Тибетский монах идёт мимо руин монастыря Гэдань Сунцзаньлин в Шангри-Ла, китайская провинция Юньнань, 23 апреля 1998 года. Большая часть 300-летнего монастыря была разрушена радикальными коммунистами во время культурной революции в Китае. (Greg Baker/AP Photo) | Epoch Times Россия
Тибетский монах идёт мимо руин монастыря Гэдань Сунцзаньлин в Шангри-Ла, китайская провинция Юньнань, 23 апреля 1998 года. Большая часть 300-летнего монастыря была разрушена радикальными коммунистами во время культурной революции в Китае. (Greg Baker/AP Photo)

Религиозная свобода в Китае — это миф

В Китае введены новые правила для религиозных групп, ограничивающие свободу вероисповедания
Автор: 06.11.2021 Обновлено: 08.11.2021 09:07
Религиозные убеждения жёстко контролируются компартией Китая с целью пропаганды социалистической политики в поддержку государственных задач.

Агитпроп в государственных СМИ коммунистического Китая никогда не прекращается, но иногда ложь доходит до абсурда. Например, вот заголовок статьи из английской версии государственной газеты China Daily «Свобода религии подчёркивает этническое единство».

При этом автор статьи умалчивает о десятилетиях преследования верующих людей в стране.

Компартия Китая с момента своего основания в 1921 году осуществляла контроль над образом мыслей, безжалостно преследуя религиозных людей.

Кроме пяти признанных ею религий, компартия через Государственное управление по делам религий запретила исповедовать другие религии, когда захватила власть в 1949 году.

На протяжении многих лет она осуществляет контроль над образом мыслей, преследование и подавление любой религиозной мысли, которая не соответствовала политике компартии.

Во время «Культурной революции» Мао Цзэдуна (1966–1976) миллионы религиозных китайцев подвергались преследованиям, пыткам и уничтожению.

В 1949 году партия признала пять религий: буддизм, даосизм, протестантизм, католицизм и ислам. Официальное признание означает, что правительство дало центральным церквям разрешение вести легальную деятельность под наблюдением местных бюро общественной безопасности и Рабочего отдела Единого фронта.

Религиозные преследования в Китае усилились после прихода к власти Си Цзиньпина в 2012 году. В докладе христианской благотворительной организации China Aid за 2016 год религиозные преследования со стороны компартии Китая названы «худшими со времён «Культурной революции»».

В отчёте Freedom House за 2020 год говорится:

  • Все религиозные лидеры проверяются на политическую надёжность, на приверженность политике компартии.
  • Введены ограничения на число священников, пасторов и других религиозных лидеров.
  • По меньшей мере 100 миллионов христиан-протестантов, тибетских буддистов, уйгурских мусульман и последователей Фалуньгун подвергаются преследованиям в той или иной форме.
  • Особенно страдают мусульмане в Синьцзяне, где запрещают ношение традиционной религиозной одежды, посещение мечетей и даже выбор имён для новорождённых.
  • В государственных лагерях перевоспитания в Синьцзяне используется система баллов для оценки эффективности идеологического «перевоспитания» и определения права заключённых на освобождение.

Давление на религии в Китае резко возросло с введением новых правил для религиозных групп в начале 2020 года. Шесть глав и 41-я статья новых административных мер регулируют «организацию, функции, надзор и управление религиозными группами».

Статья 3 гласит, что религиозные священнослужители должны «любить родину, поддерживать руководство компартии Китая и социалистическую систему».

Одна из задач — переосмыслить христианское учение в соответствии с социалистической доктриной в интерпретации компартии Китая. Все религии вынуждены выделять китайскую культуру и поддерживать руководство компартии в своих религиозных практиках.

Как сообщает Chinascope, в 2021 году также усилилось давление на «незаконные религии». Под незаконными религиями подразумеваются «домашние христианские церкви, подпольные католические церкви или некоторые буддийские, даосские, исламские или другие религиозные организации, которые не участвуют в официальной религиозной деятельности».

Только пяти жёстко контролируемым и коррумпированным религиям, одобренным государством, разрешено практиковать искажённые версии религиозной деятельности в Китае. Свободное выражение религиозной веры, особенно идеи о духовной силе, стоящей выше правительства, не допускается.

Цель религиозных преследований — контроль над мыслями и убеждениями китайцев, чтобы они соответствовали политике компартии. Речь идёт о контроле над всей религиозной деятельностью и самовыражением. Это форма психологической войны против китайских граждан.

«Официальная религиозная деятельность» — это типичный марксистский эвфемизм, относящийся к организованным церквям, которые могут легко отслеживаться и контролироваться правительством и его информаторами, особенно пекинским Рабочим отделом Единого фронта.

Как сообщает Chinascope, пастор Лю И, который бежал от преследований компартии Китая, чтобы основать «Китайское христианское братство праведности» в Калифорнии, сделал следующее заявление, основанное на личном опыте:

«Компартия Китая использовала церковную кафедру, чтобы превратить её в рупор пропаганды своей политики. Например, “проповеди“ церкви в Чжэцзяне, распространяемые в интернете, очень показательны. Они проповедуют не Библию, а идеологию компартии».

Официальные церкви в Китае стерилизовали так же, как и русскую православную церковь в советское время (и после этого).

Практикующие Фалуньгун тоже жестоко преследуются компартией Китая, которая рассматривает их как прямую угрозу своей легитимности, поскольку они являются местным движением, неконтролируемым правительством, по сравнению с пятью «официальными» иностранными религиями, которые находятся под жёстким контролем. Три принципа Фалуньгун — истина, сострадание и терпимость — полностью противоположны коммунистической идеологии.

В обществах, где компартия правит и сохраняет контроль на протяжении десятилетий, религиозные преследования обычно усиливаются и ослабевают по мере того, как коммунисты чувствуют себя более или менее уверенными в своём политическом контроле.

Религиозное преследование в Китае возрастает — особенно в отношении этнических уйгуров, тибетцев и последователей Фалуньгун. Это может быть признаком того, что Си и Центральный комитет партии чувствуют угрозу со стороны мирового сообщества и стремятся обеспечить «внутреннее спокойствие», чтобы больше сосредоточиться на внешней политике. Послушные граждане в этом случае имеют решающее значение.

Заключение

Свобода религии в Китае — это миф. Религиозные преследования усиливаются всякий раз, когда контроль коммунистической партии оказывается под угрозой. Это может быть предвестником мрачных времён для китайского народа и, вполне вероятно, для остального мира.

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнениями автора и необязательно отражают взгляды Epoch Times.

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА