Профессор Клаус-Дитер Застров. (Фото предоставлено Клаусом-Дитером Застровом) | Epoch Times Россия
Профессор Клаус-Дитер Застров. (Фото предоставлено Клаусом-Дитером Застровом)

«Всякая тактика запугивания» — бывший руководитель STIKO об ошибках вакцинации, реанимационных койках, показателях заболеваемости

Всегда говорилось, что четвёртая фаза клинических испытаний отсутствует. Это означает, что вакцина должна быть опробована в больших масштабах
Автор: 21.01.2022 Обновлено: 21.01.2022 12:06
Расплывчатые данные, ложные утверждения. Для гигиениста и бывшего руководителя STIKO*, профессора доктора Клауса-Дитера Застрова, сообщения об увеличении объёмов инфицирования коронавирусом уже давно перестали иметь что-либо общее с серьёзной отчётностью.

По его мнению, бустерные прививки также служат лишь для того, чтобы привить людям оставшуюся вакцину.

В Германии растёт инфицирование коронавирусом, уровень вакцинации приближается к 70%; среди людей старше 60 лет вакцинацию прошли даже более 85%. Несмотря на это, сообщения о высоком уровне заболеваемости и перегруженности отделений интенсивной терапии шокируют общественность. The Epoch Times поговорила с профессором Др. Клаусом-Дитером Застровом о текущей ситуации с коронавирусом.

Бывший глава STIKO не может понять нынешнего запугивания. Для него очевидно, что вакцина работает. Однако существуют и ошибки, которые происходят во время вакцинации и которые могут объяснить сложившуюся ситуацию.

Epoch Times: Профессор Застров, что вы можете сказать о текущей ситуации в отделениях интенсивной терапии?

Клаус-Дитер Застров: Эта тревога о том, что отделения интенсивной терапии постепенно закрываются повсеместно, определенно не соответствует действительности. Я спрашивал [15 ноября] в наших клиниках в Берлине, Баварии, Тюрингии и Потсдаме. В одной из клиник 1100 коек и двенадцать коек интенсивной терапии; шесть из них были заняты больными коронавирусом — три были на вентиляции, три — нет.

Трое пациентов, которые не находились на искусственной вентиляции лёгких (ИВЛ), не должны были находиться в отделении интенсивной терапии. Другими словами: ещё были свободные койки, и три из занятых коек можно было бы освободить, переведя пациентов в обычную палату. Даже если количество пациентов в реанимации удвоилось, место всё равно бы осталось.

В клиниках Vivantes на момент моего звонка, из 126 коек интенсивной терапии было занято 98, из них 20 — пациентами с коронавирусом. Ведь есть и другие люди, которые находятся в реанимации, например, после операции. Таким образом, доля пациентов с коронавирусом относительно невелика.

Однако в некоторых случаях койки просто закрывали, так как не было медперсонала. Поэтому, когда «Hart aber Fair» сообщает, что отделения интенсивной терапии переполнены пациентами с коронавирусом, это чистая выдумка! И откуда я это знаю?

Потому что я напрямую спросил людей в клиниках, с которыми работаю уже 20 лет! Разговоры о том, что невакцинированные люди не должны больше лечиться в больницах, также являются чистым запугиванием.

Epoch Times: И как тогда, с вашей точки зрения, следует классифицировать растущие показатели заболеваемости?

Клаус-Дитер Застров: Население, вероятно, представляет себе, что если в Институт Роберта Коха поступит сообщение о 30 тыс. новых инфекций, то 30 тыс. людей побегут в больницу, и в результате больницы будут переполнены. Это, конечно, нонсенс. Эти 30 тыс. человек — просто люди, у которых тест на коронавирус оказался положительным. Это могут быть люди, у которых даже нет кашля, но они щебечут как заведённые. Это случаи, о которых было сообщено в департамент здравоохранения, потому что у этих людей были положительные анализы. Имеют ли они симптомы заболевания, совершенно неважно.

Положительный тест просто означает, что коронавирусы были обнаружены в горле. Это могут быть живые, т. е. заразные вирусные частицы, но они могут так же легко давно уже погибнуть/инактивироваться, так что человек больше не заразен. Последнее относится к тем, кто был вакцинирован, и к тем, кто выздоровел (перенёс инфекцию).

Если всегда говорят, что вакцинированные люди могут заразить других, то я не знаю, откуда это взялось. Полезной литературы, подтверждающей это, не существует. Это выдумка! Если кто-то вакцинирован, то он больше не заразен. Всё остальное делает вакцинацию бессмысленной. Так было всегда. Поэтому положительный тест ПЦР у вакцинированного человека может означать только то, что были обнаружены мёртвые вирусы, поскольку наша иммунная система инактивировала патогены.

Сейчас, однако, также неоднократно утверждается, что вакцинированные люди заразны. Проблема с этой историей заключается в том, что политики, однажды сказав глупость, уже не могут так легко из неё выбраться. Я не знаю, почему они распространяют такую чушь. Сначала они говорят всем делать прививки. Теперь они говорят, что даже привитые люди могут распространять вирус. Так почему же люди должны проходить вакцинацию? Тогда политикам не нужно удивляться тому, что скептики вакцинации не делают прививок.

Смысл вакцинации заключается в том, чтобы предотвратить заболевание. Мы прививаем миллионы детей от кори, паротита и краснухи, чтобы они не заболели ими. Никогда не стоял вопрос только о предотвращении тяжёлых течений.

Epoch Times: Когда вы говорите, что ПЦР-тесты также выявляют инактивированные вирусы у привитых людей, не может ли быть то же самое и у непривитых людей?

Клаус-Дитер Застров: Это верно. Тест ПЦР не различает мёртвые и инфекционно-активные вирусы.

Epoch Times: Тогда мы возвращаемся к фундаментальной проблеме — у нас нет надлежащих данных, с помощью которых мы могли бы определить распространение вируса вообще. Итак, если вы говорите, что вакцинация помогает от коронавирусной болезни, то какую роль играют привитые в нагрузке на реанимационные койки?

Клаус-Дитер Застров: Не играют никакой роли. Вакцинированные разгружают отделения интенсивной терапии Это около 60 миллионов граждан по сравнению с предыдущим годом. Потому что, если они привиты, их ни в коем случае не переведут в реанимацию с коронавирусным заболеванием.

Epoch Times: В то же время, известно, что привитые с коронавирусной инфекцией лечатся в отделениях интенсивной терапии. Как это должно быть классифицировано?

Клаус-Дитер Застров: Это единичные случаи, в которых вакцинация, возможно, не оказала достаточного эффекта. У таких людей не будет тяжёлого течения болезни, и им не нужна вентиляция лёгких. Это означает, что они не подлежат интенсивной терапии! Или же это так называемые неудачные вакцинации. Кстати, это происходит со всеми прививками. Вы также найдёте людей, которые заболевают корью, несмотря на то, что были привиты против этой болезни.

Причина может заключаться в том, что при вакцинации была допущена ошибка. Самая распространённая ошибка, которую я могу назвать, — это количество дозы вакцины. При вакцинации из одной ампулы необходимо сделать шесть-семь прививок. Если вакцина набирается не точно, но всегда очень плотно, так, чтобы её оставалось достаточно для седьмой дозы, возможно, что все семь вакцинированных получили слишком мало вакцины, или только седьмой вакцинированный получил слишком мало. Никто не скажет пациенту, который хочет пройти вакцинацию:

«Извините, у нас не осталось достаточно вакцины».

В любом случае, этот источник ошибок в центрах и практике вакцинации существует. Но возможностей для ошибки ещё больше.

С самого начала пандемии данные для оценки ситуации с коронавирусом были совершенно недостаточными. Я думаю, что их держат в серой зоне, так что, возможно, в итоге можно будет реализовать карантин через чёрный ход. В любом случае, нас не наводняют легионы больных коронавирусом, как сообщают СМИ.

Так называемые ошибки в вакцинации, также составляют всего 0,2%. С моей точки зрения, вакцинация работает превосходно. Я не понимаю, почему сейчас говорят о вакцинации. Они вырывают ковёр из-под собственных ног. Если бы я был административным судьёй, я бы сказал:

«Нельзя принять закон о том, что все должны быть вакцинированы против их воли, и в то же время говорить, что вакцинация не работает так, как мы думали. Значит, я должен сделать прививку и подвергнуться риску получить какой-то побочный эффект, так что у меня может сохраниться некоторый ущерб, но при этом не буду защищён от коронавируса?».

Я могу призывать к обязательной вакцинации, только если знаю, что вакцина помогает в 99,9% случаев. Люди, прошедшие вакцинацию, защищены от коронавируса. Если кто-то говорит обратное, значит, он действительно не имеет ни малейшего представления. Если привитые сейчас люди боятся заразиться, они могут продолжать носить маски или, например, полоскать рот и горло дезинфицирующим средством, которое я рекомендовал более года назад.

Я неоднократно указывал на необходимость дезинфекции ротовой полости и в письмах к канцлеру. Этот простой метод был подавлен нашими политиками, и это невероятный скандал, подобно тому, как те же самые люди в течение четырёх месяцев отрицали смысл защиты рта и носа! Поэтому существует несколько способов защитить себя от вируса, даже для невакцинированных.

Epoch Times: А как насчёт выздоровевших?

Клаус-Дитер Застров: Это тоже шутка, что выздоровевших нужно вакцинировать. Если вы переболели, у вас появляется пожизненный иммунитет. И вреда не приносит. Любой, кто был вакцинирован, имеет полную защиту от вакцинации. Ревакцинация ему тоже не нужна.

Почему организм не реагирует на вакцинацию, согласно учебнику, может иметь разные причины.

Например, может быть, что пациент принимал иммунодепрессанты, такие как кортизон или цитостатики. Возможно, это также связано с неправильной дозировкой. Но с коронавирусом, нет ни одного исследования, в котором рассматривались бы причины, по которым вакцинация не сработала у людей. Если бы вы разобрались в этом вопросе, то обнаружили бы, что некоторые пациенты не способны вырабатывать достаточное количество антител. Вы не видите ничего подобного на лице пациента. При уровне неудач в 0,2%, на каждые 56 млн человек приходится около 112 тыс. неудачных вакцинаций. Но они не играют никакой роли в эпидемической ситуации.

Epoch Times: Значит ли это, что вы не хотите сделать ревакцинацию?

Клаус-Дитер Застров: Мне дважды делали прививки, а затем проводили тест на антитела. Пока не существует реальных пороговых показателей, когда речь идёт о защите от вакцинации, но мои показатели находятся в диапазоне, где можно предположить достаточную защиту.

Пусть люди делают тройную вакцинацию, если хотят.

На мой взгляд, ревакцинация является излишней. Но это способ избавиться от вакцины, которая предназначалась для 14 млн невакцинированных.

Epoch Times: А как вы относитесь к вакцинации детей? В преддверии вакцинации было зарегистрировано лишь очень мало тяжёлых случаев, но было много тяжёлых побочных реакций.

Клаус-Дитер Застров: Если бы это был мой ребёнок, я бы сделал ему прививку. Но это абсолютное решение в каждом конкретном случае. В Германии за рекомендации по вакцинации отвечает Постоянная комиссия по вакцинации (STIKO).

Кроме того, многие учёные, которые сегодня громко выступают против прививок в политике, практически не имеют представления о вакцинах и прививках, большинство из них даже не являются врачами.

Физики, математики, статистики и биологи, которые никогда не лечили человека, любят представляться вирусологами. Это люди, которые сидят на ток-шоу и говорят глупости, которые полностью сбивают людей с толку. Они не имеют никакого представления о человеческой медицине и вакцинации.

Epoch Times: Срок действия условного разрешения на вакцину от Covid-19 истёк в конце 2021 года. Как это может продолжаться?

Клаус-Дитер Застров: Одобрение будет продлено. Всегда говорилось, что четвёртая фаза клинических испытаний отсутствует. Это означает, что вакцина должна быть опробована в больших масштабах. Сейчас мы уже сделали это с более чем 60 миллионами.

Коронавирусная болезнь у вакцинированных людей встречается очень редко. Даже если о побочных эффектах и сообщалось, они встречаются относительно редко. Поэтому люди не падали как мухи, что было бы необходимо для отказа в одобрении или прекращения испытаний.

Профессор д-р Клаус-Дитер Застров — заведующий гигиеническим отделением Потсдамской клиники Эрнста фон Бергмана. Ранее он возглавлял институты гигиены клиник REGIOMED, клиники Vivantes в Берлине и больницы Гумбольдта Берлин-Райникендорф. С 1987 по 1995 год он был управляющим директором STIKO, а с 1985 по 1987 год — консультантом по эпидемическим вопросам сенатора по здравоохранению и социальным вопросам в Берлине.

* STIKO — Постоянная комиссия по вакцинации в Германии

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА