Далай-лама беседует с американским актёром Ричардом Гиром в преддверии конференции, организованной в честь 30-летия международного движения за Тибет в Ахой в Роттердаме 16 сентября 2018 года. (RobinUtrecht/AFP/GettyImages) | Epoch Times Россия
Далай-лама беседует с американским актёром Ричардом Гиром в преддверии конференции, организованной в честь 30-летия международного движения за Тибет в Ахой в Роттердаме 16 сентября 2018 года. (RobinUtrecht/AFP/GettyImages)

Как Китай формирует мышление жителей Запада

Автор: 30.06.2021 Обновлено: 14.10.2021 12:58

Соединённые Штаты выделяют на оборону страны более $700 млрд в год, расходы на оборону у большинства западных стран также составляют значительную часть их бюджетов.

Однако расходуя на оборону всего лишь небольшую часть своего бюджета, Китай ведёт другую войну, и с большим успехом: эта подрывная война направлена на изменение сознания западных жителей.

Сегодня медиа и сфера развлечений представляют две важнейшие силы, формирующие сознание общества. Они решают, что нам нужно знать и как нужно думать. Одним словом, медиа и развлечения определяют, кем мы становимся — будь то на Западе или на Востоке.

Однако у нас очень мало возможностей или их совсем нет для защиты в этой сфере.

Действительно, если приглядеться к этому пристальнее, то обнаружится, что китайский коммунистический режим пустил очень глубокие корни в неё. Пользуясь «услугами» медиа-сферы и киноиндустрии Голливуда, Китай внедрил свои нормы и фильтры в сознание западных не очень внимательных зрителей и наших детей.

Голливуд или Чайнавуд?

На видео американский популярный актёр Джон Сина буквально «валяется в ногах», прося прощения за то, что назвал Тайвань государством, а сам-то Китай считает его своей провинций. Это образец позиции западной киноиндустрии, которой руководит Голливуд под цензурой Пекина.

Однако пару десятилетий назад было немыслимым западной знаменитости так унижаться перед Китаем по такому поводу. Всё начало меняться в 1997году, когда Голливуд выпустил три фильма, вызвавшие громы и молнии партийного китайского государства.

«Кундун» и «Семь лет в Тибете» изображали Далай-ламу и захват Тибета коммунистическим режимом Китая в 1950 годы. Третий фильм Red Corner с американской звездой Ричардом Гиром показал не в лучшем свете китайскую юридическую систему.

Последующая реакция Пекина открыла глаза Голливуду на размах преследований, которые ведёт компартия Китая (КПК). Не только основные актёры, и постановщики трёх фильмов были внесены в чёрный список, но и все эти студии и общества, к которым они принадлежат, получили запрет на ведение дел в Китае в следующие пять лет.

Оба фильма о Тибете вызвали значительную волну поддержки Тибету на Западе. Одна за другой знаменитости — сначала Ричард Гир, затем Селена Гомес получили осуждение Китая за открытую поддержку Тибета и встречу с Далай-ламой.

Сегодня такой фильм, как «Семь дней в Гималаях», был бы попросту невозможен.

Почему? Всё изменилось за последние два десятилетия. Тогда Китай представлял собой крохотный рынок для фильмов, сегодня Китай превзошёл США и стал самым большим рынком мира. С $9,2 млрд кассовых сборов в 2019 году и 69 787 киноэкранами Китай может сравниться с США и Канадой вместе взятыми.

Однако вход на этот огромный рынок не свободный и не лёгкий. Китай ограничил число иностранных фильмов в год до 34. Комитет пропаганды ЦК КПК проводит цензуру и определяет, какие фильмы войдут в это число, и какие изменения необходимо в них внести.

Процесс решения непрозрачен, нечёток и может быть вновь изменён в последнюю минуту. Цензоры могут одобрить фильм и тут же вернуть его на новое рассмотрение. Нередко не только высшие ответственные лица в рамках Комитета пропаганды, но и другие службы могут наложить вето на предыдущее решение без всякого объяснения.

Проведя соответствующий анализ этой двусмысленности, PENAmerica высказала Пекину пожелание разрешить этим студиям проводить более строгую самоцензуру, чтобы не пересекать своеобразную красную линию возможного и невидимого.

Общества киноиндустрии готовы сложиться вчетверо, лишь бы их фильмы были «приемлемы». Пять доминирующих обществ в китайской киноиндустрии, от которых зависит решение проката, представляют мультинациональные коммерческие интересы, а не только сферу кино. Дисней, например, владеет 43% акций в парке Disneyland в Шанхае, стоимость строительства которого была более $5,5 млрд.

«Поэтому чего ради подвергать опасности крупные общества из-за 90 секундного просмотра содержания, которое можно и обрезать?» — поясняет Майкл Берри, профессор UCLA в интервью, данном PENAmerica.

Обрезать и изменить несколько эпизодов, чтобы успокоить Пекин — нормальная обычная практика. Вот два свежих примера: в новой версии фильма TopGun, который должен выйти в 2021 году, кусок тайванского флага изображён на куртке Тома Круза;

Китай приказал запретить в фильме «Миссия невыполнима» три сцены, где демонстрируется бельё на верёвках в Шанхае, а люди играют в маджонг в разваленном доме. Подобные виды не соответствуют образу «современного и богатого Китая», который желает показать КПК. Некоторые медиа назвали их унижением и поношением Китая.

Проявленное согласие с цензурой китайского режима столь распространённое явление, что случаи противодействия ей достойны того, чтобы об этом писали в газетах. В 2019году, как пишет одна из газет, режиссёр Квентин Тарантино отказался переделывать свой фильм «Однажды в Голливуде» под требования Пекина. Но большинство кинодеятелей не готово к таким рискам.

Как сказал один из них изданию PENAmerica:

«Большинство людей стараются не сердить Китай, боясь никогда не получить работу». Ричард Гир, например, передал свою немалую премию на поддержку Тибета. «Безусловно, есть фильмы, в которых я не мог бы значиться, потому что китайцы скажут: «Только не он», доверительно сказал он Hollywood Reporter в 2017 году.

Ситуация будет только ухудшаться по мере того как западное кинематографическое сообщество отдаётся совместному с китайцами производству. Хотя эта форма предоставляет западным студиям самый большой шанс добиться одобрения Китая, это позволяет также государствам-союзникам прямо обязать свои студии присоединиться к линии партии и одновременно оказывать непрямое давление через посредничество китайских предприятий, финансирующих фильм.

Например, Трансформеры: Ageof Extinction — совместное производство 2014 года студии Paramount и Китая — представляет американских представителей не в лучшем виде, а китайские персонажи полны альтруизма, в частности в их стремлении защитить Гонгконг перед угрозой внеземной цивилизации. Это обеспокоило многих, вызвав «Движение Зонтиков» в том же году в Гонконге.

Журналист и главный редактор Дэвид Кохен отзывается об этом фильме: «великолепный патриотичный фильм, если ты китаец».

Всё чаще руководители западных киностудий предпочитают взяться за сюжеты, расхваливающие Китай, или убрать или сократить сцены, чтобы китайская цензура не стала столь очевидной. Это означает, что эта цензура определяет не только то, что может увидеть китайский народ, но и чтобы это оказывало сильное воздействие на остальной мир.

Китайская цензура лишает западную публику важной информации и серьёзных предупреждений. В 2013 году с целью получить одобрение китайской цензуры руководство студии Paramount потребовало, чтобы в фильме World War изменили сценарий, в котором вирус зомби появился из Китая. Однако Макс Брукс, автор романа, по которому составлен сценарий, писал свою книгу именно с этой целью.

После появления уханьского вируса он пояснил в одном интервью, что в своём романе он умышленно избрал Китай эпицентром вируса. Он хотел показать, что распространение вируса произошло «в стране, где нет свободной прессы… в такой стране как Китай, где цензуре подвергается не только пресса, но и сами граждане в соцсетях, что создаёт непрозрачное пространство и открывает дорогу теории заговора».

Получит ли сегодня весь мир столь важное послание, сильно зависит от позиции Пекина. Однако наиболее сильный удар китайской цензуры по киноиндустрии проявляется не только в изменении фильмов и сценариев, а в том, что именно она не смогла произвести. Фильмы, не одобренные КПК, имеют очень мало шансов когда-нибудь появиться.

Длинный список «чувствительных сюжетов» для КПК продолжает расширяться. Так как киностудии всё больше ассимилируются с китайской пропагандой, киноиндустрия будет иметь всё меньше возможностей без денежной поддержки своих сюжетов.

Должен ли Запад соглашаться, чтобы партийное китайское государство определяло сюжеты? Не станет ли меняться западное общество и весь остальной мир вслед за тем, как нормы идеологии КПК будут управлять западными фильмами? В связи со всё более очевидной угрозой со стороны Китая, разве не должны люди начать задавать себе всё более настораживающие вопросы.

Кто контролирует то, что вы слышите?

Часто говорят, что медиа — это сознание общества. Их предназначение быть правдивым зеркалом нашего мира и предоставлять информацию, на основе которой члены нашего общества могут сформировать собственное мнение.

Если не продаётся сознание, то можно потратить довольно много денег, чтобы получить добро от некоторых журналистов. КПК пользуется многими маленькими подачками, например, бесплатными путешествиями в Китай, шикарными обедами, дружелюбием к западным журналистам.

Недавний доклад, опубликованный в National Pulse, сообщает, что по меньшей мере одна из главных пропагандистских групп КПК пригласила более 120 журналистов из 50 американских медиа на бесплатную поездку в Китай. Всё это в обмен на благоприятную медиа-информацию о Китае.

В Китае журналисты оказываются в городе, намеченном для «культурного визита», встречаются с властями и посещают предприятия, чтобы «увидеть собственными глазами развитие Китая в разных областях».

Эти поездки организует China-United States Exchange Foundation (CUSEF), созданная и финансируемая Тун Ши-хва (TungChee-hwa), вице-председателем Консультативного политического совета китайского народа — центрального органа системы Единого фронта КПК.

Единый фронт — организатор многочисленных шпионских кампаний. Всего в миссию входит «взятие под контроль и нейтрализация возможных источников сил противостоящих политике и авторитету коммунистической партии Китая», — уточняется в докладе NationalPulse.

Другими словами, его целью за пределами Китая является преобразование свободных стран в соратников китайского режима или ему подобных.

Кто же согласился на эти путешествия? Информационные письма CUSEF за 2009 и 2010 год содержат длинный список, включающий высшее руководство, редакторов, репортёров и аналитиков из CNN, New York Times, Associated Press, National Public Radio, Chicago Tribune, Voxи большого числа других крупных медиа.

Китай кажется чрезвычайно удовлетворённым этим вложением по меньшей мере несколько тысяч долларов на человека).Только в 2009 году не менее 28 журналистских материалов, благоприятно настроенных к китайскому режиму, появилось вслед за этими поездками. Для иллюстрации этого успеха CUSEFс гордостью разметила одну из этих публикаций в своём информационном бюллетене.

Эти путешествия продолжаются. В 2019 году Комитет по общественным связям организовал поездки в Китай для Vox, Slate, BostonHerald, BostonGlobe и HuffingtonPost.

Куда это нас приведёт?

Многочисленные эпизоды из прошлого указывают на будущее. Например, государство Цинь затратило 300 000 золотых монет, т. е. примерно $2,5 млн в сегодняшнем исчислении, чтобы подкупить высших чиновников и влиятельных лиц государств-соперников. Руководство современного китайского партийного государства прекрасно знает, что подобная стратегия позволила Цинь победить все шесть могучих государств всего за десять лет — иная миссия невозможна.

Далее, властители и высшие служители этого государства по большей части были изгнаны или убиты. Правитель Цинь Ин Чжэн, принял новое имя Ши Хуанди, т. е., «Первый Император», и стал хозяином всего Китая.

Америка и её западные союзники развили сильную мускулатуру для сопротивления любому нападению извне, но вирус алчности и коррупции изъедает нас изнутри. Что касается нас, будь то частное лицо или предприниматель, если мы не восстановим наши моральные ценности и мужество сопротивления агентам КПК, Запад будет чрезвычайно уязвим.

Пинпин Ю (PingpingYu) — журналистка, аналитик и переводчик EpochTimes с 2007 года. Она освещает многочисленные сюжеты, связанные с Китаем, обращая особое внимание на вопросы прав человека и экономики.

Мнение, выраженное в этой статье, принадлежит ее автору и не обязательно отражает мнение редакции EpochTimes.

Источник: The Epoch Tmes 

 

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА