Демонстрация чипа на заводе в городе Наньтун провинции Цзянсу, Китай, 17 марта 2021 года. (STR/AFP via Getty Images)  | Epoch Times Россия
Демонстрация чипа на заводе в городе Наньтун провинции Цзянсу, Китай, 17 марта 2021 года. (STR/AFP via Getty Images)

Новая государственная инновационная стратегия Си Цзиньпина может обернуться катастрофой для Китая

Автор: 18.05.2022 Обновлено: 18.05.2022 08:33
Китай готовится перевернуть с ног на голову почти 40-летнюю стратегию промышленного развития.

С начала 1980-х годов подход Пекина к технологическому и промышленному прогрессу заключался в его импорте, главным образом, путём создания совместных предприятий с иностранными фирмами, которые предоставляли высокие технологии и стартапы. В конце концов, китайцы перепроектируют технологию и будут производить и экспортировать свои собственные конкурентоспособные продукты или услуги.

Примеров такого промышленного подхода множество: Huawei, Haier, Alibaba и COMAC (китайская коммерческая авиастроительная компания). Некоторые из этих предприятий оказались невероятно успешными, превратив Китай в ведущего субподрядчика и даже производителя оригинального оборудования.

Успех этой стратегии был обусловлен принятием глобализации и в целом политикой невмешательства со стороны центрального правительства Китая. Однако теперь, в соответствии со стилем правления Си Цзиньпина — «президент всего», Пекин собирается национализировать и централизовать подход страны к исследованиям и разработкам нового поколения.

Согласно недавней статье в The Economist, Си хочет построить «государство-инкубатор», в котором экономика «в значительной степени зависит от государственной поддержки» для руководства исследованиями и разработками нового поколения. Он хочет, чтобы правительство, а не частные инвесторы, решали и диктовали приоритеты и финансирование исследований и разработок.

В частности, Си Цзиньпин и коммунистическая партия Китая (КПК) настаивают на развитии технологий так называемой «четвёртой промышленной революции», таких как искусственный интеллект, робототехника, облачные вычисления и автоматизация, а также полупроводники и программное обеспечение.

В то же время Си Цзиньпин и КПК пытаются перенести высокотехнологичные исследования, разработки и производство из прибрежных городов во внутренние районы страны в соответствии с более масштабной кампанией Си по «общему процветанию» — перераспределению национального богатства с более богатого востока на более бедные внутренние районы. Он будет делать это, поощряя создание «лояльных кадров» из начинающих компаний, которые будут проводить государственную политику развития.

The Economist справедливо называет эту стратегию «весомой ставкой» на то, что Китай станет глобальным центром инноваций в течение следующего десятилетия. Это, безусловно, подход, сопряжённый с риском, особенно с учётом предыдущих неудачных попыток Китая предпринять идущие сверху, ориентированные на государство усилия в области инноваций и передового производства.

Китай, например, по-прежнему терпит неудачу в своих усилиях по разработке и производству высококачественных полупроводников, в частности микрочипов с технологическими узлами менее 5 нанометров. На самом деле существует огромный разрыв между современными китайскими чиповыми технологиями и мировым уровнем техники. В частности, Китаю было трудно преодолеть «7-нанометровую стену», то есть иметь возможность производить чипы ниже этого критического порога.

В сравнении, и Тайвань, и Южная Корея уже производят чипы размером всего 5 нанометров или меньше.

Кроме того, Китаю пришлось импортировать технологии и оборудование для производства пластин, и он так отчаянно нуждается в технологии производства полупроводников, что даже покупает бывшее в употреблении оборудование в Японии. В целом, большая часть местных технологий производства чипов в Китае устарела и устаревает, поскольку технологические достижения продолжают опережать возможности Китая.

Даже при наличии импортных технологий Китай едва ли может поставлять более 15% полупроводников, необходимых ему для своей высокотехнологичной инфраструктуры. Например, в 2020 году страна импортировала полупроводников на сумму более $300 млрд (≈20,25 трлн руб.), что больше, чем она потратила на импорт нефти. Китай стремится производить 70% своих собственных микрочипов к 2025 году, но вряд ли он достигнет этой цели.

Согласно недавнему отчёту Института Монтень, неспособность Китая производить высококачественные чипы «затруднит возможность Китая по-настоящему доминировать в цифровой революции, обеспечиваемой инфраструктурой 5G».

Коммерческая аэрокосмическая промышленность — ещё один сектор, в котором государственный подход Китая к инвестициям и инновациям привёл к далеко не блестящим результатам. Два крупнейших гражданских авиалайнера Китая, ARJ21 и C919, отстают от графика разработки на годы, и оба не смогли получить западный сертификат лётной годности. Скорее всего, ни один из них никогда не будет продаваться за пределами Китая.

Новый, идущий сверху, управляемый государством подход Си Цзиньпина к технологическим инновациям четвёртой промышленной революции в некоторых случаях может окупиться. The Economist отмечает явно успешные усилия таких компаний, как Baosight и Sangfor Technologies, которые предоставляют высокотехнологичные решения непосредственно центральному правительству, в отличие от «мягких технологий» потребительского интернет-сектора, таких как TikTok или Tencent. Эти фирмы либо напрямую принадлежат государству, либо тесно связаны с КПК.

Однако, чем больше государство контролирует инвестиции в программы исследований и разработок нового поколения, и чем больше оно напрямую выбирает «победителей и проигравших», тем больше шансов на расточительство, злоупотребления и просто неправильное принятие решений.

Во-первых, предоставление КПК большего контроля над экономикой приведёт к подавлению предпринимательства и иностранных инвестиций. Более того, это позволит ревностным партийным чиновникам вернуть себе власть над экономическими решениями, которые ранее были децентрализованы и приватизированы.

Прежде всего, партийные деятели КПК, вероятно, не являются лучшими судьями в том, куда следует направлять инвестиции в инновациях следующих поколений. В другой статье The Economist отмечает, что десятки тысяч фирм — все якобы находящиеся на переднем крае технологического развития четвёртой промышленной революции — поднялись в последние годы, но «многие из них являются мошенниками, которых терпят чиновники, стремящиеся достичь целей местного развития».

Подводя итог, в той же статье утверждается, что «технологическая отрасль, где стимулом являются субсидии и страх, и которая отделена от всё более глобализирующейся системы венчурного капитала, вероятно, останется за пределами инноваций».

Усугубляет эту проблему тот факт, что авторитарным правительствам, особенно тем, которые управляются всё более авторитарными диктатурами, такими как режим Си, как правило, трудно признать ошибки и изменить курс. Эта тенденция ещё больше ставит под угрозу мечту Китая стать мировым центром технологических инноваций четвёртой промышленной революции.

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнением автора и не обязательно отражают взгляды The Epoch Times.

Ричард А. Битцингер независимый аналитик по международной безопасности. Ранее он был старшим научным сотрудником Программы военных преобразований в Школе международных исследований имени С. Раджаратнама (RSIS) в Сингапуре.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА