Ветеранам, страдающим посттравматическим стрессовым расстройством, обычно назначают препараты, но растущее число исследований показывает, что служебные собаки являются эффективной альтернативой. Фото: New Africa/Shutterstock | Epoch Times Россия
Ветеранам, страдающим посттравматическим стрессовым расстройством, обычно назначают препараты, но растущее число исследований показывает, что служебные собаки являются эффективной альтернативой. Фото: New Africa/Shutterstock

Служебные собаки — надёжные помощники ветеранам с посттравматическим стрессовым расстройством

«Я могу пойти куда угодно», — говорит одна из ветеранов, ранее ограниченная посттравматическим стрессовым расстройством
Автор: 18.01.2022 Обновлено: 18.01.2022 10:05
В доме ветерана ВВС Даниель Кларк-Гутьеррес в Уиттиере, штат Калифорния было время ужина, трёхлетний жёлтый лабрадор-ретривер Лиза с нетерпением ожидала свою порцию сухого корма и консервов для собак.

От нетерпения Лиза переминаясь с ноги на ногу, «танцуя» по кухне, больше походила на нетерпеливого щенка, чем на хорошо обученную служебную собаку, которая помогает Кларк-Гутьеррес справляться с симптомами перенесённой травмы (ПТСР).

«Имея её сейчас, я могу пойти куда угодно, — говорит Кларк-Гутьеррес. — И да, если бы кто-то напал на меня, я была бы предупреждена и могла бы убежать».

Растущее количество исследований посттравматического стрессового расстройства и животных-поводырей позволило президенту Джо Байдену подписать Закон о собаках, помогающих раненным военнослужащим (PAWS) для лечения ветеранов. Закон, принятый в августе, требует от Департамента по делам ветеранов (VA) открыть свою программу направления служебных собак для ветеранов с посттравматическим стрессовым расстройством и запустить пятилетнюю пилотную программу, в которой ветераны с посттравматическим стрессовым расстройством дрессируют служебных собак для других ветеранов.

33-летняя Кларк-Гутьеррес входит в число тех 25% ветеранов-женщин, которые сообщили о пережитых сексуальных домогательствах во время службы в вооружённых силах США.

Сексуальное насилие, тяжёлые боевые нагрузки и черепно-мозговые травмы — вот некоторые из переживаний, которые увеличивают риск развития ПТСР у военнослужащих. Симптомы, вызывающие воспоминания о травмирующих событиях, сильную тревогу, кошмары и повышенный страх — по мнению психологов, всё это естественная реакция после пережитого. Диагноз ПТСР ставится, если симптомы усугубляются или сохраняются в течение нескольких месяцев или лет.

Именно это, по словам Кларк-Гутьеррес, произошло с ней после того, как около десяти лет назад сексуальные домогательства сослуживца переросли в физическое нападение. Адвокат, имеющая троих детей, сказала, что для того, чтобы чувствовать себя в безопасности, покидая свой дом, ей нужен был муж рядом с ней. После того как Кларк-Гутьеррес поставили диагноз посттравматического стрессового расстройства, врачи в госпиталях для ветеранов выписывали ей большой список препаратов. По словам Кларк-Гутьеррес, в какой-то момент количество выписанных ей препаратов превысило более 12-ти таблеток в день.

«Я принимала лекарства, а следом ещё и другие от двух-трёх побочных последствий от ранее назначенных препаратов, — сказала она. — И каждый раз, когда они давали мне новый препарат, они должны были назначить мне ещё три. Я просто больше не могла этого перенести. Я так устала, поэтому мы начали искать другие методы лечения».

Так у неё появилась служебная собака Лиза. Муж Кларк-Гутьеррес, тоже ветеран ВВС, нашёл некоммерческую группу K9s for Warriors которая спасает собак — многих из приютов для собак-убийц и обучает их для помощи ветеранам с посттравматическим стрессовым расстройством. Лиза — одна из примерно 700 собак, которая работает в паре с ветераном, страдающим от симптомов, вызванных травматическими последствиями.

«Теперь я катаясь на велосипеде, хожу в парк, в магазин Home Depot (уникальный магазин — рай для домашних умельцев всех мастей — самая большая сеть в мире), — говорит Кларк-Гутьеррес. — Я хожу в магазин за продуктами — обычные человеческие вещи, которые я не могла делать до того, пока не появилась Лиза».

Это не новость для Мэгги О’Хейр, доцента кафедры, Университета Пердью, работающей над темой взаимодействия человека и животных. Её исследования показывают, что хотя служебные собаки не обязательно являются панацеей от посттравматического стрессового расстройства в прямом смысле, но они облегчают симптомы его проявления. Среди опубликованных ею исследований есть один важный показатель — ветераны, которые общаются с собаками, испытывают меньше гнева и тревоги и лучше спят, чем те, у кого их нет. Другое её исследование предполагает, что служебные собаки снижают уровень кортизола у ветеранов, перенёсших травму.

«Мы действительно увидели образцы этого гормона стресса, которые больше похожи на гормоны здоровых взрослых людей, не страдающих посттравматическим стрессовым расстройством», — сказала О’Хейр.

Проведённое конгрессом США исследование VA по изучению влияния взаимодействия служебных собак и ветеранов с посттравматическим стрессовым расстройством, опубликованное в 2021 году, отмечает что, те ветераны, кто находился в партнёрстве с животными, испытывают меньше суицидальных мыслей, у них заметное улучшение симптоматики, чем у тех, кто не имеет контакта с собакой.

До сих пор федеральная программа обеспечения служебными собаками — полагалась на некоммерческие организации служебных собаководств, которые платили за содержание собак и бесплатно предоставляли их ветеранам, — требовала, чтобы участвующие в ней ветераны имели проблемы с физической подвижностью, такие как потеря конечности, паралич или слепота.

Ветераны, такие как Кларк-Гутьеррес, страдающие посттравматическим стрессовым расстройством, но не имеющие физических недостатков, должны были сами позаботиться о приобретении служебной собаки.

Эта перспективная программа, созданная новым федеральным законом, даёт возможность опытным ветеранам, страдающих посттравматическим стрессовым расстройством заниматься обучением других ветеранов с такими же проблемами, как взаимодействовать со служебными собаками. Программа разработана по образцу программы госпиталя VA в Пало-Альто, Калифорния, и будет действовать в пяти медицинских центрах VA по всей стране в партнёрстве с аккредитованными организациями по дрессировке служебных собак.

«Этот законопроект на самом деле направлен на терапевтическую помощь, или „обучение тренера“, — сказал Адам Вебб, представитель сенатора Тома Тиллиса (Р-Н.К.), который представил законопроект в Сенате. — Мы не ожидаем, что VA начнёт направлять собак-поводырей для лечения ПТСР, но данные, полученные в ходе этой программы, вероятно, будут полезны для обоснования этой практики в будущем».

Бюджетное (Финансовое) управление Конгресса подсчитало, что эта программа обойдётся VA примерно в  $19 млн. Закон не требует, от VA выделять средства на собак. Вместо этого агентство будет сотрудничать с аккредитованными организациями служебного собаководства, которые используют частные деньги для покрытия расходов на содержание, обучение и подбор собак для ветеранов.

Тем не менее, закон представляет собой долгожданный поворот в политике VA, сказал Рори Даймонд, генеральный директор организации K9s for Warriors.

«В течение последних 10 лет VA по сути заявлял нам, что они не признают служебных собак как помощников ветеранов с посттравматическим стрессом», — сказал Даймонд.

По словам Даймонда, служебных собак для использования при ПТСР часто путают с собаками эмоциональной поддержки. Последние обеспечивают дружеское общение и не обучены оказывать поддержку инвалидам с ограниченными возможностями. По его словам, стоимость содержания и обучения служебных собак для лечения ПТСР составляет около $25 тыс.

По словам Даймонда, команда «охраняй» означает, что «собака будет сидеть рядом с бойцом, следить и предупреждать его, если кто-то подойдёт сзади». Команда «блокировать» означает, что собака «встанет поперёк и перекроет пространство перед тем, кто окажется перед ним».

Мастер-сержант армии (воинское звание сержантского состава вооружённых сил США, а также некоторых других стран) в отставке Дэвид Креншоу, 39 лет, из Кирни, Нью-Джерси, сказал, что его служебная собака Док изменила его жизнь.

«Мы учим в армии иметь боевого напарника, — сказал Креншоу. — И эти служебные собаки действуют как боевые товарищи».

Несколько месяцев назад Креншоу убедился в этом на собственном опыте. Он обычно избегал больших скоплений людей, потому что испытывал постоянную повышенную возбудимость, которая является одним из симптомов его посттравматического стрессового расстройства, после участия в боевых действиях. Но летом 2021 года Док, помесь пойнтера и лабрадора, помог Креншоу ориентироваться в толпе в Диснейленде, что стало значительным событием для Креншоу и его большой семьи.

«Я не был взволнован. Я не волновался. Я не был расстроен, — сказал Креншоу. — Это было действительно, действительно удивительно и настолько, что мне даже не пришлось останавливаться и думать об этом в тот момент. Это просто произошло само собой».

По его словам, благодаря Доку, Креншоу больше уже не принимает препараты от посттравматического стрессового расстройства и перестал употреблять алкоголь.

Кларк-Гутьеррес тоже сказала, что Лиза помогла ей бросить употреблять алкоголь и перестать принимать прописанные VA лечение от страхов, кошмаров и периодов отрешённости.

По словам Даймонда, впоследствии такое общение с собакой действительно экономит деньги VA.

«Наши воины гораздо реже принимают дорогостоящие рецептурные препараты, гораздо реже пользуются другими услугами VA, и гораздо чаще ходят в школу (общественные места) или на работу, — сказал он. — Так что это беспроигрышный вариант для всех».

Освещение этих тем в KHN осуществляется при поддержке «Фонда Джона А. Хартфорда», Фонда Гордона и Бетти Мур и Фонда SCAN.

Александр Иванов — обозреватель и журналист The Epoch Times, специализирующийся на медицинской тематике и материалах о здоровье.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА