Министр иностранных дел Индии Субраманьям Джайшанкар (справа) и госсекретарь США Энтони Блинкен проводят совместную пресс-конференцию в Джавахарлале Неру Бхаван в Нью-Дели 28 июля 2021 года. (Jonathan Ernst/POOL/AFP via Getty Images) | Epoch Times Россия
Министр иностранных дел Индии Субраманьям Джайшанкар (справа) и госсекретарь США Энтони Блинкен проводят совместную пресс-конференцию в Джавахарлале Неру Бхаван в Нью-Дели 28 июля 2021 года. (Jonathan Ernst/POOL/AFP via Getty Images)

Мирное сосуществование Индии с Китаем давно в прошлом: эксперт

Автор: 31.07.2021 Обновлено: 14.10.2021 12:58

Вашингтон и Нью-Дели углубляют свои отношения, поскольку обе страны сталкиваются с растущими угрозами, исходящими от всё более напористого Пекина.

Государственный секретарь США Энтони Блинкен встретился с министром иностранных дел Индии доктором С. Джайшанкаром и премьер-министром Нарендрой Моди в Нью-Дели 28 июля, чтобы обсудить «взаимодействие в Индо-Тихоокеанском регионе, общие интересы региональной безопасности и общие демократические ценности».

Хотя официальные лица не называли Пекин явным образом, но тема китайского режима была очевидной, поскольку обе стороны подчеркнули приверженность совместной работе по вопросам, от обороны до распространения вакцины против COVID-19.

Моди в твиттере, после встречи с Блинкеном, написал:

«Я приветствую твёрдую приверженность президента Байдена укреплению индийско-американских отношений. Стратегическое партнёрство, которое основано на наших общих демократических ценностях и является движущей силой глобального блага».

Амрита Джаш, научный сотрудник Индийского аналитического центра Centre for Land Warfare Studies (CLAWS) и автор книги «Концепция активной обороны в военной стратегии Китая China», сказала:

«Солидарность против усиливающихся угроз со стороны авторитарного Китая является причиной, связывающей США, Индию и другие страны в регионе и, за пределами региона».

Джаш в интервью The Epoch Times:

«После кровопролитного пограничного столкновения в долине Гальван в 2020 году между индийской и китайской армиями мирное сосуществование [между Индией и Китаем] давно закончилось».

Проверка решимости Индии

Индия и Китай имеют общую спорную границу протяжённостью около 3 400 километров (2100 миль), известную как «Линия фактического контроля» (ЛФК), и Китай «постоянно пытается проверить решимость Индии и провоцирует» на ЛФК, сказала Джаш.

Индия и Китай вели многомесячную пограничную войну в 1962 году, и хотя с тех пор напряжённость вдоль ЛАК сохраняется, но за последние несколько лет она заметно возросла. Противостояние между Индией и Китаем произошло в 2017 году в Докламе — недалеко от пересечения спорных границ Индии, Китая и Бутана — и в июне 2020 года в долине Галван произошла кровопролитная стычка с применением дубин и другого оружия «каменного века». Вдоль границы Индии с Китаем в восточном регионе Ладакх.

Противостояние в Докламе в 2017 году началось с того, что Китай попытался изменить статус-кво в районе ЛАК, расширив существующую дорогу на спорной территории, на которую также претендует сосед и союзник Индии, Королевство Бутан, государство в Гималаях, не имеющее выхода к морю, с населением менее одного миллиона человек. Индийские войска выступили на стороне Бутана, чтобы остановить расширение дороги, и после более чем месячного боя индийские и китайские войска отошли на прежние позиции. «Индия выстояла», в противостоянии в Докламе, — сказала Джаш.

В июне 2020 года индийско-китайские отношения достигли нового накала, когда в долине Галван в районе ЛАК произошло жестокое столкновение, в результате которого погибли по меньшей мере 20 индийских солдат и неизвестное количество китайских солдат.

Индия и Китай официально договорились, что солдатам обеих сторон не разрешается использовать огнестрельное оружие во время противостояния вдоль ЛАК. Но во время стычки в 2020 году китайские солдаты использовали заготовленное ими оружие «каменного века», в том числе металлические дубинки, обмотанные колючей проволокой, и дубинки, утыканные гвоздями.

Джаш сказала, что совершенно очевидно, что провокатором является Китай. Использование оружия китайским режимом нарушило все протоколы между Индией и Китаем вдоль ЛАК.

В своей книге Джаш пишет:

«Поведение Китая вдоль индийско-китайской границы… соответствует его стратегии „нарезания салями“, как это видно на примере [Южно-Китайского] моря, когда Китай вторгается и берёт под свой контроль спорные территории… Повторные акты нарушения со стороны Китая можно отнести к его политике bit-by-bit (по кусочкам) по обеспечению своих претензий, что является методом всё более и более проверять решимость Индии».

«Однако Индия твёрдо противостоит испытаниям и вторжениям Китая».

«То, как Китай постоянно пытается изменить статус-кво, вызывает беспокойство. Но учитывая нынешнюю ситуацию… никто не отдаст им ни пяди земли».

«Что может дать Китай?»

Джаш сказала, что, в то время как авторитарный Китай пытается проецировать силу вдоль индийско-китайской границы, он сталкивается с серьёзными внутренними и внешними проблемами, которые в корне угрожают однопартийному правлению Коммунистической партии Китая (КПК).

«Китай беспокоят во всех регионах. [В] Южно-Китайском море, Восточно-Китайском море, [вдоль] индийско-китайской границы».

Внутренние проблемы включают замедление экономического роста и повсеместное сопротивление правлению КПК в Тибете, Синьцзяне и Гонконге. Между тем внешние проблемы включают всеобъемлющую экономическую и военную напряжённость с либеральными демократиями по всему миру, включая США, Индию, Японию и Тайвань, а также со странами, которые стали жертвами разорительных долгов из-за участия в масштабном инфраструктурном инвестиционном проекте Пекина «Один пояс, один путь».

Джаш пишет в своей книги:

«Экономический рост [Китая] замедлился. Его идея китайской модели провалилась, а программа „Один пояс — один путь“ привела к большим долговым ловушкам».

«Итак, где же источник вдохновения? Теперь, когда вы знаете истории Синьцзяна и Тибета, какое вдохновение можно почерпнуть? „Свобода“ — здесь ключевое слово. Именно здесь вся история Китая проваливается… [Китайское] правительство пытается узаконить весь свой политический аппарат в рамках Коммунистической партии [с помощью] кампаний патриотического воспитания, а теперь [с помощью] экономики, но [надолго ли]?»

Джаш указывает на тоталитарное управление, в рамках которого китайский лидер Си Цзиньпин руководит страной, как на главный фактор, способствующий быстрому накоплению проблем.

«Мы видели это при Мао. Всякий раз, когда в Китае господствует один человек, это приводит к серьёзным последствиям. При Мао мы увидели, что „Великий скачок вперёд“ привёл к голоду [и] „культурной революции“. Сейчас, при Си Цзиньпине, мы наблюдаем… его усиление власти, … что автоматически приведёт к ещё большему сопротивлению и недовольству».

Автор также описала фундаментальные проблемы национального характера Китая при КПК. Об этом свидетельствует то, что скрытие режимом распространения пандемии COVID-19 по всему миру из Ухани, а также сообщение в социальных сетях в мае влиятельного органа КПК, высмеивающее борьбу Индии с новым вариантом коронавируса.

«Это говорит о характере самого Китая, который стремится стать сверхдержавой. Тогда у вас также должны быть определённые характеристики того, что вы можете предложить миру… [Соединённые Штаты], что они дали? Они дали свободу, идею либерализма или свободы… Китай не может дать нам свободу, так что же может дать Китай?»

Ссылаясь на численность населения Индии, составляющую почти 1,4 миллиарда человек, её военное присутствие в регионе и её статус крупнейшей демократии в мире, Джаш сказала, что Индия является серьёзным препятствием, стоящим на пути сверхдержавных устремлений Китая.

«Когда вы говорите об Азии, какая страна выступает камнем преткновения на пути к возвышению Китая? Это Индия».

«Четвёрка» (The Quad)

Джаш сказала, что отношения Индии с Соединёнными Штатами «со временем только укрепились», сославшись на «четыре основополагающих соглашения» между США и Индией, заключённые с 2002 по 2020 год, которые касаются таких областей, как защита военной информации, совместного использования военной логистики, безопасности связи, а также предоставление информации о целях и навигации.

Ещё одним важным фактором, способствующим развитию американо-индийским отношениям, по словам Джаш, является четырёхсторонний диалог по вопросам безопасности, или «четвёрка», между США, Индией, Японией и Австралией, которые выступают за демократические ценности и «открытый и свободный Тихоокеанский регион». Она сказала, что после пандемии COVID-19 «Четвёрка набрала обороты, как никогда раньше», и что «мы наблюдаем больший наклон стран Великобритании, Канады, Франции, Германии, которые постепенно склоняются к Индо-Тихоокеанскому видению».

Джаш противопоставила доминирующее присутствие Индии в Индийском океане с приобретением Пекином порта Гвадар в Пакистане в рамках инициативы «Один пояс — один путь», а также с арендой Китаем на 99 лет порта Хамбантота в Шри-Ланке. Аренда была приобретена в 2017 году, когда правительство Шри-Ланки было не в состоянии выплачивать китайские кредиты, которые помогли построить порт, что вызвало критику в адрес Пекина в том, что он занимается «дипломатией долговой ловушки».

Джаш сказала:

«Индия является главным действующим лицом в Индийском океане, в отличие от Китая, [который] пытается проникнуть в Индийский океан».

Адам Майкл Молон

Источник: The Epoch Times

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА