Туристы в защитных масках совершают экскурсиюпо территории Храма Неба в Пекине, Китай, 27 января 2020 г. (Кевин Фрайер / Getty Images) | Epoch Times Россия
Туристы в защитных масках совершают экскурсиюпо территории Храма Неба в Пекине, Китай, 27 января 2020 г. (Кевин Фрайер / Getty Images)

Либеральные традиции Китая и его Небесный Мандат противоположны коммунистическому правлению

The Epoch Times21.08.2021 Обновлено: 14.10.2021 12:59

Вопрос о том, какие должны быть отношения между гражданином и государством, обсуждался в китайских философских кругах так же долго, как и в западном политическом дискурсе, если не дольше.

Рассмотрим, например, труды китайского философа Лао Цзы, жившего в VI веке до нашей эры.

Он автор «Пути» («Дао Дэ Цзин»), который призывает правителя воздерживаться от чрезмерного вмешательства в повседневные дела и позволять людям вести свои дела по их уразумению.

Отрывки из «Пути» показывают, что Лао Цзы был первым либералом:

Чем больше запретов,
Тем беднее будут люди.

Чем больше законов обнародовано,
Тем больше будет воров и бандитов.

Людей трудно заставить подчиняться, когда те, кто выше их, слишком много вмешиваются. Это единственная причина, по которой людей сложно «держать в узде».

В даосской политической философии гармония может быть достигнута только посредством конкуренции, а не государственного контроля или регулирования.

Эта китайская политическая философия поразительно похожа на философию в работах Адама Смита, Фридриха Хайека и других западных либеральных теоретиков конца XVII—XVII веков.

Они также сыграли свою роль в дискуссиях отцов-основателей Американской республики.

Томас Джефферсон был знаком с этой философией, говоря об «аристократии талантов и добродетелей» и о системе государственных школ, которая, как отметил китаевед Х. Г. Крил, явно была заимствована из Китая.

В то время как знаковые западные документы, такие как «Английский Билль о правах 1689 года» и «Американская Декларация независимости 1776 года», закрепляли ограниченное управление или верховенство закона, истоки их, безусловно, были не западными.

Фактически у китайцев была политическая доктрина, которая во многих отношениях предшествовала западной либеральной традиции как минимум на две тысячи лет.

Возникшая ещё в XII веке до нашей эры концепция «Небесного Мандата» (Тянь Мин) связала легитимность политических правителей с их моральными качествами.

В «Аналектах» — древней китайской книге, в которой собраны высказывания и идеи великого философа Конфуция — можно найти такие утверждения, как:

«Тот, кто не понимает Мандат Небес, не может быть правителем».

Как конфуцианская доктрина, Мандат Неба считается самой важной концепцией, которую нужно освоить, чтобы понять китайскую политическую традицию.

Это был общепринятый принцип среди китайского народа, призванный не только ограничить злоупотребление властью, но и свергнуть деспотичное правительство.

По словам китайского учёного Чан Кей Тонга:

Если император станет аморальным или его правление станет тираническим, люди будут вправе думать, что он потерял право управлять и его вместе с династией следует заменить даже путём восстания.

Императора, который больше не правил праведно, можно было свергнуть — интересное следствие постоянного характера послушания. История Китая также знает немало примеров подобных действий.

Фактически свержение династии Чжоу (1121-249 гг. до н.э.) было приписано этой концепции.

Он также требует, чтобы определённые люди могли нести ответственность до тех пор, пока они управляют справедливо и мудро, а не руководствуются собственными интересами в глубине души.

Полномочия не ограничиваются каким-либо конкретным правителем, династией или социальным статусом — что интересно, основатель династии Мин (1368–1644) Чжу Юаньчжан провёл свои первые годы в крайней нищете.

Коммунистическая партия Китая (КПК) последние полвека пыталась подавить и вычистить эту политическую традицию из страны, потому что Мандат Небес продвигает такие принципы, как божественное возмездие, принципиальное управление, подотчётность и доброжелательное правление и представляет собой реальную угрозу легитимности КПК.

Принципы, проистекающие из Мандата, которые перекликаются с современными демократическими нормами, являются противоположностью контроля КПК и представляют реальную угрозу существованию китайского режима.

Стоит задать вопрос: могут ли китайцы заново открыть для себя истинное значение Повеления Небес среди многолетнего угнетения коммунистического режима, могут ли они черпать вдохновение из этого Мандата и противостоять правлению КПК?

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнением автора и не обязательно отражают взгляды The Epoch Times.

Д-р Аугусто Циммерманн ― профессор и декан факультета права в Институте высшего образования Шеридана в Перте. Он также является президентом Ассоциации правовой теории Западной Австралии, главным редактором юридического журнала Western Australia Jurist и бывшим уполномоченным по реформе законодательства в Западной Австралии.

Источник: The Epoch Times

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на editor@epochtimes.ru


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА