"Лицо ангела". Скриншот/youtube.com

Лицо ангела: «Все ли печали так тяжелы, как моя?»

The Epoch Times17.02.2021 Обновлено: 14.10.2021 12:56

Англичанка Элизабет Прайс приехала в итальянский город Сиена, чтобы стать студенткой. Она приехала за новыми впечатлением и романтикой, не подозревая, что помимо всего прочего здесь её ждёт смерть — преждевременная и жестокая. /epochtimes.ru/

Молодой режиссёр Томас приезжает в Сиену, чтобы написать сценарий к фильму об этом нашумевшем преступлении. Как раз в эти дни состоится апелляционный суд над ранее осуждёнными «друзьями» Элизабет — соседкой по комнате Джессикой и её парнем. Это событие собрало в Сиене целую стаю «стервятников» — жаждущих сенсации журналистов и операторов.

Развод с изменницей супругой и разлука с дочерью заставляют Томаса по-другому взглянуть на трагические события. Что на самом деле важнее — кто убил, или почему убил? Помнит ли ещё кто-то об убитой, или для прессы эта лишь возможность поднять свой рейтинг новыми догадками, заставив зашкалить показатель зрительского интереса?

Картина создана по книге писательницы Барби Латца Надо. Вопрос морали и этики в условиях рынка, конкуренции и погони за сенсацией в его экранизации «Лицо ангела» раскрывает обладатель четырёх «Золотых медведей» Берлинского кинофестиваля — режиссёр Майкл Уинтерботтом.

Случилась трагедия, ночной кошмар каждого родителя — зверски убита молодая девушка. Всё, что должно интересовать соответствующие инстанции и общество, — кто это сделал, чтобы привлечь преступника к ответственности.

Однако сам строй общества способствует тому, что из подобной трагедии устраивается некое шоу, привлекающее внимание общественности и подогреваемое грязными сплетнями и «нарытыми» проворными журналистами «изюминками» из жизни убитой девушки и обвиняемых в её убийстве.

Картина создателя «Убийцы внутри меня» и «Джуд» то и дело вызывает странные опасения, а ночные прогулки по лабиринтам средневековых итальянских улиц воскресает в памяти просто ужасающую картину Пола Шредера «Утешение чужаков», что в свою очередь настораживает ещё больше.

Однако опасения беспочвенны. Как ни ожидаешь, что постановщик приберёг для финала какую-нибудь своеобразную и шокирующую фишку, этого не происходит. И в результате появляется ощущение обманутых надежд — рассказать о том, что почувствовать чужое горе невозможно, но его следует уважать, можно было и поинтереснее.

Довольно невнятными получились и пространные сравнения c Данте и его Беатриче, а также внутренние терзания главного героя — режиссёра Томаса, в поисках вдохновения начавшего прикладываться к понюшке-другой кокаина. Невольно возникает вопрос: «Зачем употреблять наркотики, если от этого страдаешь столь жуткими видениями?»

Действительно, действие картины могло быть более увлекательным, но основную мысль Винтерботтому в своём кинопроизведении удалось передать.

Только переживший горе сумеет понять страдающего, только горький жизненный опыт делает человека способным сострадать и отказываться от личной выгоды, проявляя уважение к чужой душевной боли.

 

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА