Все новости » Мнение » Взгляд на Китай » Китай беднее, чем кажется

Китай беднее, чем кажется



Недавно Международный валютный фонд (МВФ) объявил о том, что, учитывая расчёты паритета покупательной способности (ППС), в 2014 году валовой внутренний продукт (ВВП) Китая составит $17,6 трлн и превысит ВВП США, который достигнет $17,4 трлн.

Эксперты по Китаю говорят, что эти оценки явно недостоверные. Средства массовой информации опубликовали специальные доклады про то, что, хотя экономика Китая была названа лидирующей, китайский ВВП на душу населения отстаёт на 50 лет от американского. Китайские СМИ сообщили, что они «исправили недоразумения» относительно ВВП.

Китай отказался от титула «экономики №1», потому что власти знают настоящую ситуацию в стране. 30 апреля Всемирный банк опубликовал доклад, предсказывающий, что Китай станет мировой экономической державой №1. Однако Пекин также отказался принять это первое место.

Отказ Пекина говорит о том, что руководство знает о бесконечных подделках своими чиновниками статистических данных.

На самом деле, расчёт ВВП не равнозначен экономической мощи:

1) несмотря на то, что совокупный ВВП высокий, ВВП Китая на душу населения является низким;

2) разрыв между богатыми и бедными слишком велик, что вызывает поляризацию потребления населением и негативно влияет на внутренний спрос. Это принципиальный фактор в стимулировании экономического развития страны;

3) природные ресурсы являются основным фундаментом в поддержке устойчивого развития страны, но Китай вынужден чрезмерно полагаться на внешние источники.

Жизнь в бедности

В 2013 году в общей сложности 16 стран имели ВВП, превосходящий $1 трлн. США имели ВВП $16,19 трлн, заняв первое место в мире. У Китая он был более 9 трлн и превысил ВВП Японии (3-я экономика в мире), равный $5,99 трлн.

Однако согласно расчёту ВВП на душу населения, США заняли 11-е место в мире ($51248 на человека), а Китай — 86-е ($6629 на человека).

Таким образом, ВВП не может подтвердить экономическую мощь Китая. ВВП на душу населения показывает, что стандартный доход большинства китайцев низок, потому что богатство Китая слишком сконцентрировано в руках немногих избранных.

В июле этого года Пекинский университет издал «Отчёт о развитии народного благосостояния в Китае». В докладе указывается, что в 2012 году, коэффициент Джини (мера статистической дисперсии, в которой нулевой показатель показывает абсолютное равенство, а единица — абсолютное неравенство) китайских домохозяйств достиг 0,73.

В Китае самому богатому 1% населения принадлежит более 1/3 активов страны, а самым бедным 25% жителей принадлежит лишь около 1% от общего объёма активов страны.

Ещё один набор данных также подтверждает, что богатство Китая чрезмерно концентрировано. Согласно докладу Wealth-X and UBS Billionaire Census 2014, в Китае есть 152 лица, чистые активы которых превосходят $1 млрд. Только в США есть больше миллиардеров.

Но реальность жестока: в Китае, со вторым количеством миллиардеров в мире, на другом конце находятся 200 миллионов беднейших людей, которые тратят в среднем $1 в день. А 468 млн человек в Китае тратят меньше $2 в сутки.

В докладе Пекинского университета китайские потребители делятся на пять категорий: тип «бедных и больных», тип «муравья», тип «улитки», тип «стабильных» и тип «наслаждающихся».

По распределению в Китае мы можем видеть, что подавляющее большинство китайских семей относится к типам «муравья», «улитки», «бедных и больных».

С другой стороны, находятся немногие, живущие в достатке (тип «наслаждающихся»). Город и деревня имеют огромное расхождение в уровнях потребления. Сельские районы имеют большинство домохозяйств типа «бедных и больных». В городах больше «наслаждающихся» и «стабильных» граждан.

Внутренний спрос

Уже давно экономический рост Китая полагается на «тройку»: внешняя торговля, инвестиции и внутренний спрос.

На современном этапе Китай находится в процессе потери своего статуса «мировой фабрики». Внешняя торговля серьёзно страдает, и хотя она подогревается то и дело, долгосрочная перспектива имеет тенденцию снижения.

Инвестиции происходят из трёх областей: правительство (в том числе для государственных предприятий), частный сектор и иностранные источники. Государственные инвестиции замедляются, а иностранные бизнесмены аналогично уменьшают свои вливания в Китай.

Богатые китайцы, используя счета кредитных карт, оффшорные банковские учреждения и иностранные инвестиции, переводят капитал за рубеж. Введённые ограничения на обмен валюты совершенно бесполезны. Капитал бесконечно вытекает из Китая, что в конечном итоге заставило китайское правительство в июле инициировать план по борьбе с отмыванием денег.

Из «тройки» остаётся только «колесо» внутреннего спроса. Но неадекватность потребления в стране — это долгосрочная проблема. Согласно официальной статистике, за последние несколько лет потребительские расходы домашних хозяйств составили лишь 48% ВВП, что не только гораздо ниже, чем средние в мире — 80%, но и ниже уровня Китая 20 лет назад — 60%.

В 2013 году эксперты по Китаю предложили, что норма потребления в стране занижена, потому что цифры не учитывают расходы на жильё — значительную сумму денег, которая включает в себя аренду и техническое обслуживание дома, а также оплату за газ, электричество и воду. Это теория имеет смысл.

В любом случае трудно изменить тот факт, что структура потребления домашних хозяйств в Китае высоко поляризована, и эти дополнительные расходы несильно повысят внутренний спрос.

Любой рынок, который полагается только на правительство и богатых, безусловно, не может процветать. Например, реальный рынок недвижимости в стране полностью зависит от поддержки этих двух секторов. Он сильно отдалился от возможностей и требований китайского народа, что создало серьёзный экономический пузырь.

Производство и распределение той или иной страны — это как передние и задние колёса одного автомобиля. Спрос и предложение взаимосвязаны. Если на автомобиле нормально крутится только одно колесо, он не сможет далеко уехать.

Аналогичным образом в обществе с серьёзными различиями распределения появляются различные виды интенсивных конфликтов и нарушений. Даже если есть краткосрочное экономическое процветание, его будет трудно сохранить.

Недостаток природных ресурсов

Правительство Китая продолжает придерживаться идеи «трёх самостоятельностей»: в политической системе, в партийной линии и в теории партии. Но в отношении дефицита природных ресурсов правительство понимает своё нелёгкое положение.

Количество энергоресурсов на душу населения является низким. Количество угля и гидроэнергии, а также нефти и природного газа на душу населения достигло соответственно только 50% и 7% относительно среднего уровня в мире. Кроме того, количество пахотных земель на душу населения составляет всего 30% среднемирового показателя.

Правительство Китая уже признаёт экологический кризис и тенденцию ухудшения ситуации с загрязнением воды, земли и воздуха. Например, 19,4% общего объёма пахотных земель Китая сильно загрязнены.

Недостаток водных ресурсов создаёт критическую проблему, потому что количество доступной воды недостаточно, и её загрязнение всё усугубляется. Кроме того, загрязнение воздуха, согласно исследованию 2010 Global Burden of Disease Study, стало причиной преждевременной смерти 1,2 млн китайцев, почти 40% от общемирового уровня.

Правительство Китая, конечно, знает эти факты. Самодостаточность производства продуктов питания достигает только 86%. Китай сильно зависит от импорта энергии и полезных ископаемых, а также от иностранных технологий: не менее 50% (в США и Японии зависимость от внешних технологий только 5%).

Эта экономическая система, которая зависит от международного рынка средств производства и средств к существованию, является крайне слабой. Любые колебания в международной политической ситуации будут влиять на спрос и цены на китайском рынке.

Использование нефти — так называемой «крови современной экономики», в Китае на 65% зависит от импорта. Нефть в основном поступает с Ближнего Востока, Латинской Америки, Африки, России и других стран.

Ближний Восток и Африка классифицируются как чрезвычайно политически нестабильные регионы. Это означает, что приобретение Китаем энергии может легко пострадать из-за политических изменений.

В последнее десятилетие Китай сделал ставку на зарубежные инвестиции. В настоящее время многие такие инвестиции были потрачены впустую из-за изменений в политической ситуации.

Например, Китай инвестировал более $20 млрд в Ливию, и все они испарились после «Арабской весны» в 2011 году. Китай также вкладывает большие суммы в Судан. Но из-за ожесточённых политических столкновений он должен был направить туда 700 военнослужащих для защиты своих зарубежных активов.

Таким образом, Пекин понимает, что титул «экономики №1» на самом деле только внешний лоск. Однако нельзя обвинить Всемирный банк и МВФ в фальсификации, так как они использовали данные Национального бюро статистики КНР.

Хэ Цинлянь является видной китайской писательницей и экономистом. В настоящее время проживает в США. Она автор книг China’s Pitfalls (Ловушки Китая), которая рассказывает о коррупции во время китайских экономических реформ 1990-х годов, и The Fog of Censorship: Media Control in China (Туман цензуры: контроль СМИ в Китае), которая обращает внимание на манипуляции и ограничение свободы прессы.

Мнения, выраженные в этой статье, являются видением автора и необязательно отражают взгляды «Великой Эпохи».

Версия на английском





Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать epochtimes в Яндекс Дзен

ПОДПИСАТЬСЯ
Top