Заброшенный металлургический завод в Таншане, 26 января 2016 года. Фото: Kevin Frayer/Getty Images | Epoch Times Россия
Заброшенный металлургический завод в Таншане, 26 января 2016 года. Фото: Kevin Frayer/Getty Images

Капитализм с китайской спецификой: отказ от марксизма

Автор: 08.04.2021 Обновлено: 14.10.2021 12:57

Со времени создания Марксом коммунистической теории Китай стал первой страной с капиталистической экономической системой под управлением коммунистической партии. /epochtimes.ru/

Коммунистическая партия, придя к власти, начала с ликвидации капитализма и перевода частной собственности в государственную собственность. Однако ей не удалось создать успешную социалистическую экономическую систему, поэтому пришлось вернуться к капиталистической системе, чтобы продлить своё правление.

В ходе приватизации партийные чиновники всех уровней, а также члены их семей, стали предпринимателями, крупными собственниками, владельцами огромных финансовых активов. Они нуждались в режиме, чтобы защитить свою собственность и жизнь и при этом использовать государственную монополию для накопления богатства. Таким образом, эти люди являются ярыми сторонниками нынешней системы Китая, а не посредниками демократизации.

Незаконное присвоение собственности

Как красная элита, не имеющая почти ничего, стала супербогатой за 20–30 лет? Это секрет коммунистов-капиталистов и руководство к пониманию коммунистическо-капиталистической системы и интересов компартии. В основном они добились этого путём незаконного присвоения государственных активов, поддержания монополии в важных отраслях промышленности и манипулирования политикой для получения преимуществ и поддержания своего авторитарного правления.

Незаконное присвоение государственных активов включает приватизацию малых и средних государственных предприятий и получение бесплатных акций крупных государственных предприятий в процессе приватизации.

Поддержание монополии относится к финансовой, энергетической, транспортной, телекоммуникационной и другим отраслям промышленности, в которых партийная элита или её потомки второго поколения занимают ключевые позиции. Некоторые из этих предприятий входят в число 500 крупнейших в мире. Они обеспечивают большие объёмы налоговых поступлений и позволяют партийным чиновникам быстро разбогатеть за счёт приобретения акций, а также откатов и бонусов.

Необходимость поддержания авторитарного правления делает красную элиту крайне враждебной к демократизации, так как ей нужно сохранить свои привилегии и незаконно нажитое богатство.

Красные капиталисты

Когда большое количество предприятий и богатства находятся в руках красных капиталистов, единственная надёжная система защиты для них — не рыночная экономика и не верховенство закона, а «диктатура пролетариата», позволяющая им управлять всеми другими членами общества.

Они чётко знают, что социалистическая система хозяйства неработоспособна. Они получили богатство, которое более доступно, чем заработанное предпринимателями в демократических странах. Они также имеют отличную политическую позицию без конкуренции и способны предотвратить демократизацию, которая может привести к их политической и экономической ликвидации. Это суть «китайской модели».

Очевидно, что этот «красный капитализм» не может спонтанно трансформироваться в капиталистическую демократическую систему. Долгое время западные учёные полагали, что после экономической либерализации красная элита, естественно, начнёт отстаивать демократию и свободу. Реальность показала, что эта идея не только наивная, но и неправильная.

Красная элита имеет чёткое представление о том, что китайская модель постоянно сталкивается с угрозами со стороны низших слоёв общества. Таким образом, они перевели личные активы в западные страны, чтобы иммигрировать, если возникнет необходимость. Это свидетельствует о том, что будущее «китайской модели» очень хрупкое.

Пересмотр теории Маркса

В начале 1989 года Фонд Фридриха Эберта, немецкая НПО, пригласил учёных посетить дом Карла Маркса в Трире. Кто-то написал по-китайски в книге отзывов: «Г-н Маркс, вы действительно нанесли нам ущерб».

Теперь, похоже, это заявление верно лишь наполовину, поскольку китайская модель также принесла вред марксизму. Маркс, вероятно, был бы раздражён и обрадован одновременно по поводу сегодняшнего коммунистического капитализма. Раздражён, потому что коммунисты «вышли замуж» за своего врага, чтобы выжить; и рад тому, что несколько коммунистов ещё осталось до сих пор, независимо от того, какого рода антимарксистские теории они используют.

[eet_my_box3]

Но Маркса смутило бы огромное противоречие. По его теории, «экономическая база определяет надстройку». Тем не менее китайская модель полностью опрокидывает основные понятия и всю марксистскую идеологию, потому что в нынешней системе надстройка «пролетарской диктатуры» зиждется на экономической базе капитализма.

Какова же судьба этой остаточной надстройки старой социалистической экономической базы? Должна ли она быть полностью устранена и брошена в кучу исторических отбросов или же она действительно содержит «продвинутый» характер, что породит новую коммунистическую революцию для уничтожения коммунистического капитализма?

С другой стороны, в соответствии с китайской моделью Марксу пришлось бы изменить свою теорию: вместо «экономическая база определяет надстройку» — на «надстройка определяет экономическую базу». Этот жёсткий урок для Маркса означает неизбежный идеологический кризис для компартии.

Маркс до сих пор почитается в компартии, потому что он обеспечивает идеологическую легитимность привилегированной красной буржуазии, а также сохранение модели «диктатуры пролетариата». Парадокс заключается в том, что китайская модель сама по себе является антимарксистской.

Чтобы выжить, компартия под знаменем марксизма создала капиталистическую экономическую систему, которая является противоположностью марксизма. Китайская модель, таким образом, противостоит и марксизму, и демократии.

Чэн Сяонун — китайский политик и экономист, проживающий в Нью-Джерси, выпускник университета Жэньминь со степенью магистра в области экономики, и Принстонского университета с докторской степенью в области социологии. В Китае Чэн был помощником бывшего лидера партии Чжао Цзыяна. Его комментарии и статьи регулярно появляются в зарубежных китайских СМИ. Это последняя из четырёх статей, в которой автор анализирует «коммунистический капитализм» в Китае.

Версия на английском

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА