Люди стоят в очереди в клинике массовой вакцинации и тестирования в Moncton Coliseum, Монктон, провинция Нью-Брансуик, 22 сентября 2021 года. (The Canadian Press/Christopher Katsarov) | Epoch Times Россия
Люди стоят в очереди в клинике массовой вакцинации и тестирования в Moncton Coliseum, Монктон, провинция Нью-Брансуик, 22 сентября 2021 года. (The Canadian Press/Christopher Katsarov)

Теперь СМИ придерживаются идеологии «обязательного согласия»

Журналистика призвана обеспечить противоядие от правительственной лжи и намеренной путаницы информации
Автор: 24.10.2021 Обновлено: 24.10.2021 10:50
Фраза «информированное согласие», очевидно, содержит два взаимозависимых слова. Есть существительное «согласие», которое, собственно, и означает согласие. И есть прилагательное «информированный», которое означает, что вы знаете всё необходимое о том, на что соглашаетесь.

Если речь идёт о фразах, то они не такие уж сложные. Так почему же, когда дело доходит до медико-политической матрицы, связанной с COVID-19, основные СМИ Канады и США, по-видимому, решили, что часть фразы «информированный» практически не нужна?

Иными словами, почему так много прекрасных и вполне работоспособных журналистов яростно зациклены на продвижении идеологии «обязательного согласия», когда их фактическая работа — предоставить «информированную» часть?

Почему я должен заходить на платную ленту крошечной службы новостей в Оттаве, чтобы узнать то, что должно находиться в топе новостных лент, пока тема COVID больше не будет доминировать в наших беседах?

Например, на прошлой неделе я обнаружил, благодаря неутомимым сотрудникам из Blacklock’s Reporter, что моё федеральное правительство выделило $75 млн в качестве «компенсационного фонда, включая расходы на погребение» для жертв крайне неблагоприятных реакций на вакцину против COVID. Ссылаясь на данные Агентства общественного здравоохранения Канады (PHAC), новостная служба подробно рассказала о том, сколько было экстремальных побочных реакций.

«В общей сложности 29 091 447 канадцев получили, по крайней мере, один укол от COVID, — говорится в сообщении. — Агентство заявило, что ему известно о 4675 „серьёзных неблагоприятных событиях после иммунизации“, в том числе 545 случаях временного лицевого паралича, 148 инсультах, 126 сердечных приступах, 83 случаях синдрома Гийена-Барре, редкого аутоиммунного расстройства, которое может вызвать паралич, и 37 случаях с беременными женщинами, которые потеряли детей из-за „самопроизвольного аборта“».

Служба Blacklock’s также сообщила, что PHAC расследует до 195 случаев смерти в Канаде, которые могут быть — ещё не точно — прямым результатом вакцинации против COVID.

Теперь вы можете как угодно жонглировать этими цифрами в великих дебатах по поводу вакцинации 2021 года. Один друг, которому я рассказал об этих цифрах, непоколебимый противник вакцины, сказал, что они слишком малы. Другой друг достал свой калькулятор и отметил, что возможные случаи смерти составляют 0,00067% от числа прививок.

Вполне справедливо. Вот что делает информация. Она даёт вам возможность выработать обоснованное мнение, хотя бы в качестве опыта на случай, если вы когда-нибудь столкнётесь с необходимостью дать обоснованное согласие. Она позволяет вам самим выносить суждения, а не заставлять кого-то другого произвольно выносить их за вас.

Противоположностью этого является то, что лингвист, когнитивист и известный левый агитатор Ноам Хомский назвал «сфабрикованным согласием» в книге, вышедшей незадолго до фиаско войн в Персидском заливе в 1990-х и начале 2000-х годов.

Эти войны были, конечно, первым и единственным случаем в истории человечества, когда правительство поймали на том, что оно убеждало всё население согласиться с совершенно ошибочной политикой, намеренно отказываясь предоставлять важную информацию, чтобы люди, включая полностью вовлечённых журналистов, могли сами выносить суждения.

Ложь путём замалчивания — это то, что правительства делали на протяжении тысячелетий. Они ничего не могут с собой поделать. Как в известной истории о скорпионе, который до смерти ужалил лягушку, везущую его через озеро. Такова их природа.

Но предполагается, что природа журналистики, особенно в демократических странах, заключается в том, чтобы обеспечить противоядие от правительственной лжи и намеренной путаницы информации.

Итак, опять же, почему мне пришлось прибегнуть к услугам крошечной службы Blacklock’s с платной подпиской, чтобы узнать, что на одном из сайтов моего федерального правительства было опубликовано юридическое заключение, датированное 1996 годом (запись, по-видимому, была удалена), согласно которому обязательная вакцинация противоречит Конституции Канады?

«В отличие от некоторых стран, иммунизация в Канаде не является обязательной; она не может быть обязательной из-за Конституции Канады, говорится в „Канадском национальном докладе Министерства здравоохранения Канады об иммунизации“», — сообщает Blacklock’s, добавляя, что должностные лица здравоохранения не будут комментировать содержание собственного сайта.

Разве в прошлом году не была популярной фраза о том, что «молчание — это насилие»? Так это или нет, но это, очевидно, шаг к политическому нарушению информированного согласия.

И, выходя за рамки темы COVID, почему я должен читать The Epoch Times, чтобы почувствовать, что я получаю полную картину происходящего, например, между Канадой и Китаем?

Почему я должен ощущать, что большая часть информации, которую я получаю от основных СМИ по этому вопросу, пропущена через рот марионетки? Думаю, самый простой ответ заключается в том, что я должен, потому что… должен. Иначе меня бы не проинформировали.

Хорошая новость состоит в том, что благодаря распространению независимых изданий, таких как The Epoch Times, Blacklock’s, информационных бюллетеней Substack и т. д., мне нужно просто принять полупредложения институциональной журналистики, которая, похоже, решила, что её задача — помочь добиться согласия.

Одним словом, я могу не согласиться с этим новым определением согласия и самостоятельно сформулировать свои суждения.

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнениями автора и необязательно отражают взгляды Epoch Times.

Питер Стокленд бывший главный редактор Montreal Gazette и соучредитель журнала Convivium под эгидой аналитического центра Cardus. Он также является руководителем отдела стратегических коммуникаций Acacia Law Group в Оттаве.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА