Пустые полки в супермаркете в Ухане, в центральной китайской провинции Хубэй, 2 августа 2021 г. (STR/AFP via Getty Images)
 | Epoch Times Россия
Пустые полки в супермаркете в Ухане, в центральной китайской провинции Хубэй, 2 августа 2021 г. (STR/AFP via Getty Images)

Недавняя продовольственная паника в Китае говорит о многом

Некорректное сообщение властей превратило дома китайцев в склады припасов
Автор: 20.11.2021 Обновлено: 20.11.2021 09:52

Китайский лидер Си Цзиньпин, похоже, работает без передышки. В этом году ему пришлось столкнуться с кризисом застройщика Evergrande и с избытком недвижимости в целом, с новой вспышкой инфекции COVID-19 и спорадической нехваткой электроэнергии по всей стране. А недавно Пекин охватила ещё и продовольственная паника.

Похоже, что некорректное сообщение правительства вызвало страх у китайцев перед дефицитом продуктов и товаров и привело к неизбежному накоплению запасов.

Властям пришлось отозвать своё распоряжение, что является достаточно редким событием для Китая. Понятно, что после пандемических блокировок и карантинов китайцы насторожены. Однако склонность к панике говорит о чём-то более фундаментальном — китайский народ, хотя бы интуитивно, хорошо понимает слабые стороны централизованного управления экономикой.

Последовательность событий достаточно проста. Власти, без сомнения, случайно создали паническую обстановку в обществе. Ранее Си Цзиньпин призвал избегать нерационального использования продовольствия. Он включил в 14-й пятилетний план первое со времён Мао Цзэдуна упоминание о целевых показателях производства зерна.

Это уже должно было насторожить людей. Затем Си начал подчёркивать необходимость для Китая стать самодостаточным в производстве зерна, говоря, что «чаша с рисом тверда в руках Китая».

Паника

Министерство торговли несколько недель назад объявило, что людям лучше запастись предметами первой необходимости, чтобы подготовиться к повторным закрытиям и карантинам в случае обнаружения новых случаев инфекция COVID-19. Почти сразу же население охватила паника.

Пожилые люди вспомнили о великом голоде 1958-1962 года и бросились запасаться продуктами. В продуктовых магазинах образовались длинные очереди, продукты быстро заканчивались. Паника отразилась и на ценах.

Пекин предпринял все возможные меры, чтобы справиться с ситуацией. Министерство отменило свои рекомендации по накоплению запасов, а все государственные учреждения опубликовали информацию о том, что запасов продовольствия в Китае более чем достаточно.

Новостные издания опубликовали статистические данные о том, сколько земли в Китае обрабатывается и как со временем увеличилось сельскохозяйственное производство.

Правительство объяснило, что сосредоточилось на основных культурах — пшенице и рисе. Это позволило Китаю сократить импорт пшеницы примерно на 40% и превратить Китай в экспортёра риса. Населению также объяснили, что импорт соевых бобов и кукурузы просто дополняет внутреннее производство, их запасов также достаточно.

Ошибки планирования

Ситуация успокоилась, но если сообщение правительства вызвало такую панику у населения, то это говорит о чём-то более фундаментальном. Помимо страха, порождённого тяготами карантинов и закрытых помещений, склонность к панике также свидетельствует об общей настороженности в отношении надёжности государственного планирования.

Проблема в том, что централизованная система принимает решения для всей экономики. Ошибки часто приводят к большим растратам и неправильному распределению ресурсов. Примером этому стала жилищная политика.

Что бы ни говорили сейчас китайские власти о чрезмерной задолженности и необходимой умеренности, политика в течение многих лет делала упор на жилищное строительство.

Провинциальные и местные органы власти долгое время активно сотрудничали с застройщиками. Теперь становится очевидным, что проблема в секторе недвижимости обусловлена серьёзными просчётами не только в отношении количества необходимого жилья, но и выделенных районов под застройки.

По последним данным, около 20% жилья в стране пустует. В течение многих лет экономика расходовала огромные капитальные и людские ресурсы без какой-либо практической цели и уж точно не на благо китайского народа.

Учитывая это и другие ошибки, в частности, строительство высокоскоростных железнодорожных линий в никуда, легко понять, почему многие китайцы после сообщения правительства подумали о худшем и восприняли директиву властей запасаться продовольствием, как ещё одну ошибку Пекина.

Рыночная экономика

Конечно, рыночная экономика тоже допускает ошибки и часто страдает от расточительства. Но поскольку принятие решений на рынках децентрализовано, ошибки происходят на уровне фирмы, реже на национальном уровне, и поэтому редко достигают таких масштабов, как в централизованной системе.

Кроме того, информация об изменении цен и корректировка ошибок поступает раньше, чем в централизованной системе, где плановики часто не знают о проблемах, пока они не достигнут критических размеров. И даже тогда корректировки могут затянуться до составления плана на следующий год или даже пятилетку.

Хорошей иллюстрацией децентрализованной реакции рынка является сельское хозяйство Китая. Африканская чума уничтожила почти всё поголовье свиней в 2019 году. Планировщики внесли коррективы в план на следующий год. К счастью, мелкие китайские фермеры ещё не настолько интегрированы в планирование, как хотелось бы Пекину. Увидев резкий скачок цен на свинину в 2019 году, тысячи из них бросились выращивать свиней.

Таким образом, поголовье практически восстановилось ещё до начала планирования. В результате китайцы даже сейчас, в тяжёлый период продовольственной паники, остаются спокойными, зная, что свинины много.

Похоже, что продовольственная паника была всего лишь паникой. Все цифры и описания, предлагаемые для успокоения домохозяек, показывают, что огромное население Китая, насчитывающее 1,4 млрд человек, избежит голода.

Более интересным аспектом последних событий является готовность, с которой китайский народ предположил наихудший вариант развития событий. Эта реакция показывает, по крайней мере, интуитивное понимание людьми слабых мест в системе, на которую Пекин намерен полагаться больше, чем когда-либо со времён Мао.

Милтон Эзратипишущий редактор в The National Interest, филиале при Университете Буффало (SUNY), и главный экономист Vested, нью-йоркской коммуникационной фирмы. До прихода в Vested он работал главным рыночным стратегом и экономистом в Lord, Abbett & Co. Он также часто пишет для City Journal и ведёт блоги для Forbes. Его последняя книга — «Тридцать завтрашних дней: следующие три десятилетия глобализации, демографии и того, как мы будем жить».

Мнения, выраженные в этой статье, являются мнением автора и необязательно отражают точку зрения The Epoch Times.

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на editor@epochtimes.ru


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА