Практикующие духовную дисциплину Фалуньгун проводят парад в честь Всемирного дня Фалунь Дафа и в знак протеста против продолжающегося преследования группы в Китае коммунистической партией, Нью-Йорк, 13 мая 2021 года. (Larry Dai/The Epoch Times) | Epoch Times Россия
Практикующие духовную дисциплину Фалуньгун проводят парад в честь Всемирного дня Фалунь Дафа и в знак протеста против продолжающегося преследования группы в Китае коммунистической партией, Нью-Йорк, 13 мая 2021 года. (Larry Dai/The Epoch Times)

Страхи и ненависть Пекина

Компартия Китая боится религиозных верований и духовных и практик
Автор: 04.11.2021 Обновлено: 04.11.2021 09:40
Почему самый тиранический режим на Земле ведёт войну против самой мирной религии и духовной практики?

Почему коммунистическая партия Китая преследует и уничтожает христиан и практикующих Фалуньгун?

Чего боится руководство компартии Китая? Чего боится Си Цзиньпин?

Кто боится добрых и смиренных?

Конечно, партийные лидеры не боятся кротких верующих в Иисуса Христа, который сказал своим последователям «возлюби врага своего» и «подставь другую щёку, если ударят по одной».

И, несомненно, у партии не может быть никакого рационального страха перед мирными людьми, которые занимаются медитативной практикой Фалуньгун. Чем выполнение плавных упражнений и медитации в парке может угрожать компартии Китая?

По логике вещей, такие люди, безоружные и отвергающие насилие, не могут угрожать коммунистической партии Китая со всей её мощью и контролем практически над всеми аспектами жизни всех её граждан.

И всё же Си Цзиньпин и компартия больше всего боятся именно этих двух групп.

Почему?

Партия страха

Прежде всего, важно понять, что компартия Китая обладает всеобъемлющей монополией на страх. Этот страх проявляется в критических и элементарных моделях поведения людей.

Объём потребительских сбережений увеличился на 34% при сокращении численности населения. Люди не тратят деньги и не заводят детей, когда испытывают страх перед будущим.

Более того, компартия Китая сама воплощает страх и осуществляет управление, основываясь на страхе. Это может показаться противоречивым, но на самом деле это совершенно точно.

Каждый член партии до того напуган, что боится сказать что-то не то или быть обвинённым в том, что он думает что-то не то. Все партийцы, мужчины и женщины, смертельно боятся навлечь на себя гнев руководства.

И само руководство компартии Китая пропитано страхом. Этот особый вид тревоги лучше всего описывается как паранойя, и это то, что сопровождает все нелегитимные режимы без исключения.

Легитимные лидеры спокойно относятся к оппозиции и не прибегают к помощи тайной полиции или финансируемому государством террору, чтобы остаться у власти.

Однако за весь период правления компартии Китая партийные диктаторы и лидеры никогда не были способны терпеть инакомыслящих и обходиться без террора. Чем более нелегитимно руководство страны, тем больше тираны боятся, что их свергнет политический соперник или народ.

Политические чистки и система социального кредита

Подобно чисткам Мао Цзэдуна в прошлом (и Иосифа Сталина), Си использует политические чистки для устранения реальных и предполагаемых врагов революции, государства или его собственных.

Конечно, чистки проводятся под предлогом «искоренения коррупции», но на самом деле вся китайская экономика и политическая структура основаны на кумовстве, воровстве и обмане. Настоящая цель чисток Си — устранить не коррупцию, а политических конкурентов. В качестве бонуса чистки также служат для того, чтобы вселить страх в сердца всех остальных.

Китайская система социального кредита служит аналогичной цели и применяется к обществу в целом. Она также предполагает выявление людей, которые могут говорить, писать, читать или думать «в неправильном направлении».

Это приводит к определённым исправительным мерам, таким как потеря работы или транспортных привилегий, или даже полное исключение нарушителей из общества. Можно с полным основанием утверждать, что весь Китай живёт в страхе.

Страх перед духовными и этническими группами

Компартия Китая также боится религиозных и духовных верований и практик. Жестокое обращение китайского режима с мусульманами-уйгурами, включающее принудительный труд, лагеря перевоспитания и сексуальное насилие над мусульманскими женщинами, является явным доказательством страха Пекина перед уйгурами.

Это возвращает нас к христианству и Фалуньгун.

Даже больше, чем своих товарищей по партии, коммунистический режим боится христианства и верующих, а также Фалуньгун и его последователей. Причина проста — материалистическая коммунистическая идеология не может обогатить сердце, разум и душу так, как это делает духовная вера.

Страх перед Богом

Следовательно, компартия Китая смертельно боится людей, молящихся Богу, которого, по её мнению, не существует, но которого она тоже боится. И всё же христианство распространяется по Китаю «как лесной пожар».

Более того, физические преследования и материальные лишения не подавляют веру в Бога, а только укрепляют её. Чем хуже становятся условия, тем больше растёт число верующих. Режиму было бы полезно обратиться к истории христианства в Римской империи.

Пекин пытается приуменьшить количество христиан в Китае, заявляя, что их около 44 миллионов. Однако в 2020 году в материковом Китае насчитывалось около 116 миллионов христиан-протестантов, большинство из них прихожане подпольных церквей.

Ещё более тревожно для компартии то, что к 2030 году Китай будет лидировать в мире по количеству христиан-протестантов. Си так сильно боится распространения христианства в Китае, что заменил десять заповедей Христа своими высказываниями.

Марксизм не сравнится с древней мудростью

Что касается миллионов людей, которые практикуют Фалуньгун, они следуют глубокому нравственному учению, основанному на принципах правдивости, сострадания и терпения, улучшая свой характер, обретая душевный покой и крепкое здоровье, то, что коммунистическая идеология не в состоянии обеспечить.

Метафизическое мировоззрение, основанное на традициях буддизма и даосизма, традиционные ценности, мудрость и принципы Фалуньгун — правдивость, сострадание, терпение — преобладали тысячелетиями в Поднебесной, пока злобная компартия не захватила власть в Китае.

Режим подверг последователей Фалуньгун жестоким репрессиям, заключая их в тюрьмы трудовые лагеря и используя их в качестве живых доноров органов. Но, как и христианство, эти суровые меры не смогли остановить распространение Фалуньгун в Китае и во всём мире.

Конец компартии Китая и её тираническому правлению обязательно придёт, а те, кто преследует и порабощает, будут признаны виновными и человеческим судом, и божьим.

Мнения, выраженные в этой статье, являются мнением автора и необязательно отражают точку зрения The Epoch Times.

Джеймс Р. Горри, автор книги «Китайский кризис» (Wiley, 2013)

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА