Члены Святой реформаторской церкви Шэньчжэня в Китае готовятся подать свои заявления о предоставлении убежища в офисе УВКБ ООН по делам беженцев в Бангкоке, Таиланд, 5 сентября 2022 года. (Sakchai Lalit/AP Photo)  | Epoch Times Россия
Члены Святой реформаторской церкви Шэньчжэня в Китае готовятся подать свои заявления о предоставлении убежища в офисе УВКБ ООН по делам беженцев в Бангкоке, Таиланд, 5 сентября 2022 года. (Sakchai Lalit/AP Photo)

Прихожане китайской церкви скитаются по миру в поисках убежища

Прихожане находятся в бегах из-за преследования китайскими властями
The Epoch Times14.09.2022 Обновлено: 14.09.2022 07:29
Через несколько дней после перелёта в Таиланд в поисках убежища члены китайской церкви собрались в ресторане, чтобы поделиться своими историями с журналистами. Когда они оглянулись по сторонам, то увидели незнакомцев, снимающих их на видео с помощью мобильных телефонов.

В считаные секунды они разбежались, опасаясь, что китайские органы государственной безопасности схватят их.

«Политическое давление растёт, и идеологический контроль усиливается, — сказал пастор Пань Юнгуан, чьи прихожане находятся в бегах уже много лет. — Преследования становятся всё сильнее».

История изгнания Святой реформаторской церкви Шэньчжэня показывает, что китайские власти прилагают всё больше усилий, чтобы контролировать религиозную веру и своих граждан даже далеко за пределами Китая.

По словам Паня, с тех пор как три года назад более 60 прихожан его церкви уехали из Китая на южнокорейский курортный остров Чеджу, он получал звонки и сообщения с угрозами, хотя сам бежал за сотни километров. Родственников в Китае вызывали, допрашивали и запугивали. В одном случае китайские дипломаты отказались выдать паспорт новорождённому ребёнку одного из прихожан, в результате ребёнок оказался без гражданства.

Китайская Коммунистическая партия (КПК) использует ту же тактику против уйгуров и других китайских этнических меньшинств за рубежом, а также беглых чиновников, обвинённых в коррупции, чтобы заставить их вернуться в Китай.

В Китае христианам по закону разрешено отправлять религиозные обряды только в церквях, связанных с религиозными группами, контролируемыми партией, но в течение десятилетий власти в основном терпимо относились к независимым, незарегистрированным «домашним церквям». Они насчитывают десятки миллионов верующих, что, возможно, превосходит число прихожан официальных групп.

Однако в последние годы и домашние церкви оказались под сильным давлением, многие были закрыты.

Большинство членов церкви Паня — молодые супружеские пары среднего класса, а их дети составляют примерно половину группы.

Боб Фу, основатель ChinaAid, христианской группы, помогающей Паню, осуждает ужесточение контроля компартии над религией.

«Какая угроза национальной безопасности? — сказал Фу. — Они не собираются на общественных площадях, не пытаются пристыдить китайское правительство. Они просто пытаются добиться религиозной свободы».

В Министерстве иностранных дел Китая на просьбу прокомментировать ситуацию ответили, что это «не дипломатический вопрос».

Пань сказал, что с момента основания церкви в 2012 году ей приходилось переезжать из дома в дом, так как власти приказывали домовладельцам отказывать им. Полиция тщательно следила за собраниями церкви, записывая участников и время от времени допрашивая Паня. Вопросы становились всё острее после того, как они узнали, что он был рукоположен в пресвитерианскую церковь в Филадельфии. После введения новых религиозных правил в 2018 году полиция обратила внимание на его связи за границей.

«Они хотят отгородить китайские церкви от внешнего мира», — сказал Пань.

Группа прихожан начала подумывать о том, чтобы уехать после ареста друга Паня, пастора из той же деноминации.

Последней каплей стало то, что в 2019 году миллионы людей начали выходить на улицы Гонконга в знак протеста против ужесточения контроля Пекина над городом. Пань сказал, что прихожане церкви не имели отношения к протестам, но власти в их городе Шэньчжэне, граничащем с Гонконгом, были приведены в состояние повышенной готовности в условиях «квазивоенного положения». На церковь оказывалось жёсткое давление.

Пань решил, что пришло время поставить вопрос на голосование. Большинство членов церкви решили уехать из Китая.

«В то время я думала, что мы сможем вернуться, когда всё уляжется, — сказала Ни Юньфэн, присоединившаяся к церкви через несколько месяцев после её основания. — Я никогда не думала, что всё будет так плохо».

В начале этого года её родителей вызвали в полицию и допросили о вере Ни, как и десятки родственников других членов церкви, уехавших в Южную Корею. Полицейские по всей стране, от центральной провинции Хубэй до тропического острова Хайнань, угрожали родственникам конфискацией государственных пособий или закрытием бизнеса, если прихожане не вернутся в Китай.

«Ваши потомки могут пострадать, — сказали они напуганному отцу Ни. — Скажите им, чтобы возвращались прямо сейчас, иначе их ждут серьёзные последствия».

Полиция нашла брата, сестёр и мать Паня и обвинила его в «государственной измене», «сговоре с иностранными силами» и «подрыве государственной власти». Свидетельства, полученные Панем и попавшие в поле зрения AP, указывают на то, что службам государственной безопасности было приказано провести расследование в отношении церкви.

Они уехали из Южной Кореи в Таиланд после того, как на встречах с местными и американскими чиновниками стало ясно, что перспективы получить убежище туманны. Хотя в Южной Корее проживает большое и активное христианское население, культурная и этническая однородность страны может сделать её недружелюбной по отношению к беженцам. Согласно государственной статистике, в прошлом году менее 1% просителей получили там убежище.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА