Кандидат в президенты Южной Кореи, представитель основной оппозиционной Партии народной власти (ПНП) Юн Сук Ёль смотрит на теледебаты перед предстоящими 9 марта президентскими выборами в студии KBS в Сеуле, Южная Корея, 2 марта 2022 года. Чуть больше недели спустя он был избран следующим президентом страны. (JungYeon-Je/Pool/GettyImages)
 | Epoch Times Россия
Кандидат в президенты Южной Кореи, представитель основной оппозиционной Партии народной власти (ПНП) Юн Сук Ёль смотрит на теледебаты перед предстоящими 9 марта президентскими выборами в студии KBS в Сеуле, Южная Корея, 2 марта 2022 года. Чуть больше недели спустя он был избран следующим президентом страны. (JungYeon-Je/Pool/GettyImages)

Избрание Юн Сук Ёля в Южной Корее вызвало недовольство Пекина

После избрания Юна в Южной Корее проявляются антипекинские настроения
Автор: 17.03.2022 Обновлено: 17.03.2022 17:06
Cогласно недавним опросам, избранный президент Кореи Юн Сук Ёль от основной оппозиционной Партии народной власти (ПНВ) не был предпочтительным кандидатом Пекина.

Ожидается, что политический новичок будет жёстче относиться к Китаю в отличие от более мягкого подхода его либерального предшественника, президента Мун ЧжэИна. 60-летний Юн сменит Муна 10 мая.

Юн, бывший прокурор, был избран новым президентом Южной Кореи на прошлой неделе во время одной из самых напряжённых предвыборных гонок в истории страны.

Ему удалось опередить Ли Чжэ Мёна от правящей Демократической партии (ДП), набрав 48,6% голосов против 47,8%.

Его победа на выборах была подтверждена рано утром 10 марта по местному времени.

После избрания Юн пообещал «перезагрузить» отношения с Китаем и сурово разобраться с проступками Северной Кореи, заняв жёсткую позицию, схожую с позицией его консервативных предшественников.

Он также вёл предвыборную кампанию как кандидат, поддерживающий Вашингтон и Японию, в отличие от своего главного соперника из правящей Демократической партии.

В то время как мировые лидеры поздравляли Юна с победой, китайский лидер Си Цзиньпин направил своё поздравительное послание на день позже, чем большинство других, отметив, что китайская сторона будет твёрдо отстаивать «первоначальные намерения» дипломатических отношений двух стран.

В редакционной статье южнокорейского информационного агентства Yonhap говорится, что использование Пекином слов «первоначальные намерения» означает его «недовольство» состоянием дел между двумя странами.

В статье отмечается, что Пекин использовал похожие слова в 2016 году, когда правительство Пак Кын Хе представило систему противоракетной обороны THAAD. В этот раз Пекин, скорее всего, «насторожило» предвыборное обещание Юна развернуть дополнительные THAAD.

Разработанная и изготовленная США противоракетная система была установлена в Южной Корее в 2016–2017 годах для защиты от ракетного потенциала Северной Кореей.

Однако Пекин настаивает на том, что развёртывание THAAD затрагивает безопасность Китая, и с тех пор принял ряд контрмер против Южной Кореи.

В 2016 году Си использовал выражение «когда пьёшь воду, думай о её источнике», будучи недовольным решением Южной Кореи разместить THAAD.

Си имел в виду период 1900-х годов, когда Япония колонизировала Корею, корейское правительство в изгнании бежало в Китай и временно находилось в Шанхае. Китайские правители того времени оказали временному правительству Кореи значительную помощь.

В редакционной статье ведущей южнокорейской газеты TheChosunIlbo упоминание Си названо «надуманным», указывая, что правительство, оказавшее помощь Корее, на самом деле было правительством Китайской Республики, которое отступило на Тайвань в конце гражданской войны в Китае.

В статье добавляется, что конечная цель Пекина — «отдалить Южную Корею от лагеря США и держать её под влиянием Китая».

Ранее Юн открыто выступал за дополнительное развёртывание противоракетной системы THAAD и покупку её у США в качестве контрмеры против действий Северной Кореи.

Он критиковал мягкое отношение правительства Муна к Китаю, которое предоставляет Пекину «чрезмерные условия» и подрывает национальные интересы Южной Кореи.

Юн отметил, что политика «трёх “нет“» Муна ослабила суверенное право Южной Кореи на защиту своего народа.

В 2017 году, пытаясь умиротворить Пекин, правительство Муна изложило три принципа безопасности, известные как «три “нет“: никакого дополнительного развёртывания американской противоракетной системы THAAD; никакого участия в региональной системе противоракетной обороны под руководством США и никакого превращения трёхстороннего союза безопасности с США и Японией в военный союз.

Обещания Юна

Юн заявил, что Южная Корея никогда не должна чувствовать себя вынужденной выбирать между США и Китаем, а должна всегда сохранять свою принципиальную позицию, не допуская компромиссов в отношении своих основных интересов безопасности.

Президент подчеркнул, что сдерживание северокорейских угроз является вопросом суверенитета, добавив, что Сеул должен оставаться открытым для развёртывания дополнительных THAAD пропорционально растущей ракетной угрозе Северной Кореи, согласно южнокорейской газете Dong-a Ilbo.

«Чтобы Южная Корея отменила развёртывание THAAD, Китай должен сначала вывести радары дальнего радиуса действия, расположенные вблизи границы Южной Кореи», — сказал Юн.

Согласно журналу ForeignAffairs, Юн также заявил, что «более глубокий союз с Вашингтоном должен стать центральной осью внешней политики Сеула».

В ответ на слова Юна китайская государственная газета GlobalTimes 11 марта опубликовала редакционную статью, заявив, что «система THAAD превысила оборонные потребности Южной Кореи и серьёзно подорвала стратегические интересы безопасности Китая».

«Она не способствует сохранению мира и стабильности на Корейском полуострове, а также может заманить Южную Корею в ещё более небезопасную ситуацию», — говорится в статье.

12 марта китайская государственная газета BeijingYouthDaily также опубликовала редакционную статью, направленную против Юна, в которой говорится, что лучшим шагом для Южной Кореи будет продолжение хождения по канату между двумя крупными державами — США и Китаем, в силу её географического положения.

«[Если она отклонится от сбалансированной дипломатии], правительство Юна неизбежно будет разбито… и потеряет внутреннюю основу управления», — говорится в статье.

Комментатор по вопросам Китая Вэнь Руи сказал TheEpochTimes, что растущие антипекинские настроения во всём мире также проявляются в Южной Корее после прихода Юна к власти.

«В будущем, вероятно, возникнет напряжённость между Южной Кореей и Китаем, но она не превысит уровень инцидента с THAAD в 2017 году, потому что Пекин столкнётся с давлением со стороны всего мира», — сказал Вэнь.

Лиза Биан специализируется на вопросах корейского общества, его культуры и международных отношений.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА