Все новости » За гранью науки » Феномен клинической смерти » Клиническая смерть помогла закоренелому эгоисту изменить отношение к жизни. Он благодарен за этот опыт

Клиническая смерть помогла закоренелому эгоисту изменить отношение к жизни. Он благодарен за этот опыт

Татьяна Виноградова
Клиническая смерть помогла закоренелому эгоисту изменить отношение к жизни. Он благодарен за этот опыт

SplitShire/pixabay.com/Pixabay License

Уильям Ф. жил не самой праведной жизнью. Его эгоистичное, авторитарное поведение причиняло много страданий окружающим людям, особенно жене. И неизвестно, чем бы закончился его брак, если бы однажды Уильям не попал в аварию.

В тот роковой день 6 ноября 2019 года мужчина ехал на мотоцикле и врезался в грузовик, когда тот менял полосу движения. Уильям безуспешно пытался выбраться из-под большегруза, так как его шлем застрял под передней осью автомобиля.

Первым на помощь подбежал полицейский, потом приехала скорая. Мотоциклиста эвакуировали на вертолёте в больницу. Человек в вертолёте велел Уильяму не спать, но тот провалился в бессознательное состояние.

То, что увидел Уильям в забытьи, произвело на него сильное впечатление и изменило дальнейшую жизнь.

парень смотрит на закат

xusenru/pixabay.com/Pixabay License

Околосмертные переживания Уильяма

Следующее, что помню, происходило на большом поле. Примерно в 100 метрах от меня тянулся забор. По ту сторону от ворот в заборе зияла чёрная дыра.

Меня потянуло к воротам. Чем ближе я подходил, тем больше любви и тепла чувствовал, тем больше уходило эгоизма и плохих чувств.

Когда до ворот оставалось около пяти шагов, и я уже собирался открыть их, чья-то рука остановила меня, схватив за предплечье. Посмотрев на этого человека, я заметил ещё нескольких.

— Тебе нужно остановиться. Я давно наблюдал за тобой, сын, ты совершил много ошибок. Ты знаешь, где находишься? — спросил мужчина.
— Не уверен, — ответил я оглянувшись.
— Ты умер, — сказал он.

Я запаниковал.

— Ты испугался, — заметил он.
— Нет.
— Тогда [при жизни] ты всегда этого боялся без всякой причины, — возразил он мягко. Я кивнул в знак согласия, и наш диалог продолжился.
— Чувствуешь ли ты, что всё у тебя под контролем?
— Не знаю… Нет.
— Ты никогда ничего не контролировал в своей жизни. Это иллюзия…
— Да, вы правы, — снова кивнул я.
— Тебе предоставляется выбор, которого нет у многих. Бог даёт тебе выбор: вернуться и исправить ошибки, или можешь пройти через врата. Если войдёшь в эти ворота, все сожаления жизни будут мучить твою душу, пока тебе не дадут ещё один шанс. Это будет похоже на вечность.

Меня всё ещё терзают сожаления о моей прошлой жизни, — добавил он помолчав. — Если вернёшься и не начнёшь работать над собой, чтобы стать лучше, если не обретёшь счастье праведным путём, всегда будешь вспоминать и жаждать чувство, которое испытываешь сейчас в этом месте, но не попадёшь снова сюда.
Когда ты вернёшься, поправишься, сердце и разум восстановятся. Тебе даётся нечто великое… Но ты понимаешь, что Бог уже знает твой выбор.

Затем он посмотрел на меня и спросил:

— Что ты собираешься делать?
— Я вернусь, — ответил я.

В этот момент чувства, охватившие меня, ушли, и я отпустил ворота.

— Увидимся снова очень скоро, — сказал он напоследок.

Затем я проснулся и увидел маму. Я сказал ей, что вернулся навсегда и никуда не уйду. У неё было уставшее лицо.

— Ты испытал много боли, — сказала она.

Я сказал, что со мной всё будет в порядке, и рассказал, что видел Его. Она уточнила, кого именно. Я ответил, что не знаю точно, но мне дали второй шанс. Мама засмеялась и сказала, что, вероятно, мой дед пнул меня под зад, чтобы вернуть сюда.

Жизнь Уильяма изменилась

Уильяму сделали несколько операций, но врачи сказали, что физически он уже не будет прежним. Помимо прочего, мужчине пришлось заново учиться ходить.

Примерно через месяц после аварии на Уильяма нахлынули мысли о боли, причинённой им близким и дорогим людям, поэтому он сосредоточился на исправлении ошибок прошлого и изменении своего будущего.

Через пять месяцев Уильям уже ходил, не хромая. Сейчас бегает по несколько километров, и единственное свидетельство аварии — это шрамы.

Самое большое доказательство реальности увиденного во время клинической смерти — это полное изменение его самого, считает Уильям.

влюблённые держатся за руки

haomao57/pixabay.com/Pixabay License

«Я увидел ошибки, особенно в отношениях с женой, и понимаю то, чего раньше не понимал. Странно думать, что кто-то наблюдал за моей жизнью на расстоянии и знал о моих поступках. Если бы я не изменился, я бы тосковал по смерти».

«Раньше у меня были социопатические наклонности и не было сочувствия. Я никогда не чувствовал вины или раскаяния. Теперь я бескорыстен и чуток, чувствую эмоции других, и это ошеломляет. Я знаю, что испытывают люди, просто глядя на них. Это своего рода интуиция.

Раскаяние и чувство вины помогают мне переоценить прошлое. Я также замечаю, что, когда делаю что-то инстинктивно, по-старому, осознаю это и могу остановиться».

«Люди верят, когда я рассказываю о своём опыте, потому что видят большие изменения во мне».

Источник: NDERF

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ -

ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Комментарии:
Рекомендуем