Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф (справа) встречается с муллой Абдул Гани Барадаром (справа) из талибов в Тегеране. (Tasnim News / AFP через Getty Images) | Epoch Times Россия
Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф (справа) встречается с муллой Абдул Гани Барадаром (справа) из талибов в Тегеране. (Tasnim News / AFP через Getty Images)

Как будут развиваться отношения «Талибана» с Ираном и компартией Китая?

The Epoch Times22.08.2021 Обновлено: 14.10.2021 12:59

Афганистан известен как перекрёсток Центральной Азии. Его стабильность влияет на соседние страны, такие как Иран, Пакистан и Китай. После возвращения к власти талибов как будут развиваться его отношения с приграничными странами, и как это повлияет на баланс сил в регионе?

Китайское издание Epoch Times взяло интервью у Юпин Су, бывшего дипломата в Израиле из Тайваня, который поделился своим мнением на текущую ситуацию в Афганистане.

«В настоящее время талибы только что захватили власть. Главное — мирным путём завладеть архивами, персоналом, помещениями, фондами и т. д.», — сказал Су.

«Талибан» (организация признана террористической и запрещена в России) правил Афганистаном в период с 1996 по 2001 год и в то время испортил отношения с соседними государствами.

Однако перед тем как войти в президентский дворец Афганистана, лидеры «Талибана» встретились с 15 дипломатами и делегацией афганских лидеров в Дохе и даже направили специальных посланников в Иран, Китай и Россию, чтобы выразить свою добрую волю. Су сказал, что такие действия были неслыханными во время последнего периода правления «Талибана». Он видел в этом признак повышенной гибкости в её международных отношениях.

«Талибан» может диктовать политику региона

Пакистан всегда поддерживал талибов, поэтому для Пакистана естественно первым признать приход талибов к власти.

Однако отношения талибов с Ираном более шаткие.

Су объяснил, что раскол шиитского и суннитского ислама длится более 1000 лет. Вражда между Ираном (шиитами) и талибами (суннитами) осталась на религиозном уровне.

«Соединённые Штаты были их общим врагом до того, как талибы вернули себе власть», — сказал Су.

Он ожидал, что ситуация изменится очень быстро после того, как «Талибан» восстановит правление режима.

Иран будет осторожно относиться к альянсу «Талибана» с Саудовской Аравией и другими странами-членами Совета сотрудничества стран Персидского залива (ССЗ). Альянс будет окружать Иран как с востока, так и с запада. Следовательно, Иран мог почувствовать угрозу и, возможно, пойти на компромисс в переговорах по ядерной сделке в Вене. Су считал, что с этой точки зрения это хорошо для Соединённых Штатов: «„Талибан“ послужит пешкой для арабского лагеря».

Могут ли талибы вступить в антагонизм или даже конфронтацию с Китаем и Россией? Основываясь на характере движения «Талибан», истории преследований КПК мусульман в Синьцзяне и преследований Россией Чечни и татар, «Талибан» или его боевые лидеры, вероятно, «не прочь наказать неверных или атеистов» от имени мусульман, — сказал Су.

Таким образом, Афганистан может стать рычагом, который получит преимущество для «центра зла», и важным союзником суннитов Персидского залива в странах Персидского залива, арабских странах, Европе и Америке против Ирана и хрупкой КПК. Союз России.

Обмены КПК с Ираном и талибами

27 марта этого года КПК и Иран официально подписали 25-летнее соглашение о сотрудничестве. Министр иностранных дел КПК Ван И встретился с политическими лидерами «Талибана» в Тяньцзине 28 июля, прямо перед тем, как талибы взяли под свой контроль Афганистан. Означает ли это, что КПК находится в мире со своими соседями?

Су сказал, что Иран и Афганистан представляют для КПК разные интересы.

Для КПК Иран является важным поставщиком ископаемого топлива для КПК и стратегическим партнёром в сдерживании Соединённых Штатов. Такие союзы, основанные на противостоянии общему врагу, часто бывают наиболее уязвимыми.

Для Ирана атеистическая КПК не заслуживает такого доверия. Су считал, что отношения — это больше бизнес, чем честность, и «среднестатистические иранцы восхищаются западной культурой и плохо понимают Китай».

Что касается отношений между КПК и «Талибаном», Су проанализировал, что «Талибан» доставит удовольствие КПК любой ценой за короткий период. «Талибану» нужна денежная поддержка КПК для восстановления экономики, развития добывающих ресурсов и поставок технологий и материалов.

Однако КПК долгое время считала силы Восточного Туркестана внутри и за пределами Китая «террористами». Весь регион Синьцзян стал концентрационным лагерем для уйгуров и других исламских групп. Геноцид уйгуров в Синьцзяне — общеизвестный факт. КПК также знает, что в лидерах «Талибана» есть силы Восточного Туркестана.

Между КПК и «Талибаном» медовый месяц не продлится долго «из-за вопроса о китайских мусульманах», сказал Су.

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнением автора и необязательно отражают взгляды The Epoch Times.

Линь Ценксин

Источник: The Epoch Times

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА