Все новости » Китай » Извлечение органов » Когда человеческие органы становятся товаром

Когда человеческие органы становятся товаром

логотип Epoch times
Когда человеческие органы становятся товаром

Инсценировка пыток и насильственного извлечения органов у последователей Фалуньгун во время демонстрации против трансплантационных злоупотреблений в Китае, Сан-Франциско, 5 сентября 2013 года. Фото: Epoch Times

Достоинство человека неприкосновенно. Оно неотделимо от человека. Бесценность человеческого достоинства часто можно осознать только тогда, когда человек теряет его. Когда наносится вред не только человеческому достоинству, но и физическому телу человека, это, конечно шокирует.

Мы уже привыкли слышать о нарушениях прав человека. Но то, что лежит в основе этой модной фразы, гораздо больше, чем просто юридический термин. Он описывает дегуманизацию преследуемых людей. Учитывая, что нарушаются основные права человека, можно утверждать, что достоинства лишаются не только преследуемые, но и сторонние наблюдатели. Разве мы можем сохранить своё собственное человеческое достоинство, если стоим в стороне и позволяем другим лишать людей человеческого достоинства — основной характеристики человечества?

Дегуманизация узников совести в Китае — человек становится магазином органов

Сегодня на примере последователей Фалуньгун в Китае мы видим последствия дегуманизации и гонений инакомыслящих, там настолько серьёзно попирается человеческое достоинство, что даже за границей необходимо мужество, чтобы писать о преследованиях Фалуньгун в Китае.

Китайский режим ввёл цензуру на эту тему не только у себя в стране. Он пытается подавить освещение этого вопроса и за рубежом, и вначале никто не осмелился требовать от режима ответов. Но мы обязаны сделать это ради нашего человеческого достоинства и не заниматься самоцензурой из-за давления. Достоинство человека является универсальным и не может быть ограничено ни национальными границами, ни цензурой.

Сегодня ситуация с медитативной практикой Фалуньгун представляет яркий пример уничтожения человеческого достоинства в Китае. За последние 22 года Фалуньгун пережил две крайности: от величайшей популярности по всему Китаю до жестокого, общенационального преследования. Это сегодня самый явный пример того, к чему может привести дегуманизация.

Историю Фалуньгун можно кратко изложить следующим образом: после своего распространения в 1992 году он завоевал множество наград и быстро приобрёл широкую популярность. Китайское министерство спорта рекламировало Фалуньгун по телевизору и хвалило его положительное влияние на здоровье. К 1999 году примерно 70-100 миллионов китайцев занимались Фалуньгун.

Среди китайцев последователи Фалуньгун известны тем, что они доброжелательны и предупредительны. Поскольку Фалуньгун является практикой самосовершенствования, и каждый помнит, что надо улучшать себя, его последователей не интересуют политические дискуссии.

20 июля 1999 года началось беспрецедентное преследование

В июле 1999 года ситуация с популярнейшей практикой самосовершенствование в одночасье изменилась. Фалуньгун был запрещён, а его последователей стали репрессировать в нарушение Конституции Китая. Вот уже 15 лет приверженцы Фалуньгун страдают в Китае. Их и в той или иной степени преследуют и за рубежом, через китайские посольства, общины и студенческие ассоциации в зарубежных университетах.

Таким образом, с одной стороны, преследование Фалуньгун проводится путём промывания мозгов, заключения последователей в исправительно-трудовые лагеря, тюрьмы и применения пыток и принудительного извлечения органов в Китае, а с другой — используется пропаганда и ложь, которую вещают западные СМИ, отчасти по незнанию, а отчасти для самоцензуры, чтобы не пропали журналистские визы в Китай. Тема Фалуньгун является табу для многих западных СМИ. Преследование Фалуньгун не только встроено в китайскую внутреннюю и внешнюю политику, но и пожирает огромные ресурсы из государственного бюджета.

Нарушения прав человека проявляются также в правовой сфере. В Китае юристам грозит тюремное заключение, если они не следуют неписаным правилам поэтапных судебных слушаний, где вердикт уже определён заранее. Адвокатам сложно защищать тех, кто мешает однопартийной системе. Компартия в Китае стоит выше закона. Те, кто не соблюдают это требование, будут названы «врагами государства». Дегуманизация происходит даже в здании суда.

В случае с Фалуньгун это означает, что с 1999 года исправительно-трудовые лагеря, промывание мозгов и пытки стали нормой. Вскоре после начала репрессий тогдашний лидер Китая Цзян Цзэминь приказал, чтобы гибель от пыток считали самоубийством. Требованиям однопартийной системы подчинили саму реальность. Сейчас в Китае только компартия определяет, что должно происходить в малом бизнесе, средствах массовой информации, здании суда и так далее.

Однако реальность за пределами Китая отличается от происходящего внутри Китая, и это также относится к понятию человеческого достоинства. В сегодняшнем Китае человеческое достоинство является пустой концепцией, и многим китайцам часто непонятно то, что Запад называет этикой, моралью и человеческим достоинством. Но если уважение человеческого достоинства больше не является частью реальности в Китае, то мы должны спросить себя: будет ли этому моральному падению конец?

Китайцы неохотно жертвуют органы для трансплантаций. Это связано с культурой, традициями и имеет глубокие корни в народе. Таким образом, существует большой дефицит донорских органов для трансплантаций в Китае. Чтобы решить эту проблему, власти в 1984 году приняли закон, разрешающий использование органов казнённых заключённых. Это был первый, всего лишь маленький шаг, который позволил потом извлекать органы не только у казнённых заключённых, но и у узников совести, в частности у уйгуров, тибетцев и последователей Фалуньгун.

Наличие запасов органов держится в секрете

После начала преследования приверженцев Фалуньгун в 1999 году, практика извлечения органов у казнённых заключённых стала применяться и к ним. Миллионы последователей мирного учения подвергались риску быть протестированными и помещёнными в тайную электронную базу органов. По запросу китайских трансплантологов в короткий срок органы насильно вырезались у задержанных.

Находясь в заключении, в лагерях и тюрьмах, они систематически сдавали анализы. Последователи Фалуньгун проходили дорогостоящие тесты крови, мочи, ультрасонограммы, рентген и т.д. Если за 15 лет были вложены миллионы долларов в необязательную медицинскую диагностику узников совести, то возникает вопрос, как такие расходы будут возмещены?

Вместо того чтобы просто пытать до смерти и впустую сжигать тела последователей Фалуньгун, режим сделал на них прибыльный бизнес. После 1999 года многие китайские больницы начали рекламировать в Интернете проведение трансплантации органов. Это произошло в то время, когда в Китае не было даже программы донорства органов. Однако торговля органами процветала. За 1-4 недели пациенты могли получить: почки за $60 000, печень за $100 000 и так далее.

Осенью 2013 года репортёры немецкого журнала «Шпигель» сделали вид, что хотят купить почку. Они вышли на китайского брокера органов через Интернет. Тот пообещал в короткий срок доставить из Китая почку за $350 000.

С 1999 по 2006 годы количество центров трансплантаций в Китае выросло со 150 до 600. Возникает вопрос: как Китай смог обеспечить непрерывные, долгосрочные поставки органов, не имея программы общественных пожертвований органов?

Хотя число казней в стране снизилось, количество трансплантаций резко возросло после 1999 года: менее чем от 3000 трансплантаций до 20 000 пересадок в 2005 году. Откуда взялось такое огромное количество органов для пересадок?

За этими абстрактными цифрами скрывается жестокая реальность: в Китае узников совести убивают на органы по требованию. Они не получили смертный приговор, не совершали преступлений, не давали согласия на донорство органов. Печальная истина состоит в том, что участвующие в этом китайские доктора довели трансплантационную сферу медицины до абсурда: они спасают пациентов, пересаживая им органы, ради чего убивают других людей.

Достоинство человека неприкосновенно: почему мы не должны оставаться в стороне, когда других лишают прав

Более пристальный взгляд на Фалуньгун говорит нам, что преследование Фалуньгун также имеет непосредственное отношение к нам.

Фалуньгун является практикой самосовершенствования, которая учит основополагающим принципам Истина, Доброта, Терпение. Вероятно, все согласятся, что эти три принципа правильные и необходимые во всём мире. Они являются универсальными.

Однако по непонятным причинам Фалуньгун сейчас преследуют в Китае именно за эти хорошие идеи. Преследование Фалуньгун направлено не только против последователей учения, но и против добра в человечестве.

Истина является «врагом № 1» для китайского режима, когда страна погрязла в коррупции, а свобода средств массовой информации выродилась в самоотверженную самоцензуру.

Сострадание тоже «враг № 1» для компартии в Китае, где идея классовой борьбы по-прежнему присутствует в обществе. Вместо гармонии и дипломатии населению железным кулаком прививают подчинение.

Толерантность, конечно, также «враг № 1»для компартии, она не допускает никакого инакомыслия, а любое отклонение от директив коммунистической партии влечёт грубое насилие и непримиримость.

Другими словами, необоснованное и иррациональное преследование Фалуньгун и его трёх принципов — это борьба против добра в человечестве, против человеческого достоинства и против ценностей, которые являются краеугольным камнем для человечества.

Если следование правдивости, состраданию и терпимости приводит к пыткам и даже к насильственному извлечению органов у живых заключённых, то те люди, которые не занимаются Фалуньгун, но любят правду, доброту и толерантность, также попадают в группу риска. Если однопартийная система Китая борется против этих трёх важных принципов, то не значит ли это, что человеческое достоинство за пределами Китая также нарушается?

С гуманитарной точки зрения, никто не может ограничить человеческое достоинство национальными границами, оно является универсальным. Насильственное извлечение органов у живых заключённых в Китае перешло за границы человечности. Китайский режим даёт узникам совести выбор: умереть либо физически, либо духовно. Этот выбор является негуманным. Каждый должен подумать, какой бы он сделал выбор, если бы попал в подобную ситуацию. Пассивное наблюдение за тем, как других насильно заставляют сделать этот бесчеловечный выбор, — не что иное, как отказ от своего собственного человеческого достоинства.

Мы создаём нашу реальность. Если мы дорожим нашим человеческим достоинством и основными правами, то мы должны заботиться о них каждый день. В противном случае мы можем, потеряв их, засохнуть, как растение без воды.

Последователи Фалуньгун заботятся об этом каждый день в течение 15 лет, за это время они сделали безмерно много для защиты достоинства человека, человечества и гуманизма. Возможно, дело теперь за нами, теперь и мы должны встать на защиту добра в человечестве. Мы обязаны сделать это ради себя.

После начала насильственного извлечения органов у живых узников совести, граница человечности была нарушена. Настало время, чтобы все мы встали на защиту неприкосновенного человеческого достоинства.

Доктор Торстен Трей является основателем и исполнительным директором международной НПО «Врачи против насильственного извлечения органов» (DAFOH, Doctors Against Forced Organ Harvesting). DAFOH прилагает усилия, чтобы покончить с насильственным извлечением органов, и способствует соблюдению этических норм в медицине.

Мнения, выраженные в этой статье, являются видением автора и необязательно отражают взгляды «Великой Эпохи».

Версия на английском

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ -

ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Комментарии:
Рекомендуем