Официальные лица и военнослужащие в штаб-квартире НАТО в Брюсселе, 25 мая 2017 г. Фото: Emmanuel Dunand/AFP via Getty Images
 | Epoch Times Россия
Официальные лица и военнослужащие в штаб-квартире НАТО в Брюсселе, 25 мая 2017 г. Фото: Emmanuel Dunand/AFP via Getty Images

Новая стратегия НАТО определила цели и подход альянса к Китаю

Китай должен выполнять международные обязательства и действовать ответственно в международной системе
Автор: 27.01.2022 Обновлено: 27.01.2022 16:18
В связи с растущим китайским влиянием за рубежом, впервые НАТО делает Китай стратегическим приоритетом, по мнению экспертов, которые говорят, что необходимо твёрдое, принципиальное взаимодействие.

Стратегическая концепция — второй по значимости документ НАТО после Вашингтонского договора 1949 года, который сформировал правовую основу альянса. Она подтверждает ценности и цели НАТО, даёт коллективную оценку текущей обстановки в сфере безопасности и направляет политическое и военное развитие НАТО.

В прошлом году лидеры альянса, состоящего из 30 стран, впервые согласились с тем, что Китайская Народная Республика (КНР) представляет собой системный вызов международному порядку. Они опубликовали Брюссельское коммюнике саммита, где изложили своё общее понимание Китая и его действий в мировом масштабе.

«Заявленные амбиции и напористое поведение Китая представляют собой системный вызов международному порядку, основанному на правилах, и областям, имеющим отношение к безопасности Североатлантического союза», — говорится в коммюнике.

«Мы призываем Китай выполнять международные обязательства и действовать ответственно в международной системе, в том числе в космической, кибернетической и морской сферах, в соответствии с его ролью крупной державы».

Лучше поздно, чем никогда

Эксперты и инсайдеры НАТО вполне осознают очевидную медлительность альянса в реагировании на операции китайского режима.

Стефани Бабст, старший научный сотрудник Европейской сети лидерства, занимающейся вопросами политики и безопасности, рассказала на вебинаре, организованном Германским фондом Маршалла США 19 января, о замедленном реагировании НАТО на растущую угрозу со стороны Пекина.

Бабст сказала, что НАТО медленно осознаёт, что злонамеренное влияние КНР не ограничивается Азией.

«Альянс всегда немного опаздывал в игре, когда дело доходило до признания того, что на стратегическом горизонте действительно есть что-то важное, — добавила она. — Но в отношении Китая, я думаю, мы опоздали особенно сильно».

Однако, участники встречи решили, что лучше поздно, чем никогда, и Бабст выделила множество точек взаимных или совпадающих интересов, над чем НАТО и Пекин могли бы работать вместе.

Она отметила контроль над вооружениями, терроризм, кибербезопасность, изменение климата и безопасность на море, как сферы, созревшие для взаимодействия.

Бабст сказала, что к этим вопросам нужно подходить осмысленно и целенаправленно, не увязая в слишком многочисленных обсуждениях на высоком уровне.

В отношении изменения климата, например, Бабст считает, что НАТО и КНР могут напрямую участвовать в предотвращении и ликвидации гражданских чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий. Контроль над вооружениями может осуществляться на основе специальных договоров между отдельными странами.

Хотя китайский режим исторически предпочитает двусторонние отношения многосторонним, Пекин становится всё более искусным в игре против него других международных многосторонних организаций, таких как НАТО.

В связи с этим, по её словам, необходимо создать совместную структуру для эффективного противодействия злонамеренным вторжениям КНР в международные системы.

Необходимо «принципиальное взаимодействие»

Таким образом, одна из самых больших трудностей, с которыми сейчас сталкивается НАТО, заключается в том, чтобы найти баланс между необходимостью защищаться от агрессии китайского режима и желанием вовлечь Пекин в значимую международную работу.

Есть надежда, что стратегическая концепция станет важным руководством в этом вопросе.

«Стратегическая концепция подтверждает ценности, цель, общие задачи НАТО и, что очень важно, даёт коллективную оценку союзниками нашей среды безопасности», — сказал на вебинаре Роберт Дрезен, советник по планированию политики в штаб-квартире НАТО.

Дрезен отметил, что интеграция Китая в мировое сообщество как в экономическом, так и в дипломатическом плане означает, что необходимо реальное взаимодействие, а открытой агрессии следует избегать, за исключением случаев, когда она неизбежна.

«Китай становится всё более активным в нашем собственном регионе и в регионах вокруг нас, — сказал Дрезен. — Китай оказывает влияние на международный порядок, основанный на правилах. И мы обязаны учитывать это и разрабатывать соответствующую стратегию».

«Нам необходимо принципиальное взаимодействие с Китаем, основанное не только на их озабоченности, но и на наших взаимных интересах».

Таким образом, развивающаяся политика НАТО в отношении КНР представляет собой нечто вроде дружественного, но твёрдого подхода.

По словам Дрезена, лидерам альянса необходимо воздерживаться от враждебности, но при этом занимать твёрдую позицию. Они должны избегать ссор, но быть реалистичными в своих ожиданиях по горячим вопросам. Кроме того, они должны будут отстаивать ценности, на которых был построен альянс: свободу, демократию, права человека и верховенство закона.

Дрезен сказал, что это потребует более эффективного взаимодействия с партнёрами альянса в регионе.

«Для НАТО очень важно активизировать наше взаимодействие с нашими партнёрами и другими заинтересованными сторонами в Индо-Тихоокеанском регионе».

Он отметил, что Австралия, Япония, Новая Зеландия, Южная Корея являются ключевыми партнёрами, с которыми необходимо проводить тесные консультации. Другие страны, такие как Сингапур и Индия, по его словам, тоже должны быть привлечены к расширяющемуся диалогу.

«Такие консультации очень важны, потому что эти страны очень хорошо понимают поведение Китая, и мы можем многому у них научиться».

Дрезен подчеркнул, однако, что хотя союзники пришли к консенсусу относительно того, как интегрировать свой подход к КНР, НАТО не стремится выйти за рамки своей миссии трансатлантической организации.

«У НАТО нет амбиций стать военным игроком в Индо-Тихоокеанском регионе, — сказал Дрезен. — Но действия и государственные амбиции Китая оказывают влияние на систему безопасности как в регионах наших союзников, так и в прилегающих к ним районах».

«Мы говорим о подходе не конфронтационном, а реалистичном, гарантирующем, что альянс будет в состоянии справиться с подъёмом Китая в ближайшие годы».

Эндрю Торнебрукрепортёр The Epoch Times, освещающий вопросы, связанные с Китаем, с акцентом на оборону, военные вопросы и национальную безопасность. Он получил степень магистра военной истории в Университете Норвича.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА