Современные методы реанимации прошли долгий путь со времён, когда врачи прописывали для оживления человека вдувать дым в его прямую кишку. Roman Zaiets | Epoch Times Россия
Современные методы реанимации прошли долгий путь со времён, когда врачи прописывали для оживления человека вдувать дым в его прямую кишку. Roman Zaiets

Странные истории реанимации

До появления искусственного дыхания и дефибрилляторов с мёртвыми людьми проделывали довольно странные вещи
Автор: 19.11.2021 Обновлено: 19.11.2021 09:55
Большинство из нас более или менее знают, как реанимировать людей. Даже если вы не проходили курс сердечно-лёгочной реанимации (СЛР), но наверняка много раз видели эту технику по телевизору или в кино.

Ранние истории реанимации были во многом драматичными. Например, 1 июня 1782 года филадельфийская газета опубликовала новость о последнем чуде реанимации: 5-летнего ребёнка возвратили к жизни после того, как он утонул в реке Делавэр в США.

Маленький Роуленд Оливер играл на одной из оживлённых пристаней Делавэра и упал в воду. Мальчик барахтался в воде около 10 минут, а затем обмяк. Один из рабочих вытащил его из воды и отнёс к родителям.

Хотя Роуленда принесли безжизненным, как сообщила газета, родители мальчика посчитали, что он лишь «видимо мёртв», и стали действовать. Они «немедленно сняли с него всю одежду, били его руками» и «растирали шерстяными тряпками, смоченными в спирте».

Прибывший врач продолжил делать то же самое. Они погрузили ноги Роуленда в горячую воду и ввели ему в горло противорвотное средство. Примерно через 20 минут жизнь вернулась к маленькому мальчику. Небольшое кровопускание сделало его состояние ещё лучше, и вскоре Роуленд стал играть, как обычно.

Гуманные сообщества

Этот рассказ был лишь одной из многих историй об успешных реанимационных приёмах, попадающих в газеты благодаря гуманным сообществам того времени.

Эти сообщества возникли в середине XVIII века в Амстердаме, где много людей тонуло в городских каналах. Члены сообщества стремились донести до населения, что смерть — по крайней мере, от утопления — может не быть абсолютной, и прохожие могут помочь утонувшим, чтобы спасти их.

В Филадельфии после воскрешения Роуленда такие идеи укрепились, вдохновив местное гуманное сообщество установить вдоль городских рек наборы для оживления утонувших: лекарства, инструменты и инструкции.

Со временем методы менялись, но вплоть до XIX века реанимационные мероприятия понимались как стимулирование организма к механическому действию. Гуманные сообщества часто рекомендовали согреть утопающего и попытаться сделать ему искусственное дыхание. Каким бы ни был метод, самым важным было заставить тело-машину снова функционировать.

Внешняя стимуляция — растирание и массаж, которые практиковали родители маленького Роуленда, тоже была необходима. Внутренняя стимуляция, как правило, заключалась во введении в желудок рома или какого-нибудь возбуждающего снадобья.

Возможно, самым неординарным был метод «окуривания табачным дымом» толстой кишки утопающего, который также предлагали гуманные сообщества.

В XX веке смертельные риски возросли. Если в XVIII веке число утопленников увеличилось из-за промышленного использования рек, то после появления электричества и автомобилей, к причинам смерти людей добавились поражения электрическим током и отравления газом.

Новый метод стимуляции

Методы также изменились. Реанимационные действия теперь фокусировались на стимуляции сердца, включая манипуляции с явно мёртвым телом в различных положениях. Распространились методы компрессии грудной клетки и искусственного дыхания.

Но даже после смены методик реанимация оставалась демократичной — её мог проводить практически каждый, и в конце концов только ограниченное число ситуаций могло привести к смерти человека.

В середине XX века реанимация всё больше завоёвывала репутацию чудесного и широко распространённого метода «лечения» всех видов смерти. А круг людей, которые могли проводить такие процедуры, сузился до врачей или специалистов по оказанию неотложной помощи.

Американский хирург Клод Бек много раз пытался повлиять на реанимацию в середине XX века. Он рассказывал о своём обучении в конце 1910-х годов. В те времена, вспоминал он, если сердце пациента останавливалось на операционном столе, хирурги не могли сделать ничего, кроме как вызвать пожарных и ждать, когда они доставят «пульмотор» — предшественника известных сегодня искусственных дыхательных аппаратов.

Ему стало казаться, что реанимацией могут заниматься все, кроме медиков. Считая это неприемлемым, Бек начал искать другие методы реанимации, подходящие для хирургов.

Новые методы, с которыми экспериментировали Бек и другие хирурги, по-прежнему основывались на стимуляции. Но они опирались на доступ к внутренним органам тела. Одним из новых методов стала дефибрилляция — применение электричества непосредственно на сердце, проникновение в грудную клетку и ручной массаж сердца.

Бек считал свои первые успехи в операционной показателями того, что новые методы можно применять повсеместно. Он расширил способы реанимации, добавив к относительно ограниченной категории «вероятно мёртвых» всех тех, кто не был «абсолютно и бесспорно мёртв».

Бек снял фильмы о своих успехах. В одном из них под названием «Хор мёртвых» врач весело спрашивал у реанимированных 11 пациентов: «Отчего вы умерли?», а те по очереди отвечали.

Хотя первоначально Бек представлял свои методы реанимации доступными и распространёнными, вскоре стало ясно, что нелегко демократизировать способы, которые предполагают доступ к внутренностям тела. Это не значит, что Бек не пытался.

Он представлял себе мир, в котором обученные люди будут носить с собой скальпель, чтобы при необходимости в любую минуту вскрыть грудную клетку и вернуть сердце в рабочее состояние.

Однако медики, встревоженные возможным появлением гражданских хирургов и желающие сохранить свою монополию на работу с внутренними органами, взбунтовались. Но несколько лет спустя появился метод сдавливания закрытой грудной клетки.

Теория Бека о том, что смерть в целом обратима, закрепилась и достигла своего зенита в 1960 году, когда знаковое медицинское исследование показало, что «общая постоянная выживаемость» при реанимации составляет 70%.

Конечно, последующие исследования показывали менее оптимистичные результаты, но реанимация уже завоевала доверие общества как успешная и широко применимая. Эта репутация сохраняется за ней и по сей день.

Кейтджан Гейнтистарший преподаватель истории науки, техники и медицины в Королевском колледже Лондона. Эта статья была впервые опубликована на сайте The Conversation.

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на editor@epochtimes.ru


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА