Китайский лидер Си Цзиньпин выступает с речью во время празднования 100-летия основания Коммунистической партии Китая на площади Тяньаньмэнь в Пекине 1 июля 2021 года. (Wang Zhao/AFP via Getty Images)  | Epoch Times Россия
Китайский лидер Си Цзиньпин выступает с речью во время празднования 100-летия основания Коммунистической партии Китая на площади Тяньаньмэнь в Пекине 1 июля 2021 года. (Wang Zhao/AFP via Getty Images)

План Си Цзиньпина по перераспределению богатства беспокоит инвесторов

Китайских богачей попросят поделиться с обществом
Автор: 17.09.2021 Обновлено: 11.10.2021 21:08
Китайский лидер Си Цзиньпин назвал свою политическую теорию командной экономики основой для создания «великой современной социалистической страны, которая будет процветающей, сильной, демократической, культурно развитой, гармоничной и красивой».

В 2016 году, выступая перед бизнес-лидерами, Си Цзиньпин сказал, что помимо зарабатывания денег они должны любить родину и коммунистическую партию. Сейчас Си Цзиньпин завершает работу над системой, в которой компании будут служить интересам государства, участвуя в таких инициативах, как «Стратегия возрождения сельских районов» и «Один пояс — один путь». В свою очередь, государство будет поддерживать деятельность этих компаний в рамках партнёрства с разделением прибыли.

С приближением страны к государственному капитализму промышленная политика стала, похоже, основой новой экономики. Лидер компартии Китая расширяет роль государственных компаний, призывая центральное правительство усилить контроль над частным сектором и инвестициями, что позволит получить свою долю рынка госкомпаниям, производящим полупроводники и аккумуляторы для электроавтомобилей.

Также Си Цзиньпин поощряет создание большого числа компаний «смешанной собственности», в которых частные компании смогут покупать доли в государственных компаниях и наоборот. И хотя в этих заявлениях используются слова «партнёрство» и «сотрудничество», недавние изменения в политике Китая предполагают предпочтение государственного сектора над частным. Похоже, что это отмена политики экономической либерализации и приватизации Дэн Сяопина 1980-х годов, которая привела к китайскому экономическому чуду, превратив Китай, одну из беднейших стран мира, во вторую богатейшую страну.

По словам Си, данные меры принимаются для повышения самодостаточности страны и общего благосостояния страны. Его новое видение процветающего и более эгалитарного Китая означает, что те, кто добился экономического успеха, должны позаботиться о тех, кто в этом не преуспел. На заседании Центрального комитета компартии Китая по финансовым и экономическим вопросам китайские лидеры определили, что всеобщее процветание является ключом к завершению строительства современной социалистической страны. С этой целью планируется ужесточить правила в отношении групп людей с «чрезмерными» доходами, заставляя их возвращать деньги обществу.

Термин «всеобщее процветание» напоминает драконовскую экономическую политику, проводимую Мао Цзэдуном во время «Культурной революции». Экономическую политику Си также сравнивали с политикой Мао. В прошлом столетии Мао перераспределил богатства сельской элиты, землевладельцев и фермеров. Сегодня деньги будут отнимать у богатых предпринимателей и технологических гигантов, которых Си обвиняет в создании социально-экономических проблем, дестабилизирующих страну.

Дэн Сяопин также использовал термин «всеобщее процветание», когда открыл Китай для западных инвестиций. Основой его политики было позволить людям быстрее разбогатеть, что, в свою очередь, повысит уровень жизни каждого китайца.

Теперь же состоятельные люди будут делиться частью своего богатства. По словам Си Цзиньпина, данные меры стали необходимостью, поскольку число богатых людей в Китае превысило число обеспеченных людей в США, в то время как большая часть страны — западные и сельские районы — сильно отстают в экономическо-финансовом плане. Цель Си Цзиньпина — добиться всеохватывающей «социальной справедливости», вытянув больше людей из бедности и увеличив численность среднего класса. Конечно, такая политика окажет давление на богатых, поскольку ожидается введение налогов на имущество и наследство.

В качестве «полигона» для тестирования перераспределения богатства была выбрана провинция Чжэцзян с очень сильным неравенством в сфере доходов населения. Цель состоит в том, чтобы к 2025 году увеличить годовой доход на 45% — до ¥75 тыс., а также повысить уровень урбанизации провинции до 75%. С этой целью работникам предприятий было рекомендовано подписать коллективные договора, а самим компаниям увеличить денежные дивиденды акционерам. Кроме того, крупным корпорациям и состоятельным людям будут предоставлены налоговые льготы на благотворительные взносы.

Си Цзиньпин надеется реализовать свою идею «великого процветания и равенства» к 2049 году — 100-летию прихода компартии к власти в Китае. Но чтобы развеять все опасения по поводу репрессивной экономической политики, подобной той, что проводилась во время «Культурной революции», он объяснил, что намерен «разумно регулировать чрезмерно высокие доходы и поощрять богатых делиться своими накоплениями».

Финансовые аналитики ING полагают, что после таких заявлений налоговые ставки в Китае вскоре вырастут, включая подоходный налог, налог на имущество и корпоративные налоги. В последнее время Пекин ужесточил регулирование финансового сектора, игровых компаний, компании по вызову такси и частного образования. Это говорит о том, что китайский режим ужесточает контроль в экономической сфере, чтобы увеличить свои доходы. Подобная политика в долгосрочной перспективе необходима для того, чтобы обеспечить будущий рост Китая, которому угрожает увеличение неработающих активов, объём которых в 2020 году уже составлял ¥3,02 трлн ($466,9 млрд).

Такие меры тревожат инвесторов, поскольку это негативно скажется на прогнозируемой доходности их инвестиций. Например, недавний запрет на деятельность коммерческих образовательных компаний может оставить инвесторов «с носом». Они надеялись получить доход от инвестирования в свои частные репетиторские компании, чья ожидаемая прибыль была бы выше, чем доход, который они могли получить где-либо ещё. Теперь доходность может быть нулевой. Хуже того, инвесторам будет трудно продать свои акции, поскольку потенциальные покупатели также надеются получить с них прибыль.

Си Цзиньпин утверждает, что идёт на эти меры для защиты простых людей от эксплуатации крупным бизнесом. Но простые люди являются сотрудниками или даже инвесторами этих компаний и как таковые зависят от них в плане получения средств к существованию. Локдаун в связи с COVID-19, торговая война между Китаем и США и ряд других экономических и экологических факторов уже привели к тому, что безработица среди молодёжи достигла невиданного за многие годы уровня. Дальнейшее вмешательство в экономику и повышение налогов вряд ли решит эту проблему.

После того как в 1949 году коммунисты захватили власть в Китае, они сразу принялись очернять сторонников капиталистических взглядов, сажать в тюрьму, преследовать и даже убивать. В 1978 году под руководством Дэн Сяопина в Китае начались экономические реформы. Однако массовые убийства на площади Тяньаньмэнь в 1989 году показали, что, хотя Китай и начал «открываться» внешнему миру, существуют границы того, насколько далеко компартия готова зайти в своих уступках. Уже к 2001 году бизнесменов и предпринимателей обязали вступить в партию.

В своей речи, произнесённой в 2012 году, Си Цзиньпин сказал, что государству необходимо увеличить число партийных органов внутри частного бизнеса. Фактически это и стало началом ужесточения контроля над бизнесом, хотя частные компании являются движущей силой экономического роста. В 2013 году на частный сектор приходилось 75% всей экономической деятельности в стране.

Три года спустя Си потребовал от частных и от государственных компаний, чтобы они включили устав компартии в свой устав. Затем эта же политика была принята регулирующими органами по ценным бумагам, которые потребовали, чтобы компании включила партийные правила в кодексы корпоративного управления. В компаниях начали образовываться партийные комитеты, иногда председатель партийного комитета заседал в совете директоров. Опрос 2016 года показал, что 68% частных и 70% иностранных компаний имеют партийные комитеты в своём управлении. А некоторые провинции ставят перед собой цели создания партийных ячеек в 95% частных компаний. На сегодняшний день комитеты «серпа и молота» уже имеются в таких компаниях, как Walmart, L’Oréal, Walt Disney и Dow Chemicals.

Хотя с приходом к власти Си Цзиньпина Китай и стал богаче, но перешёл к более ортодоксальному коммунизму, при котором правительство играет большую роль в экономике. Выступая публично, главы крупных корпораций часто заявляют о своей приверженности партии в надежде избежать преследования. Исчезновение председателя страховой группы Anbang У Сяохуэя и последующий приговор к 18 годам тюремного заключения, а также казнь Лай Сяоминя, бывшего председателя China Huarong Asset Management, послужили предупреждением другим предпринимателям, которые не соответствуют ожиданиям партии.

Джек Ма, бизнесмен и основатель компании Alibaba, который никогда не придерживался партийной линии, как это делали другие бизнес-лидеры, однажды сказал:

«Любите правительство, но никогда не женитесь на нём».

Но похоже, что Джек Ма зашёл слишком далеко, когда обвинил китайских регуляторов в давлении на бизнес. Фамилия Ма на китайском означает «лошадь», и вскоре после этого партия заявила, что «обуздала» его. Первоначальное публичное размещение акций на бирже компании Ant Group было отменено, после чего регулирующие органы запустили процесс ликвидации компании. Джека Ма также отстранили от должности президента его элитной бизнес-школы Human University, и с тех пор предпринимателя на публике больше не видели. На момент написания этой статьи Джек Ма уже девять месяцев не появлялся на публике.

Новая политика Си Цзиньпина по перераспределению богатства напоминает о временах, когда у власти стоял Мао Цзэдун, когда богатые и предприниматели считались врагами народа. Похоже, что под руководством Си Китай движется к более жёсткой форме коммунизма, когда правительство напрямую управляет экономикой. С другой стороны, такую экономическую модель можно было бы назвать фашистской — это форма государственного капитализма, при которой крупнейшие и наиболее привилегированные компании остаются в частных руках, а государство забирает большую часть их прибыли, сохраняя жёсткий контроль над ними.

Антонио Грачеффо — доктор философских наук, провёл более 20 лет в Азии. Он выпускник Шанхайского университета спорта и имеет степень магистра делового администрирования Китая в Шанхайском университете Цзяотун. Антонио — профессор экономики и аналитик по Китаю, пишет для различных международных СМИ. Некоторые из его книг по Китаю включают «За границами программы „Один пояс — один путь“: глобальная экономическая экспансия Китая» и «Краткий курс китайской экономики».

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА