Лам Вин-Ки, владелец книжного магазина из Гонконга, бежавший на Тайвань в 2019 году, в Тайбэе, Тайвань, 8 июня 2022 года. Фото: Johnson Lai/AP Photo  | Epoch Times Россия
Лам Вин-Ки, владелец книжного магазина из Гонконга, бежавший на Тайвань в 2019 году, в Тайбэе, Тайвань, 8 июня 2022 года. Фото: Johnson Lai/AP Photo

Как живётся беженцам из Гонконга на Тайване

Лам Вин-Ки: В Гонконге не то что нет демократии, там даже нет свободы
Автор: 27.06.2022 Обновлено: 27.06.2022 06:01
Для Лам Вин-Ки, владельца книжного магазина из Гонконга, который был задержан полицией в Китае на пять месяцев за продажу откровенных книг о Коммунистической партии Китая (КПК), переезд на Тайвань был логичным.

Остров, расположенный всего в 640 километрах от Гонконга, близок не только географически, но и лингвистически, и культурно. Он предлагает свободу, к которой многие гонконгцы привыкли и видели, что она исчезает в их родном городе.

Переезд Лама на Тайвань в 2019 году, где он вновь открыл свой книжный магазин в столице Тайбэе, предвосхитил волну эмиграции из Гонконга, поскольку бывшая британская колония оказалась под более жёсткой хваткой китайской компартии.

«В Гонконге не то что нет демократии, там даже нет свободы, — сказал Лам в недавнем интервью. — Когда англичане правили Гонконгом, они не дали нам настоящей демократии или права голоса, но британцы дали гонконгцам очень большое пространство для свободы».

На следующей неделе лидеры Гонконга и Китая отметят 25-ю годовщину передачи Гонконга КНР. Пекин обещал управлять городом по принципу «одна страна — две системы» в течение 50 лет. Это означало, что Гонконг сохранит собственную правовую и политическую систему и свободу слова, которой нет в материковом Китае.

Но десятилетиями растущее напряжение между либеральными ценностями города в западном стиле и авторитарной политической системой материкового Китая вылилось во взрывные продемократические протесты в 2019 году. После этого Пекин ввёл закон о национальной безопасности, из-за чего активисты и другие люди живут в страхе ареста за высказывания.

Гонконг выглядел всё так же. Торговые центры были открыты, небоскрёбы сверкали. Но известный художник Кейси Вон, который в прошлом году переехал на Тайвань, сказал, что он жил под постоянным напряжением в ожидании ареста или ареста его друзей, некоторые из них сейчас находятся в тюрьме.

«Снаружи всё так же красиво, закат на фоне гавани. Но это иллюзия, которая заставляет тебя думать, что ты на свободе, — сказал он. — На самом деле это не так, правительство следит за вами и тайно преследует вас».

Хотя Вон чувствует себя в безопасности на Тайване, жизнь изгнанника нелегка. Несмотря на сходство с Гонконгом, Вон не чувствует себя как дома. Он не говорит на тайваньском языке, широко распространённом диалекте фуцзяньского языка. А спокойный остров сильно контрастирует с бешеным ритмом Гонконга.

Первые шесть месяцев были трудными, говорит Вон, отмечая, что туристическая поездка на Тайвань совершенно отличается от жизни на острове в самоизгнании.

«Я не успел установить отношения с местом, с улицами, с людьми, с языком, с магазинами внизу», — сказал он.

Другие, менее известные изгнанники, чем Вон или Лам, также вынуждены ориентироваться в системе, которая не имеет установленных законов или механизмов для беженцев и просителей убежища, и не всегда была гостеприимной. Эта проблема осложняется тем, что Тайвань всё больше опасается угрозы, исходящей от китайской компартии. Пекин претендует на остров как на свой собственный, хотя Тайвань де-факто является независимой страной с собственными вооружёнными силами, демократически избранным правительством и конституцией.

Некоторым гонконгцам, таким как учителя государственных школ и врачи, было отказано в постоянном проживании на Тайване, потому что они работали на правительство Гонконга, говорит Скай Фун, генеральный секретарь Hong Kong Outlanders, группы, которая защищает интересы гонконгцев на Тайване. Другие сталкиваются с ужесточением требований и медленной обработкой инвестиционных виз.

В последний год или около того некоторые решили покинуть Тайвань и уехали в Великобританию или Канаду, несмотря на большую разницу в языке и культуре.

Вон сказал, что Тайвань упустил золотую возможность удержать талантливых людей из Гонконга.

«Политика и действия, и то, что… правительство делает, недостаточно активны и вызвали неуверенность у этих людей, вот почему они уезжают».

Совет острова по делам материка выступил в защиту своих действий, заявив, что некоторые мигранты из Гонконга нанимали иммиграционные компании, которые использовали незаконные методы для вывоза людей.

«У нас на Тайване также есть потребности национальной безопасности, — сказал Чиу Чуй-чен, заместитель министра Совета по делам материка, выступая на прошлой неделе в телевизионной программе. — Конечно, мы также хотим помочь Гонконгу, мы всегда поддерживали гонконгцев в их стремлении к свободе, демократии и верховенству закона».

Около 11 тыс. гонконгцев получили вид на жительство на Тайване в прошлом году, по данным Национального иммиграционного агентства Тайваня, а 1600 смогли получить постоянный вид на жительство. Великобритания удовлетворила 97 тыс. заявок гонконгских владельцев британских национальных заграничных паспортов в прошлом году в ответ на репрессии со стороны компартии Китая.

Как бы ни был несовершенен Тайвань, он даёт активистам шанс продолжать работу, даже если прямые действия уже невозможны.

Лам был одним из пяти гонконгских книготорговцев, кого схватили китайские агенты безопасности в 2016 году. Это вызвало обеспокоенность во всём мире.

Он часто участвует в акциях протеста против действий китайских властей, в последний раз присутствовал 4 июня на мемориале в Тайбэе, посвящённом годовщине кровавой расправы над студентами на площади Тяньаньмэнь в Пекине 1989 году. Аналогичные акции протеста в Гонконге и Макао, которые до недавнего времени были единственными местами в Китае, где разрешалось отмечать годовщину бойни на Тяньаньмэнь, теперь запрещены.

«Как житель Гонконга, я на самом деле не прекращал своего сопротивления. Я всегда продолжал делать то, что мне нужно было делать на Тайване, и участвовал в мероприятиях. Я не прекратил борьбу», — сказал Лам.

Андрей Соколов — обозреватель и журналист The Epoch Times, специализирующийся на новостях и аналитических материалах о Китае.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА