Судмедэксперты раскапывают участок, называемый картельным «местом уничтожения» с захороненными сожжёнными человеческими останками, на окраине Нуэво-Ларедо, Мексика, 8 февраля 2022 года. Фото: MarcoUgarte/AP Photo  | Epoch Times Россия
Судмедэксперты раскапывают участок, называемый картельным «местом уничтожения» с захороненными сожжёнными человеческими останками, на окраине Нуэво-Ларедо, Мексика, 8 февраля 2022 года. Фото: MarcoUgarte/AP Photo

В Мексике пропало около 100 000 человек

Власти и семьи ищут людей, исчезнувших в 1960-х годах, и тех, кто пропал без вести сегодня
Автор: 06.03.2022 Обновлено: 06.03.2022 09:25
Для следователей стала причиной расследования найденная обожжённая человеческая нога. До недавнего времени этот приземистый, разрушенный дом был местом, где тела расчленяли и сжигали, уничтожая останки многих пропавших без вести мексиканцев.

Сколько человек исчезло в этом «месте уничтожения» на окраине Нуэво-Ларедо, в нескольких километрах от границы США? Судебно-медицинские эксперты не решаются дать оценку и через шесть месяцев работы. В одной комнате спрессованные, обгоревшие человеческие останки были свалены в кучу высотой полметра.

Бесчисленные фрагменты костей были разбросаны на 70 тыс. км2территории. Повсюду разбросаны скрученные провода, которыми, очевидно, связывали жертв.

Каждый день техники складывают найденное — кости, пуговицы, серьги, обрывки одежды — в бумажные пакеты с надписями: «Зона Е, точка 53, квадрат I. Фрагменты обожжённых костей».

Их отправляют в лабораторию судебной экспертизы в столице штата Сьюдад-Виктория, где коробки с бумажными пакетами ждут своей очереди вместе с другими. Они будут ждать долго; ресурсов не хватает, а фрагментов слишком много, слишком много пропавших без вести, слишком много погибших.

В Мексике зафиксировано почти 100 тыс. пропавших без вести людей. В моргах и на кладбищах лежат 52 тыс. неопознанных трупов, не считая таких мест, как это, где обугленные останки можно измерить только по весу.

Люди продолжают исчезать и находят всё больше останков.

«Пока мы расследуем одно дело, появляется ещё 10», — говорит Освальдо Салинас, руководитель группы по идентификации в штате Тамаулипас.

При этом виновных не могут привлечь к ответственности. Согласно последним данным федерального аудитора Мексики, из 1600 расследований Генеральной прокуратурой исчезновений людей, в которых подозреваются власти или картели, в 2020 году ни одно не дошло до суда.

Тем не менее работа в Нуэво-Ларедо будет продолжаться, даже если есть надежда помочь обрести покой только одной семье, хотя на это могут уйти годы.

Вот почему недавно судебно-медицинский техник обрадовалась: она нашла несгоревший зуб — сокровище, которое может дать ДНК для идентификации.

Когда Хорхе Масиас, глава поисковой комиссии штата Тамаулипас, и его команда впервые приехали на место в Нуэво-Ларедо, им пришлось вырубать кустарник и собирать человеческие останки на 100 м², чтобы добраться до дома, не уничтожив улики. Они нашли бочку, лопаты и топор со следами крови.

Почти шесть месяцев спустя ещё предстоит осмотреть и каталогизировать более 28 км² территории.

В доме четыре помещения использовались для кремации. По словам Салинаса, который руководит работами на участке, в том месте, где была ванная комната, специалистам потребовалось три недели, чтобы тщательно раскопать уплотнённую массу человеческих останков, бетона и расплавленных шин.

Масиас нашёл дом в Нуэво-Ларедо в августе прошлого года, когда искал 70 человек, пропавших в первой половине года на участке шоссе, соединяющем Монтеррей и Нуэво-Ларедо, самом оживлённом торговом переходе с Соединёнными Штатами.

Этот район известен как 26-й километр, точка на шоссе и невидимый вход на территорию Северо-восточного картеля, отколовшегося от «Зетас». Здесь есть маленькие магазинчики с едой и кофе. Мужчины продают краденый бензин и наркотики. Незнакомцев снимают на мобильные телефоны. Столбы электропередач вдоль шоссе дальше на север были взорваны из крупнокалиберного оружия.

Большинство пропавших здесь были водителями грузовиков, таксистами, около дюжины были найдены живыми.

В июле прошлого года Карла Кинтана, глава Национальной поисковой комиссии, заявила, что исчезновения, по-видимому, связаны с конфликтом между картелем «Новое поколение Халиско», который пытался проникнуть в этот район, и картелем «Северо-восток», препятствующим этому. Неясно, были ли жертвы контрабандистами наркотиков или людей, были ли некоторые похищены по ошибке или целью было просто посеять ужас.

Количество исчезновений в Мексике увеличилось в 2006 году, когда правительство объявило войну наркокартелям. Многие годы правительство смотрело сквозь пальцы на рост насилия, а семьи пропавших без вести были вынуждены сами искать родственников.

Только в 2018 году, в конце правления последней администрации, был принят закон, заложивший правовую основу для создания Национальной комиссии по поиску пропавших. Затем были созданы местные комиссии в каждом штате, а также временный и независимый орган национальных и международных технических экспертов при поддержке ООН, чтобы помочь разобраться с накопившимися неопознанными останками.

Официальное число пропавших без вести составляет 98 356 человек. Даже без гражданских войн и военных диктатур, от которых страдают другие страны Латинской Америки, число пропавших без вести в Мексике превышает в регионе только охваченную войной Колумбию. В отличие от других стран, эта проблема в Мексике до сих пор не решена: власти и семьи ищут людей, исчезнувших в 1960-х годах, и тех, кто пропал без вести недавно.

Правительство президента Андреса Мануэля Лопеса Обрадора первым признало масштаб проблемы, заговорило о «местах уничтожения» и начало эффективные поиски.

Он также пообещал в 2019 году, что власти получат все необходимые ресурсы. Национальная комиссия, в составе которой в этом году должно быть 352 сотрудника, до сих пор имеет только 89, а в комиссии штата Масиас числятся только 12 сотрудников вместо 22. Проблема не в деньгах, а в том, чтобы найти кандидатов, прошедших проверку.

В случае исчезновений, если нет тела, нет и преступления. А картели знают, как уничтожать тела.

Если преступная группировка полностью контролирует территорию, они делают «крематорий», потому что могут сжигать тела открыто, сказал Масиас.

«В районах, которые не принадлежат им, и где другая сторона может легко увидеть дым, они роют могилы».

В 2009 году член картеля из Тихуаны признался, что «растворил» около 300 жертв в едкой щёлочи. Восемь лет спустя отчёт государственного университетского центра расследований показал, что тюрьма в приграничном городе Пьедрас Неграс на самом деле была командным центром «Зетас» и крематорием.

Возможно, самым крупным таким объектом было ещё одно пограничное место недалеко от устья Рио-Гранде, называемое «подземельем», на территории, контролируемой картелем «Залив». Воспоминания об этом месте до сих пор будоражат Масиаса. В первый раз он увидел «черепа, бедренные и тазовые кости, они просто валялись там, и он подумал, что этого не может быть».

На данный момент власти обнаружили более 500 кг костей.

По данным судебно-медицинской службы штата Тамаулипас, было обнаружено около 15 «мест уничтожения». Есть и места захоронений: в 2010 году вдоль одного из основных миграционных маршрутов через Тамаулипас к границе были обнаружены могилы, содержащие 191 тело. В 2014 году в южном штате Герреро исчезли 43 студента. Лишь троих удалось идентифицировать по кускам обгоревших костей.

Большинство мест уничтожения были найдены членами семей, которые самостоятельно производят поиски при поддержке и защите властей или без них. Такие поисковые группы существуют почти в каждом штате.

Одна женщина с 2014 года разыскивает мужа и пропавших позже двух братьев. Как и тысячи родственников по всей Мексике, она сделала поиск своих близких делом своей жизни.

Она попросила об анонимности из соображений безопасности. Она присутствовала при обнаружении двух мест в прошлом году. Когда вместе с Масиасом вошла в Нуэво-Ларедо, она не могла сдержать слёз.

Несколькими месяцами ранее она нашла место в центральной части штата Тамаулипас, где, по её мнению, находятся её близкие.

«После этого изменилось моё психическое состояние», — сказала она, показывая фотографии глубоких могил, где были захоронены обгоревшие останки, и некоторые были обмотаны колючей проволокой. По её словам, они нашли около тысячи зубов.

В Нуэво-Ларедолюди в перчатках просеивают грязь, отделяя кусочки костей: челюсти, черепа, позвонков.

Работа тяжёлая. Криминалисты расчищают кустарник, а затем копают. В некоторые дни температура держится около нуля, в другие — выше 38°C. Они одеты с ног до головы в белые защитные костюмы и находятся под постоянной охраной.

Расследование таких дел не безопасно, поэтому власти отделили функцию поиска от расследования — картели, похоже, меньше беспокоятся о тех, кто просто ищет кости, хотя всё, что они находят, в итоге может стать уликой в судебном расследовании. Каждый день до наступления сумерек их сопровождают в безопасное место, а на следующий день они возвращаются.

В 2010 году в Тамаулипасе прошла волна насилия со стороны картелей. Только в один день было убито 72 человека.

Педро Соса, директор судебно-медицинской службы штата, сказал, что их методы работы радикально изменились в 2018 году с созданием группы идентификации. Но этого недостаточно.

«Один судебный антрополог на весь штат не справится со всей этой работой».

На то, чтобы очистить, обработать и доставить в генетическую лабораторию останки из Нуэво-Ларедо, может уйти четыре месяца. Это может занять больше времени, если возникнет что-то срочное, как в январе прошлого года, когда около 20 человек, в основном мигранты, были сожжены недалеко от границы.

Даже если им удастся извлечь ДНК, идентификация не гарантирована, поскольку профиль будет сравниваться только с базой данных штата. Федеральной генетической базы данных до сих пор не существует.

Могут пройти годы, прежде чем даже негенетическая информация будет добавлена в одну из национальных баз данных. В 2020 году, по данным федерального аудитора, в этой системе было зарегистрировано всего 7600 пропавших без вести и 6500 умерших.

Хотя федеральный закон требует создания системы, в которой различные базы данных могли бы взаимодействовать, такой системы не существует, говорит Марлен Хербиг, представитель Международного комитета Красного Креста. Каждый штат или федеральная база данных отпечатков пальцев или генетических профилей подобна острову, несмотря на призывы построить мосты для их соединения.

Никто не может оценить, сколько денег необходимо и сколько лет может потребоваться, чтобы увидеть значительные результаты от усилий Мексики по поиску и идентификации исчезнувших людей.

По словам Хербиг, аналогичные усилия, предпринятые на острове Кипр, заняли 10 лет, чтобы идентифицировать останки 200 человек, пропавших без вести во время конфликта между Грецией и Турцией во второй половине прошлого века. А в Мексике пропавших без вести на много тысяч больше, чем на Кипре.

Анна Фёдорова — обозреватель и журналистка The Epoch Times, специализирующаяся на новостях и аналитике мировых событий. 

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА