимым для фрагментации у людей, которые испытывают хроническое гипервозбуждение — постоянную повышенную готовность.

«Во снах о пандемии прослеживается тема выживания», — сказала Миклим.

«Было много снов о смерти и о людях, беспокоящихся о безопасности своей семьи и друзей. Это было страшное и неопределённое время для людей, и эти тревожные чувства сохранились в их снах».

Один из участников исследования рассказал, что ему снились кошмары о том, что его близкие больны или умирают. Другому снились маски, он их делал и у него они закончились.

Однако не все участники исследования видели сны, связанные с пандемией. Миклим сказала, что, хотя некоторым снилось, как они заражаются вирусом или принимают меры предосторожности, такие как маски и социальное дистанцирование, содержание, связанное с COVID-19, было лишь «небольшой подтемой» снов участников.

Исследование также показало, что после разделения участников на три группы (те, у кого развилась бессонница во время пандемии, те, кто испытывал трудности со сном и до пандемии, и те, кто спал хорошо), те, у кого были наибольшие проблемы со сном, с большей вероятностью испытали бессонницу, изменение сновидений во время пандемии, и их сны имели негативный оттенок.

Группа, у которой бессонница развилась во время пандемии, сообщила, что 55% участников видели странные сны. Остальные участники видели меньше таких снов. Однако они превосходили группу участников, не испытывавших трудностей со сном, из которых только 36% сообщили об изменениях в сновидениях.

Кроме того, когда исследователи использовали метод лигитимного подсчёта слов для сравнения ответов разных групп, они обнаружили, что те, у кого во время пандемии развилась бессонница, видели больше тревожных и связанных со смертью снов.

«В целом, люди с бессонницей, когда наконец-то заснули, видели больше негативных и страшных снов, чем люди, которые хорошо спали», — сказала Миклим.

Бессонница и память

Миклим отметила, что у команды есть несколько теорий о том, почему люди с бессонницей испытывали больше изменений в сновидениях, чем те, кто хорошо спал.

«Одна из них заключается в том, что если люди просыпаются непосредственно после сна, они с большей вероятностью вспомнят его», — сказала она.

Поэтому людям, страдающим бессонницей, легче вспомнить сны, так как они часто просыпаются ночью. Кроме того, согласно гипотезе REM-нестабильности бессонницы, люди с бессонницей имеют более нестабильный REM-сон, просыпаясь, когда сновидения достигают своего пика.

Однако бессонница не улучшает память вне сновидений.

«Сон является важным процессом для формирования и консолидации памяти, а потеря сна, как известно, ухудшает функцию памяти на следующий день», — сказала Джексон в электронном письме The Epoch Times.

Она отметила, что бессонница была связана с ухудшением декларативной памяти — памяти о событиях и предметах.

«Поэтому возможно, что жалобы на память, о которых сообщалось во время пандемии, могут быть связаны с усилением бессонницы, с которой столкнулись многие люди во всём мире после 2020 года».

Влияние бессонницы и ночных кошмаров на психическое здоровье

Джексон сказала, что хроническая бессонница — длительное нарушение сна — может привести к различным проблемам со здоровьем как психическим, так и физическим.

По её словам, люди, страдающие от хронической бессонницы, подвержены большему риску развития сердечно-сосудистых заболеваний, ожирения и диабета. Они также более склонны к несчастным случаям и ошибкам на работе и на дорогах.

Что касается психического здоровья, Джексон отметила, что трудности со сном — это факторы риска «возникновения и поддержания» таких психических состояний, как депрессия и тревожность.

«Продольные исследования показали, что бессонница в 4 раза повышает риск развития депрессии спустя годы, даже если в прошлом у вас не было депрессивных эпизодов, — сказала она. — Поэтому очень важно решать проблемы со сном на ранних стадиях, чтобы предотвратить возникновение потенциальных проблем с психическим здоровьем».

«Мы действительно увидели, что изменения сна были связаны с ухудшением симптомов психического здоровья с течением времени, и этот эффект был более выражен у людей с бессонницей».

К счастью, участники сообщили о снижении количества таких снов и кошмаров примерно через три месяца после начала исследования, и ещё одно снижение наблюдалось между 6 и 12 месяцами наблюдения, причём большинство людей обнаружили улучшение сновидений и снижение трудностей с засыпанием после того, как прошли первоначальные тревога и стресс, вызванные пандемией.

Лечение бессонницы и ночных кошмаров

Джексон отметила, что для тех, кто испытывал трудности с бессонницей и плохими снами во время пандемии, в настоящее время существуют многообещающие методы лечения обеих проблем.

«Поэтому мы призываем людей обращаться за помощью, если они всё ещё испытывают проблемы со сном», — сказала она.

«Самым сильным доказательным методом лечения бессонницы является когнитивно-поведенческая терапия бессонницы (KBT i), которая эффективна для уменьшения симптомов в той же степени, что и медикаменты, и имеет более длительный эффект».

Обычно лечение проводит специально обученный психолог.

Он исследует связь между образом мыслей человека, его поведением и тем, как он спит. Психолог, прошедший подготовку по KBT i терапии, помогает выявить мысли, чувства и поведение, которые вызывают бессонницу.

«Немногие люди знают об этой терапии и остаются без лечения, потому что не хотят принимать снотворное, — говорит Джексон. — Мы советуем поговорить с вашим лечащим врачом об этих вариантах поведенческого лечения».

Исследователи надеются, что результаты этого исследования помогут лучше восстанавливать психическое здоровье после пандемии и оживят разработку новых методов лечения бессонницы и проблем психического здоровья.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА