Пение имеет глубокие терапевтические преимущества. Оно может объединять людей, устранять беспокойство и тренировать легкие, и помочь людям вылечиться от респираторных заболеваний. (Удачный бизнес / Shutterstock) | Epoch Times Россия
Пение имеет глубокие терапевтические преимущества. Оно может объединять людей, устранять беспокойство и тренировать легкие, и помочь людям вылечиться от респираторных заболеваний. (Удачный бизнес / Shutterstock)

Как пение помогло мне перенести COVID

Автор: 16.07.2021 Обновлено: 14.10.2021 12:58

Пение было единственным занятием, когда я могла контролировать свои лёгкие и, как это ни парадоксально, забыть о них.

Был октябрь, и моя одышка усилилась после нескольких недель дразнящего улучшения. Я чувствовала, как тяжело дышать, гуляя или отдыхая — лёжа или сидя, когда я работала или смотрела Netflix, разговаривала или молча медитировала. Но только не во время пения.

С тех пор как в июне прошлого года я, вероятно, заразилась COVID-19, у меня появилось состояние дискомфорта и ощущение, будто моё тело не получает весь необходимый ему воздух. Я также стала ценить состояние, когда моё дыхание становилось нормальным, и я не вспоминаю о нём.

Мои первые симптомы год назад были довольно типичными для COVID-19: боль в горле, головная боль, утомляемость и одышка. Хотя у меня никогда не было положительных результатов на SARS-CoV-2, некоторые из моих врачей считают, что я была инфицирована. Я тоже подозреваю это, учитывая, что год спустя я всё ещё борюсь с симптомами.

Музыка всегда была частью моей жизни, в том числе во время пандемии. Я начала учиться играть на скрипке в 5 лет, а шесть лет спустя бросила заниматься и увлеклась народной музыкой. Мне очень хотелось приобщиться к различным видам этого жанр, как и моя старшая сестра, которая играла на фортепиано и играла на цимбалах.

В 12 лет я пришла в свой первый хор, в репертуаре которого были песни со всего мира.

Когда я вошла во взрослую жизнь, мне очень не хотелось расставаться с этнической музыкой, и я стала принимать участие в семинарах и мероприятиях по обмену песнями и джем-сейшн. Но в хоре после окончания колледжа я уже не пела регулярно. Пандемия предоставила новую возможность: виртуальный хор из разных стран.

С сентября 2020 года по апрель 2021 года мы встречались один уик-энд в месяц, чтобы разучить песню из спектакля йоруба из Нигерии, песню из традиции Севдалинка в Боснии и Герцеговине, стандарт Аппалачей, народную песню из провинции Гилян в Иране и многое другое.

Квебек был одним из наших «направлений» в октябре, и весь стресс у меня растаял, когда я впервые услышал Mes chers amis, je vous invite. Диссонирующие гармонии печальной французско-канадской застольной песни могут не всем понравиться, но они так входили в мою душу, что я начала большую часть своего свободного времени изучать её сложную среднюю гармонию.

Я была удивлена тем, какое облегчение мне это принесло — как физическому телу, так и душевному состоянию. После того, как я освоила ноты и запомнила слова этой квебекской песни, я пела её, и каждый раз у меня не было затруднения с дыханием.

Продолжительное дыхание, снижение стресса

Задолго до COVID-19 музыкальные терапевты использовали пение и игру на духовых инструментах, чтобы помочь пациентам с заболеваниями, такими как хроническая обструктивная болезнь лёгких (ХОБЛ)** и астма.

По словам Сенека Блок, который курирует большинство программ музыкальной и арт-терапии в системе здравоохранения университетских больниц на северо-востоке Огайо, более продолжительные вдохи могут помочь расслабиться и уменьшить реакцию организма на стресс. Вот почему в таких практиках, как йога и медитация, так много внимания уделяется работе с дыханием.

А контролируемое дыхание, необходимое для пения или игры на губной гармошке, может помочь человеку полностью понять, что означает удлинение выдоха.

«Когда вы вдыхаете в губную гармошку… вы слышите высоту звука, — сказал Блок, чья команда возглавляла группы для пациентов с ХОБЛ. ― Это их учат тому, что это маркер, поэтому они делали всё правильно».

Людям с заболеваниями дыхательных путей и лёгких иногда дают «стимулирующий спирометр»: медицинское устройство, которое помогает им тренировать лёгкие. По словам Блока, певческая терапия работает аналогичным образом, но более свободно, так как ноты заменяют поднимающийся и падающий в качестве стимула шар.

По словам Джоан Лоуи, директора Центра музыки и медицины Луи Армстронга в системе здравоохранения Mount Sinai в Нью-Йорке, с помощью пения и игры на духовых инструментах улучшается сон, уменьшается одышка и, соответственно, меняется настроение и душевное состояние.

Лоуи возглавляет хор пациентов, выздоравливающих после инсульта. В определённые моменты он может выглядеть как любой другой хор.

«Но между песнями мы могли бы сосредоточиться на воспоминаниях, — сказала она. ― Мы постоянно ищем способы, чтобы помочь людям ощущать себя здоровыми, и занятия музыкой способствуют этому».

Исследователи сейчас начинают изучать, могут ли такие же методы помочь пациентам вылечиться и от последствий COVID-19.

В начале августа, примерно через месяц после моего выздоровления, я услышала об одной такой программе, разрабатываемой в Англии, под названием ENO Breathe. В пилотной программе 12 участников разучили дыхательные и певческие упражнения на основе методик профессиональных певцов. К концу испытания большинство участников сообщили об уменьшении одышки и снижении тревожности.

Впервые испытав дыхательные упражнения в хоре, я подумала, что ENO Breathe имеет смысл. Выполнение разминки перед пением может помочь подготовить тело к продолжительным выдохам. Дыхание через диафрагму — мышцу, разделяющую грудную клетку и брюшную полость — позволяет певцам набирать в лёгкие больше воздуха, чтобы поддерживать силу и длину своих нот.

Команда Лоуи и Центр лечения последствий COVID на горе Синай планируют запустить годичное исследование того, как еженедельная виртуальная групповая музыкальная терапия может улучшить респираторные симптомы, депрессию, тревогу, качество жизни, усталость, сон и устойчивость у пациентов с длительным заболеванием COVID.

Университет Лимерика в Ирландии проводит аналогичное исследование с целью переподготовки мышц, используемых при дыхании.

«Мир в хаосе»

Я обратилась к музыке за помощью только потому, что это было моим хобби, но я не единственный человек со стойкими симптомами COVID-19, который поступает так. Когда 34-летняя Даниэль Риз из Тусона, штат Аризона, узнала о программе работы с дыханием, которую используют чтобы уменьшить симптомы, это напомнило ей о пении.

Итак, она вытащила компакт-диски своего школьного хора и начала подпевать, «потому что это намного веселее, чем просто пытаться дышать и выдыхать в течение 10 минут».

Повторное пение целой песни заставляет её почувствовать себя совершенно здоровой, как и игра на фортепиано, чего она не делала с начальной школы.

«Когда я почувствовала, что хочу заниматься на фортепиано, я смогла сесть и добиться этого», — сказала Рис.

Я слышала от других людей, страдающих от симптомов COVID, такими как «мозговой туман», и которые надеются, что обучение игре на новом музыкальном инструменте им поможет. Другие поют, играют на инструментах или просто слушают музыку, чтобы вернуть в свою жизнь нормальное состояние и найти утешение от гнева и страданий, связанных с длительными последствиями COVID.

Музыкальные терапевты говорят, что трудно разделить взаимосвязанные физические и психологические аспекты их работы из-за того, разум и тело сильно взаимосвязаны.
Я не знаю, избавило ли меня пение от одышки в октябре прошлого года или действительно улучшило работу моих лёгких. Я подозреваю, что это могло действовать с обеих сторон.

По словам Блока, музыка помогает бороться с тревогой и стрессом, вызванными изоляцией.

«Музыка исторически была чем-то, что всегда объединяло людей, создавая своего рода социальный контакт», — сказал он.

Из-за задержек в Интернете синхронизация голосов или музыкальных инструментов в Zoom практически невозможна. Я проводила репетиции виртуального хора без звука, пела вместе с инструктором или записывала, и не могла слышать, как кто-то другой в хоре делает то же самое у себя дома.

В течение восьми месяцев мы записали то, что мы узнали, и отправили эти записи руководителям хора, которые вместе их отредактировали. Во время нашей последней встречи в апреле мы слушали все совместные работы на концерте Zoom.

Мне не хватает ощущения единения с хористами, когда я впервые разучиваю песню, когда мои голосовые связки, наконец, переходят на нужную ноту и слышат её сливающейся с голосами других. Мне не хватает энергии, которая возникает во время выступления.

Возможно, виртуальный хор отличался от настоящего, но из-за изоляции, стресса и физических ограничений я была глубоко благодарна за то, что у меня было это.

«В эти времена сильного стресса и большого беспокойства такие вещи, как музыка и искусство, становятся для людей ещё более важными, — сказал Блок. ― Это помогает сохранить чувство надежды и умиротворения в хаосе окружающего мира».

*джем-сейшн ― совместная последовательная индивидуальная и общая импровизация на заданную тему
** Хроническая обструктивная болезнь лёгких ― это болезнь легких, характеризующаяся хроническим ограничением потока воздуха в дыхательных путях. Симптомы ХОБЛ со временем усугубляются. Одышка при физической нагрузке постепенно превращается в одышку в состоянии покоя

Этот рассказ был подготовлен KHN , издающим California Healthline , независимую редакционную службу Калифорнийского фонда здравоохранения .

Лидия Зуроу ― продюсер California Healthline. Освещение этих тем в KHN поддерживается Фондом Джона А. Хартфорда, Фондом Гордона и Бетти Мур и Фондом SCAN.

Источник: The Epoch Tmes

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА