Главное фото. Медработник держит флакон с вакциной против коронавируса (COVID-19) китайской компании Sinopharm в медицинском центре в Каракасе, Венесуэла, 7 марта 2021 года. (Leonardo Fernandez Viloria/Reuters) | Epoch Times Россия
Главное фото. Медработник держит флакон с вакциной против коронавируса (COVID-19) китайской компании Sinopharm в медицинском центре в Каракасе, Венесуэла, 7 марта 2021 года. (Leonardo Fernandez Viloria/Reuters)

Как Китай быстро наладил массовое производство вакцин COVID

Автор: 09.07.2021 Обновлено: 14.10.2021 12:58

С тех пор как вирус КПК  начал распространяться в Китае примерно с осени 2019 года, разработка китайской вакцины опередила весь остальной мир. Однако при анализе графика исследований и разработки вакцин китайского производства обнаруживается ряд аномалий, что заставляет международное сообщество задаться вопросом о природе происхождения COVID-19. Более того, план производства и реализации вакцины коммунистической партией Китая (КПК) свидетельствует о попытке режима нажиться на пандемии.

Когда в Китае начались исследования и разработка вакцины?

Согласно официальным данным, первый случай заболевания вирусом КПК, широко известным как новый коронавирус, был выявлен 1 декабря 2019 года; к 21 января 2020 года было подтверждено, что вирусом заразились всего 440 человек.

15 января 2020 года в 8-м отчете по общественному здравоохранению Уханьской муниципальной комиссии по здравоохранению говорилось, что «явных признаков передачи вируса от человека к человеку пока не обнаружено». Если эта информация была точной, то, по-видимому, режим не ожидал глобального распространения вируса и не был готов к такому событию.

Однако 25 марта этого года статья в государственном СМИ Beijing Daily изменила ход событий на противоположный. В ней говорилось, что в начале 2020 года КПК сформулировала пять стратегий НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) по разработке вакцин и начала внедрять различные прототипы; и одна из этих пяти вакцинных технологий была разработана генерал-майором Чэнь Вэем, главным экспертом КПК по военному биохимическому оружию, и его командой. Эта новость вызывает недоумение.

По данным государственных СМИ Китая, сразу после того как 9 января 2020 года учёные провинции Хубэй выделили подходящие штаммы вируса, местные власти создали совместную команду Уханьского института вирусологии (WIV) и Уханьского института биологических продуктов для разработки вакцин против вируса КПК.

Среди всех команд, занимающихся исследованиями и разработкой вакцин, конкретные даты начала работ были обнародованы для двух компаний: исследования и разработка вакцины компанией Sinopharm была официально утверждена и началась 19 января 2020 года, а проект по разработке вакцины COVID-19 компании CanSino Biologics из Тяньцзиня был утверждён и начат 20 января 2020 года.

Из этого можно выделить три вопроса.

Во-первых, если исходная последовательность вируса действительно имеет естественное происхождение  (например, виновниками распространения вируса являются летучие мыши), как заявила КПК, и не передаётся от человека к человеку, то почему КПК мобилизовала все имеющиеся силы, включая военные подразделения биологического оружия, для широкомасштабных исследований и разработок вакцин?

Во-вторых, КПК начала исследования и разработку множества вакцин ещё до блокировки Уханя 23 января 2020 года, что указывает на то, что для КПК было совершенно ясно, что вирус будет распространяться в глобальном масштабе. Если это так, зачем тогда фабриковать ложь о том, что вирус не является легко заразным? Такая нелепица только позволит вирусу ещё быстрее распространиться по всему миру.

В-третьих, в начале 2020 года все виды вакцин на тот момент вступили в стадию применения (не все были коммерциализированы). Почему Ухань не был закрыт в то время? Разве количество инфекций и смертей не было бы сведено к минимуму таким образом? Люди со здравым смыслом могут сделать вывод, что действия КПК на ранних стадиях пандемии были сомнительными, и это говорит о том, что режим не пытался сдержать вирус и предотвратить его распространение по всему миру.

Были ли китайские вакцины уже подготовлены до пандемии?

Прашант Ядав, эксперт по цепочкам поставок в здравоохранении в Центре глобального развития, международном аналитическом центре, отметил, что «производство вакцин — это дело, в котором почти бесчисленное сочетание вещей должно работать безупречно».

«Существуют различия в сырье, микроорганизмах, необходимых для выращивания вакцинных препаратов, условиях среды, в которой они выращиваются, и многое другое», — сказал Ядав в интервью USA today.

Поэтому на создание прототипа вакцины, а затем на разработку новых вакцин обычно требуется несколько лет. Однако Китай, похоже, был хорошо знаком с разработкой этой вакцины.

Общеизвестно, что прототипы вакцин, используемые в клинических испытаниях, разрабатываются длительно е время. Вакцина Pfizer начала исследования и разработку 20 марта 2020 года, и им потребовалось не менее четырех месяцев, чтобы создать пригодный для использования прототип. Китайские государственные СМИ сообщили, что вакцина Sinopharm начала исследования и разработку 19 января 2020 года и приступила к клиническим испытаниям уже 12 апреля того же года.

Sinopharm быстрее создала вакцину, чем Pfizer, что предполагает, что КПК была готова к пандемии ещё до её начала, поэтому получила преимущество в создании вакцины.

Как Китай быстро наладил массовое производство вакцин COVID

В настоящее время в мире существует как минимум семь производителей вакцин: Pfizer, Moderna, AstraZeneca, J&J/Janssen, Sinopharm, Sinovac и Covishield. Когда американские вакцины были запущены в конце 2020 года, производственные мощности вакцины Pfizer в то время были довольно малы; только к сегодняшнему дню производство их достигло 100 миллионов доз в месяц. Однако темпы производства китайских вакцин опережают производство вакцин Pfizer почти на год.

Компания Pfizer в США начала исследования и разработку вакцины в конце марта прошлого года; затем они продвинулись вперед с прототипами и тремя фазами клинических испытаний до окончательного утверждения и выхода на рынок. Этот процесс занял у них около девяти месяцев. Команда Pfizer сама не могла поверить, насколько быстро это произошло. Компании потребовалось ещё несколько месяцев, чтобы довести скорость производства до 100 миллионов доз в месяц. Таким образом, Pfizer потребовалось около года с момента начала программы по созданию вакцины до полномасштабного выхода на рынок.

Китай присоединился к программе Всемирной организации здравоохранения COVAX в начале октября 2020 года, предоставляя вакцины и финансируя их закупку для 92 стран с низким и средним уровнем дохода. Когда Китай присоединился к этому плану, Чжэн Чжунвэй, руководитель группы исследований и разработки вакцин Совместного механизма профилактики и контроля Госсовета КПК, заявил, что к концу 2020 года годовой объём производства вакцин в Китае может достичь 610 миллионов доз, то есть уже к концу лета ― началу осени 2020 года производственные мощности китайских вакцин будут близки к ежемесячному выпуску сотен миллионов доз.

Именно поэтому в первые несколько месяцев этого года только Китай доминировал по предложению вакцин в мире. Производство вакцин в Европе и США началось только к концу 2020 года, и им потребовалось ещё три месяца, чтобы наладить их массовое производство. По сравнению с китайской вакциной, европейские и американские вакцины поздно стартовали в мире, и их предложение значительно отставало от внутреннего и внешнего спроса. Таким образом, у китайских вакцин оставалось почти шесть месяцев для того, чтобы распространяться повсеместно.

Даже если исследовательские навыки и производственные мощности Китая в области вакцин достигли того же уровня, что и в США, процесс размножения микроорганизмов, необходимых для клинических испытаний и производства вакцин, невозможно сократить или ускорить. Поэтому кратчайшее время, необходимое Китаю для достижения массового производства вакцин в больших масштабах, должно быть примерно таким же, как и в США, то есть около одного года. Однако учитывая, что в начале осени прошлого года китайская вакцина достигла масштаба 100 миллионов доз в месяц, КПК должна была начать подготовительные работы по культивированию микроорганизмов, скринингу, тестированию и упаковке с осени 2019 года.

Китайские власти утверждали, что первый пациент, заражённый вирусом, был зарегистрирован в Ухане 1 декабря 2019 года, но эта ложь была опровергнута графиком, показывающим быстрое массовое производство вакцин. Исходя из вышеизложенной информации, осенью 2019 года КПК не только имела на руках новый коронавирус, но и освоила ряд типов вакцин, которые можно было использовать, и даже начала готовиться к массовому их производству. Она, должно быть, предполагала, что эпидемия вскоре распространится из Китая в другие страны, сея хаос по всему миру.

КПК отдаёт приоритет экспорту вакцин, откладывая вакцинацию внутри страны

Когда китайские вакцины были произведены в огромных масштабах, они не использовались в Китае. С одной стороны, Китай хранил сотни миллионов доз вакцин, а с другой — отправлял их в другие страны для клинических испытаний, открывая ворота для крупномасштабного экспорта вакцин. Уже в июле 2020 года вакцина Sinopharm начала третью фазу клинических испытаний в Объединённых Арабских Эмиратах. В клинических испытаниях приняли участие 40 832 человека из ОАЭ, Бахрейна, Египта и Иордании. Вакцина CoronaVac компании Sinovac также начала третью фазу клинических испытаний в Бразилии, Турции, Индонезии и Чили 21 июля 2020 года. В то время Соединённые Штаты всё ещё находились на начальной стадии исследований по разработке вакцины.

Почему КПК не объявила заранее, в июне 2020 года, о готовности к массовому производству вакцин, когда собиралась организовать клинические испытания в других странах?

КПК, хорошо известная как неисправимая лгунья, на этот раз решила не блефовать, потому что ей нужно было принять во внимание два фактора. Во-первых, если бы было объявлено, что вакцина готова к массовому производству в июне прошлого года, это неизбежно раскрыло бы её секрет, и весь мир заподозрил бы, что КПК подготовила вакцину до того, как вирус распространился по всему миру. Во-вторых, КПК пришлось ждать, пока эпидемия распространится на другие страны, прежде чем организовать клинические испытания в отдельных странах, чтобы получить необходимую квалификацию для глобальной продажи своих вакцин.

Этот первый фактор определил, что когда в июне 2020 года у КПК появились возможности для массового производства вакцины, она должна была сохранить информацию в тайне. Поэтому китайские власти не начали массовую вакцинацию внутри страны, хотя она была крайне необходима для сдерживания вируса.

Кроме того, КПК намеренно затягивала сроки вакцинации внутри страны ради продвижения своих вакцин в зарубежных странах. Согласно недавнему сообщению тайваньской газеты United Daily News, Пекин обязался продать или передать в дар около 700 миллионов доз вакцин более чем 90 странам по состоянию на 7 июня 2021 года.

Китайское государственное информационное агентство «Синьхуа» сообщало, что к 13 января 2021 года в Китае будет введено 10 миллионов доз вакцины. Хотя к тому времени годовой объём производства вакцин в Китае уже достиг 600 миллионов доз.

Согласно публичной информации, опубликованной Национальной комиссией здравоохранения, массовая вакцинация в Китае началась только в марте этого года, и к 23 марта 2021 года общий объём её составил всего 80 миллионов доз, что равнялось одной восьмой части годового объёма производства вакцин в Китае.

Затем к концу апреля общий объём введённой вакцины достиг 250 миллионов, а к 21 июня вырос до 1 миллиарда доз.

Почему китайская массовая прививка внутри страны была отложена до марта? Потому что в течение этого месяца вакцины COVID европейского и американского производства вошли в стадию массового производства, а вакцины, разработанные на Западе, намного превосходят вакцины китайского производства. Поскольку Китай знал, что он вряд ли сможет конкурировать с Западом в эффективности вакцин, КПК должна была воспользоваться возможностью действовать быстро в ограниченные сроки — за несколько месяцев до того, как Запад сможет производить большое количество вакцин, чтобы получить прибыль от экспорта вакцин. То, что КПК отдала приоритет экспорту вакцин, а не вакцинации внутри страны, раскрывает её зловещее намерение сознательно позволить вирусу распространиться по всему миру, а затем получить прибыль от пандемии.

Китай обманывает международных покупателей ненадёжными клиническими испытаниями

Чтобы быстро продать большое количество китайских вакцин, прежде чем американские вакцины станут доступными, все клинические испытания в зарубежных странах КПК проводила небрежно. Китайские вакцины Sinopharm и Sinovac завершили третью фазу клинических испытаний ещё осенью 2020 года, но отчёт о третьей фазе клинических испытаний Sinopharm был отложен до марта 2021 года. Затем он был опубликован в журнале Американской медицинской ассоциации (JAMA) 26 мая 2021 года. До 26 мая КПК уже заработала много денег на пандемии.

Как только был опубликован клинический отчёт третьей фазы вакцины компании Sinopharm, международное медицинское сообщество сразу же выразило обеспокоенность.

27 мая этого года агентство Bloomberg сообщило, что китайские производители вакцин подверглись критике, поскольку не предоставили достаточно данных о безопасности и эффективности вакцин.

«В тестировании был значительный перекос в сторону мужчин, которые составили почти 85%. Менее 2% были в возрасте 60 лет и старше, и большинство из них были здоровы. В результате, существует мало данных об эффективности и безопасности среди женщин, пожилых людей и людей с сопутствующими заболеваниями», — говорится в отчёте.

Донг Юхонг, европейский эксперт по вирусологии, считает, что в подобных клинических испытаниях недостаточно данных, чтобы доказать способность вакцины защитить реципиентов от развития тяжёлых симптомов.

В отчёте Bloomberg отмечается, что Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) дала зелёный свет китайской вакцине Sinopharm для продажи по всему миру, несмотря на небрежно проведённые испытания. На сегодняшний день ВОЗ не дала официального разрешения на продажу китайской вакцины Sinovac, поскольку отчет о клинических испытаниях не был опубликован. Однако КПК уже продала 380 миллионов доз этой вакцины по всему миру.

27 июня «Голос Америки» опубликовал доклад, в котором резюмируются три новых открытия о происхождении вируса, полученные в результате исследований по всему миру.

Выводы таковы:

1) первый случай заражения вирусом, выявленный в Китае, произошёл по меньшей мере на два месяца раньше той даты, о которой сейчас сообщает Китай, и вирус распространился по всему миру до того, как Ухань был изолирован;
2) вирус, появившийся в самое раннее время, уже продемонстрировал удивительную приспособляемость к человеческому организму, это указывает на то, что нельзя исключать возможность утечки из лаборатории;
3) китайские эксперты уничтожили образцы вируса на ранней стадии, что рассматривается как попытка уничтожить улики и скрыть происхождение вируса.

Я считаю, что мы продвигаемся вперёд в раскрытии правды о сокрытии КПК источника COVID-19.

Чэн Сяонун — ученый, изучающий политику и экономику Китая, живет в Нью-Джерси. Чэн был политическим аналитиком и помощником бывшего Генерального секретаря ЦК КПК Чжао Цзыяна. Он также работал главным редактором журнала Modern China Studies.

Мнения, выраженные в этой статье, являются мнением автора и не обязательно отражают точку зрения The Epoch Times.

Источник: The Epoch Tmes

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА