Сотрудники проверяют прибор во временной лаборатории «Огненный глаз», используемой для испытаний COVID-19, в выставочном центре в Нанкине в восточной китайской провинции Цзянсу 28 июля 2021 года. (STR/AFP via Getty Images) | Epoch Times Россия
Сотрудники проверяют прибор во временной лаборатории «Огненный глаз», используемой для испытаний COVID-19, в выставочном центре в Нанкине в восточной китайской провинции Цзянсу 28 июля 2021 года. (STR/AFP via Getty Images)

Реальные последствия COVID-19 носят психологический характер

Цель нагнетания страха перед китайским вирусом — психологический контроль
Автор: 25.10.2021 Обновлено: 03.11.2021 13:40
С тех пор как 31 декабря 2019 года Китай впервые сообщил Всемирной организации здравоохранения о случаях заболевания COVID-19 в городе Ухане провинции Хубэй, мир подвергся пропагандисткой бомбардировке со стороны государственных китайских СМИ и дипломатов, а также западных властей и их подхалимов в СМИ.

Сообщения распространялись единообразно и регулярно, и всё это без малейших научных и эпидемиологических доказательств, подтверждающих правомерность различных «директив здравоохранения».

Цель этого нарратива — заставить людей принять мнимые меры безопасности, навязанные органами здравоохранения и правительственными «экспертами», в обмен на личные свободы.

Основные антиковидные требования:

  • Носить маски везде, в том числе на улице (при этом игнорируется их малая эффективность, а также опасность их длительного ношения для детей).
  •  Повсюду применять социальное дистанцирование (требования к дистанцированию произвольные).
  •  Внедрять локдауны и полную изоляцию, чтобы «сгладить кривую роста заболеваемости».
  •  Продвигать вакцинацию, чтобы якобы остановить распространение коронавируса, несмотря на отсутствие юридических средств защиты от побочных эффектов и результатов долгосрочных испытаний на людях. Более того, Рошель Валенски, директор ЦКЗ США, заявила, что «вакцины больше не предотвращают распространение COVID».
  •  Вынуждать к вакцинации демографические группы, не входящие в группу риска, включая детей, у которых риск смерти от вируса практически нулевой.
  •  Подавлять естественный иммунитет вакцинами, в том числе вакцинировать даже тех, кто переболел вирусом и в результате имеет долговременные антитела.
  • Пресекать применение протоколов раннего лечения с использованием существующих терапевтических препаратов.
  • Удалять все публичные сообщения о побочных реакциях на вакцины.
  •  Настаивать на зоонозной (животной) теории происхождения вируса и любой ценой отрицать теорию утечки из лаборатории, несмотря на доказательства.
  • Высмеивать, стыдить и презирать всех и каждого, кто отклоняется от вышеупомянутой теории, особенно независимых врачей и медиков, которые успешно спасали жизни, используя протоколы, связанные с гидроксихлорохином, ивермектином, кверцетином, моноклональными антителами, азитромицином, цинком и другими лечебными препаратами.
  • И самое главное, пропагандировать и укреплять страх в сознании каждого, чтобы заставить следовать вышеупомянутым правилам.

Есть ли хоть какая-то разница между фейковыми сообщениями китайских СМИ, контролируемых государством, и сообщениями американских традиционных СМИ? Внимательные наблюдатели не заметят никакого отличия.

Но коммунистическая партия Китая идёт дальше в своих заявлениях, связанных с коронавирусом. Несмотря на всеобщее развенчание пунктов вышеприведённого нарратива СМИ, Министерство иностранных дел Китая ловко отрицает свою вирусную агитку:

«Распространение дезинформации об эпидемии действительно является распространением «политического вируса», — заявили в китайском Министерстве агентству «Ассошиэйтед Пресс». — Ложная информация — общий враг человечества, и Китай всегда выступал против создания и распространения ложной информации».

Эта фраза «ложная информация — общий враг человечества» является верхом лицемерия китайского режима, поскольку практически всё, что распространяют китайские государственные СМИ, является ложью.

Страх смерти — это основной психологический рычаг, используемый в информационной войне авторитарными правительствами во всём мире. Согласно данным Worldometers, по состоянию на 5 октября было зарегистрировано 4`819`544 смертельных случая, вызванных COVID-19.

Эти данные включают произвольно заниженную цифру в 4636 смертей в Китае, которая остаётся неизменной с мая 2020 года, что укрепило ложный нарратив о том, будто «власти Китая победили вирус».

Из-за целенаправленного искажения статистики по COVID-19 никто никогда не узнает истинного числа смертей, вызванных коронавирусом. Мы также никогда не узнаем, сколько людей можно было бы спасти, если бы при появлении первых симптомов им назначили лечение, а не придерживались поддерживающей терапии на последних стадиях заболевания, особенно с использованием ремдезивира, стероидов и механических респираторов.

Тем не менее существует множество доказательств эффективности ивермектина и других препаратов в лечении людей, особенно в Индии, заразившихся вирусом на ранних стадиях.

Психологическая война Пекина

Фейковые сообщения китайского режима являются элементом китайской стратегии «Трёх войн», которая включает одновременно психологические, медийные и юридические составляющие. Эта стратегия была официально «одобрена ЦК КПК и Центральной военной комиссией в 2003 году». Во время пандемии слишком много внимания уделялось медийной составляющей, в то время как реальная опасность была связана с психологической войной китайского режима.

Агитационные цели СМИ достаточно очевидны: снять вину за вирус с Китая, продвигать китайский альтруизм и великодушие (поставки медикаментов за скромную прибыль), создать иллюзию, что Китай «решил проблему вируса», требовать многостороннего сотрудничества под руководством Китая для борьбы с вирусом по всему миру, «делать прививки» и т. д.

Психологические цели очень изящно скрыты. Ключевым элементом психологической войны является деморализация лиц, принимающих решения, и особенно целевых групп населения.

Страх смерти, экономическая блокада, «новая норма» — маски и социальное дистанцирование до бесконечности, переход от «двух доз вакцины» к регулярной ревакцинации, а также произвольные авторитарные меры, которые внедрялись и изменялись по воле случая в течение долгого времени. Все эти меры сильно давят на коллективную психику людей.

Деморализация населения мира способствует агрессивным действиям Китая, направленным на установление китайского лидерства практически в каждом аспекте человеческой деятельности.

Поскольку страх перед вирусом продолжает нагнетаться, есть два ключевых показателя, которые указывают на растущую деморализацию и чувство безнадёжности.

Первый — это значительный рост потребления наркотиков во всём мире, как в докладе ООН от июня 2021 года. Наркомания, конечно же, является способом избежать трудностей реальной жизни и вероятной смерти от COVID-19.

Второй — это растущая распространённость депрессии и самоубийств, особенно среди молодёжи. Локдауны и связанная с ними изоляция особенно разрушительны для молодых людей, отсутствие социальных контактов со сверстниками приводит к чувству безнадёжности, тревогам и самоубийствам. Но экономическая изоляция также губительна для владельцев малого бизнеса, которые потратили столько сил на создание своего дела, а теперь их бизнес закрывают государственные и местные органы власти.

В итоге национальные правительства, сосредоточенные на внутренних проблемах, менее склонны противостоять агрессии Китая в целом. Поэтому китайский режим побеждает без боя!

Возможно, самым важным психологическим элементом вирусной кампании «Трёх войн» является создание экстремальных условий для людей, не привыкших к авторитарным мерам контроля, особенно в личной жизни.

Между федеральным правительством, правительствами штатов, обещающими обеспечить безопасность, и американским народом, желающим сохранить с таким трудом завоёванные личные свободы, закреплённые в Конституции США, уже давно существует напряжённость.

Принуждение людей подчиняться произвольным прихотям государственных медицинских «экспертов» и политиков в целях «борьбы с вирусом» — это лишь шаг к тому, чтобы заставить тех же людей принимать и подчиняться авторитарным мерам в других сферах жизни, которые считаются важными для политиков: внедрение системы социального кредитования и контроля, создание внутренней паспортной системы на основе индивидуальных социальных кредитов, мониторинг и отчётность об отдельных финансовых операциях на сумму более $600, конфискация индивидуального огнестрельного оружия, подавление прав на свободу слова по темам, которые власти считают чувствительными, и т. д.

Люди, которые соглашаются с необоснованными мерами по вакцинации, принимают социальное дистанцирование, вакцинные паспорта и принуждают детей носить маски в школе, гораздо охотнее принимают и другие авторитарные меры, придуманные правительствами и авторитарными политиками.

Психологическая составляющая кампании «Три войны» китайского режима направлена на то, чтобы подготовить людей во всём мире к контролю со стороны правительства во всех сферах их повседневной жизни — так же, как и в коммунистическом Китае.

Заключение

Пекин вкладывает значительные средства в кампанию «Три войны» и использует пандемию для достижения своих целей по всему миру, в частности, для деморализации и подготовки населения к будущей эксплуатации и контролю со стороны коммунистического режима.

Индивидуальные права и свободы граждан являются помехой контролю со стороны коммунистической партии Китая и должны быть решительно защищены любой ценой, иначе будут утрачены, возможно, навсегда. Это означает борьбу и противодействие неконституционным распоряжениям и директивам правительств.

Мнения, выраженные в этой статье, являются мнением автора и необязательно отражают точку зрения The Epoch Times.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА