Жилые здания заблокированы в районе Пудун, Шанхай, Китай, 22 марта 2022 года. В Шанхае наблюдается всплеск covid-19 Omicron. Фото: Robert Way/Shutterstock | Epoch Times Россия
Жилые здания заблокированы в районе Пудун, Шанхай, Китай, 22 марта 2022 года. В Шанхае наблюдается всплеск covid-19 Omicron. Фото: Robert Way/Shutterstock

Китайская модель разваливается в Шанхае

Сегодня жители Шанхая неделями страдают от карантина, нехватки продовольствия и строгого карантина здоровых людей
Автор: 23.04.2022 Обновлено: 23.04.2022 09:21
В конце холодной войны теория конца истории заключалась в том, что каждая страна в мире, желающая процветания и прогресса, обязательно должна будет принять как экономическую свободу, так и политическую демократию. У вас не может быть одного без другого, гласила теория. Это было неизбежно.

Мир ждал, что Китай пойдёт в направлении Восточной Европы и многих других стран.

Этого не произошло. Несмотря на либерализацию экономических реформ, коммунистическая партия (КПК) сохраняла жёсткий политический контроль в течение последующих десятилетий. И всё же экономика Китая росла и росла. Это породило новую теорию: возможно, наиболее успешные страны будут поощрять экономический либерализм, обеспечивая при этом жёсткий политический контроль, тем самым избавляясь от неэффективных сторон демократии.

В Китае, казалось, всё шло своим чередом.

Теперь у нас есть доказательства того, что не так с однопартийным государством с могущественным главой исполнительной власти. Это работает до определенной поры. То, что перестало работать в Китае, нельзя было ожидать много лет назад. Коммунистическая партия Китая (КПК) считала, что решила проблему, связанную с эпидемией, путём лишения людей свободы.

Сегодня жители Шанхая неделями страдают от карантина, нехватки продовольствия и строгого карантина здоровых людей, и всё это в интересах искоренения вируса, который, как наконец понял остальной мир, должен стать эндемичным. Даже Фаучи сейчас это признаёт (после двух лет призывов к введению новых ограничений).

А в Китае детей забирают у родителей, домашних животных с положительным тестом отстреливают, люди кричат с небоскребов, а еда гниёт на складах, даже несмотря на то, что люди голодают. В Интернете есть видеозаписи разграблений магазинов. В воздухе витают разговоры о революции.

Никогда не забывайте: Китай был родиной карантинных мер. Глава Всемирной организации здравоохранения высоко оценил карантин в Ухане в начале 2020 года. В одном письме, датированном январём 2020 года, ВОЗ поздравила Китай и призвала страну «усилить меры общественного здравоохранения для сдерживания текущей вспышки». Генеральный директор Тедрос Аданом Гебреисус далее подчеркнул этот момент в твиттере, написав:

«Во многих отношениях Китай фактически устанавливает новый стандарт реагирования на вспышку эпидемии».

Нил Фергюсон из Имперского колледжа сделал такое же заявление.

«Мы сказали, что это коммунистическое однопартийное государство. Мы думали, что это не сойдет нам с рук в Европе… А потом это сделала Италия. И мы поняли, что можем это сделать».

И так Китай стал образцом для всего мира: Ухань, Северная Италия, Соединённые Штаты, Великобритания, а затем все, кроме горстки стран мира, последовали этой парадигме карантина.

По сей день Си Цзиньпин, несомненно, наслаждается теплом этой пылкой похвалы. Это выставило на всеобщее обозрение политическое мастерство Китая. Пока я пишу, Yahoo сообщает о Шанхае:

«Президент Китая Си Цзиньпин в пятницу высоко оценил „проверенную“ стратегию нулевого Covid, несмотря на то, что власти Шанхая подготовили почти 130 тыс. коек для пациентов с Covid-19 на фоне растущего числа случаев заболевания и увеличивающегося общественного гнева».

Мы можем только интуитивно догадываться о том, что там происходит. Для Си карантин был его величайшим триумфом. Казалось, изоляция сработала два года назад. Си заслужил аплодисменты во всём мире, и весь мир последовал его примеру. Возможно, это наполнило его и КПК чувством невероятной гордости и уверенности. Они сделали это правильным, и остальной мир скопировал эту идею, не применяя статью карантина так же безусловно, как Китай.

В конце концов правительства могут убедить себя в своей собственной пропаганде. Похоже, именно это здесь и произошло. Эта иллюзия помешала Си Цзиньпину и КПК заметить то, что должно было быть очевидным любому, кто хоть немного разбирается в вирусах, подобных этому: в функционирующем обществе и на рынке он будет распространяться, несмотря ни на что. Как постоянно напоминал нам Винай Прасад, каждый заболеет COVID. И через это мы, наконец, преодолеем пандемию.

То, что произошло сейчас в Китае, так же предсказуемо, как провал «нулевого COVID» в Австралии и Новой Зеландии.

Это означает, что случаи заболевания в Китае и близко не прекращаются. Они распространятся на каждый город, каждый населенный пункт, каждую сельскую местность, пока не заразится огромное количество из 1,4 миллиарда человек. Это может означать длительные карантины на долгие годы, которые неизбежно повлекут за собой ущерб и политическую нестабильность. Это, несомненно, окажет серьёзное влияние на экономический рост и, возможно, на доверие к самой КПК.

КПК совершила серьёзную ошибку. В большинстве мест в мире так и было. В Соединённых Штатах не было так ужасно как в Шанхае, но это вопрос степени, потому что теория была опробована и здесь. В политических демократиях политики и бюрократы в основном пытались смягчить свои грубые ошибки, придумывая оправдания. Многие хотят, чтобы все просто забыли всю эту катастрофу.

Произойдет ли это в Китае? Проблема заключается в невероятном значении карантина для предполагаемых достижений Китая за последние два года. До тех пор, пока в Пекине есть влиятельные люди, которые искренне верят, что карантин — это путь вперед, и пока нет оппозиционной партии, которая придерживалась бы другой точки зрения, это, вероятно, будет продолжаться, поднимая вопросы о политическом и экономическом будущем этой страны.

Волшебное сочетание политической и экономической свободы оказалось не концом истории. Но диктатура в китайском стиле — это тоже не конец, просто потому, что она не содержит оперативного механизма для исправления вопиющих ошибок. Что спасло Соединённые Штаты от карантинного террора, так это политический плюрализм и федерализм; Китай не институционализировал ни то, ни другое. Таким образом, интеллектуальная ошибка приводит к вопиюще аморальным результатам.

Карантин нигде не является решением проблемы распространения патогенов, вопреки заверениям ВОЗ или известных учёных в Великобритании или Соединённых Штатах. Когда правительства всего мира попытались доказать свою компетентность, объявив войну клеточной биологии, они, наконец, встретили достойного противника. Каким бы могущественным ни было государство, есть силы природы, которые всегда перехитрят его.

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнением автора и не обязательно отражают взгляды The Epoch Times.

Джеффри Такер — основатель и президент Института Браунстоуна (BrownstoneInstitute). Он является автором пяти книг, в том числе «Правый коллективизм: другая угроза свободе».

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА