Все новости » За гранью науки » Феномен клинической смерти » Имевшие видения во время клинической смерти — не сумасшедшие

Имевшие видения во время клинической смерти — не сумасшедшие

Тара МакАйзек
Имевшие видения во время клинической смерти — не сумасшедшие

geralt/pixabay.com/Pixabay License

Медсестра Эрика МакКензи видела многих пациентов, переживших клиническую смерть, и у неё самой был глубокий околосмертный опыт.

31-летняя МакКензи провела месяцы в психиатрической больнице после того, как рассказала врачу о своих переживаниях. Несмотря на то, что она никогда не страдала от психических заболеваний, её разлучили с детьми и заставляли принимать большие дозы препаратов. В результате ей пришлось лгать, чтобы ей снизили дозу лекарств и, в конце концов, отпустили.

«Как вы себя чувствуете? Вы были на небесах?», — спросил её доктор.

Она ответила, что не была, хотя отчётливо помнила видения во время клинической смерти.

Медицинские работники обсудили подход к пациентам, имевшим околосмертный опыт, на конференции Международной ассоциации по изучению клинической смерти (IANDs) 28-31 августа 2014 г. Хотя есть люди, страдающие от галлюцинаций, которым требуется определённое лечение, чтобы вернуться к нормальной жизни, в случае с околосмертными переживаниями речь не идёт о галлюцинациях.

Околосмертные переживания очень распространены среди людей, которые были на краю гибели. Сообщения об общении с ангелами или умершими людьми не следует немедленно относить в разряд галлюцинаций — к такому выводу пришли работники здравоохранения.

Ли Виттинг, ведущий NDE Radio и капеллан в больнице, сказал:

«Вы же не будете насмехаться над католиком, протестантом, иудеем или мусульманином за их религиозные взгляды. Так почему можно вести себя так в отношении людей, у которых был личный мистический опыт?»

Участники дискуссии отмечали, что многие врачи на самом деле не отрицают возможность околосмертных переживаний. Несмотря на то, что во многих случаях первая реакция ― заявить, что пациент просто видел сон или страдал от галлюцинаций, после обсуждения этой темы они меняют своё отношение и даже начинают с интересом относиться к подобным сообщениям пациентов.

Джулиджан Насков сказал, что он призвал своих коллег в частной беседе поделиться случаями околосмертных переживаний, о которых они слышали. Многие из них положительно отнеслись к этому, хотя и не были готовы обсуждать эту тему.

Психиатр Дж. Тимоти Грин дал знакомому невропатологу копию книги доктора Эбен Александра «Доказательство небес». Александр работал нейрохирургом более 25 лет, в том числе в Гарвардской медицинской школе в Бостоне. Он думал, что околосмертные переживания ― фантазии, созданные мозгом, пока сам не пережил это.

После прочтения книги Александра врач стала более открытой, по крайней мере, она начала беседовать с пациентами, описывающими свои впечатления. Она с энтузиазмом рассказала Грину об одном околосмертном опыте, который слышала: пациентка примерно 60 лет увидела своего мёртвого отца, стоящим перед ярким светом. Она очень хотела идти к свету, но отец сказал, что ещё не время. Она пыталась бегать вокруг отца, как она делала, когда была маленькой девочкой, но он поймал её на руки и сказал, что она пока не может идти к свету.

Многим пожилым людям, которые что-то видели во время клинической смерти, заведомо наклеивают ярлык «маразм», говорит психолог Лиз Дейл. Она работает с пациентами в главном госпитале Сан-Франциско и домах престарелых. Когда она сталкивается с людьми, пережившими такой опыт, вычёркивает диагноз «маразм», если у пациента нет других симптомов, кроме околосмертного опыта.

«Я считаю, что несправедливо ставить диагноз "когнитивное расстройство" каждому, кто испытывал духовные переживания после выхода из наркоза или имел околосмертный опыт. Я против этого», ― говорит Дейл.

Она изучила 188 случаев, в которых пациенты, пережившие околосмертный опыт, поделились им с медицинскими работниками. Большинство, 4 из 5, получили положительные или нейтральные ответы. 1 из 5 столкнулся с отрицательной реакцией, часто это было в тех случаях, когда пациенты рассказали об этом сразу же. Наиболее положительной реакция была, когда пациенты ждали подходящего случая и соответствующей обстановки.

Криста Горман, помощник врача, которая сама пережила клиническую смерть, ждала десять с лишним лет, пока смогла рассказать о пережитом.

«Я боялась делиться этими переживаниями», ― говорит она.

Когда она сказала своему начальнику, главврачу больницы, что собирается принять участие в конференции, чтобы рассказать о своём околосмертном опыте, он поддержал её.

«Я верю в эти вещи», ― сказал он.

Когда она поделилась своим опытом с коллегами, их реакция была разной.

«Я стараюсь концентрировать своё внимание на положительных отзывах», ― говорит она.

Участница конференции, психиатр из канадского Ванкувера, высказала мнение, что не стоит впадать в крайность и негативно относиться к врачам, которые не принимают или скептически относятся к сообщениям об околосмертных переживаниях.

«Мы не должны разделяться на два противоположных лагеря, ― сказала она. — Мы все сообща учимся».

Она сообщила, что после её бесед на эту тему с медицинскими работниками в Ванкувере многие из них стали серьёзнее относиться к этому и более склонны выслушивать пациентов, испытавших околосмертные переживания.

Версия на английском

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ -

ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Комментарии:
Рекомендуем