Screen-Shot-2022-02-17-at-1.32.32-PM-700×420

Как побороть страх

Последние два года поведением людей массово манипулировали с помощью страха
Автор: 26.02.2022 Обновлено: 26.02.2022 12:17
Психиатр рассказал лучший способ общения с членами семьи, которые находятся под давлением средств массовой информации.

Доктор Марк Макдональд, психиатр из Лос-Анджелеса, написал книгу под названием «Соединённые Штаты страха: как Америка стала жертвой массового бредового психоза». Примерно в апреле 2020 года Макдональд принял смелое решение отказаться от пациентов, которые не могли принять его точку зрения на некоторые реалии и истины.

«В Лос-Анджелесе очень напряжённый политический климат, — говорит он. — Многие мои пациенты, особенно те, кто не считает себя консервативными и даже независимыми, склонны реагировать очень эмоционально, когда общаются с теми, кто не разделяет их систему ценностей, и тогда с ними становится трудно работать. Я не могу им помочь …

Я заметил, что в пандемическом росте замешано нечто большее, чем просто политика. Примерно от 10 до 20% моих пациентов либо резко уходили, ничего не сказав… либо спорили со мной. Некоторые из них нападали на меня лично и осуждали меня.

Несколько человек угрожали сообщить обо мне в медицинскую комиссию за то, что я говорю такие „ужасные“ вещи: например, что дети должны уметь дышать без маски на лице.

Увидев такую ситуацию, я сделал вывод, что тем, кто ушёл и нападал на меня, я не могу помочь, потому что качественная терапевтическая работа, по крайней мере та, которой я занимаюсь, начинается с позиции правды и реальности.

Я не утверждаю, что у меня есть монополия на правду или особая реальность, но я определённо ценю их настолько высоко, что не готов пожертвовать ими ради чьего-то эмоционального комфорта или благополучия в данный момент…

Те, кто остался, и те, кто занял их места, были более настроены на работу и выздоровление. Стремились к эмоциональному и психологическому самоисцелению, нежели те, кто ушёл.

Поэтому я нисколько не жалею об этом решении. Я думаю, что оно сделало меня лучшим клиницистом, лучшим практиком. И самое главное, я смог продолжить говорить ясно, публично и честно о том, что я считаю гораздо более важной проблемой, чем просто уколы и маски, — о состоянии нашей страны и о том, как нами управляют и манипулируют коррумпированные люди и корпорации».

Общественность приучают к страху

Страх — один из самых мощных мотиваторов поведения, и, очевидно, что в последние два года поведением людей массово манипулировали с помощью страха. Ретроспективный анализ этой ситуации послужил мотивацией для написания книги.

«Пелена на наших глазах появилась не 15 марта 2020 года, — говорит Макдональд. — В первой трети книги я раскрыл, что процесс начался задолго до этого. То, отчего мы страдали и страдаем, — это медленная подготовка со стороны правительства, корпораций, богатых, влиятельных людей на протяжении нескольких десятилетий… В своей книге я даже возвращаюсь к послевоенному периоду и привожу очень конкретный пример для тех, кто рос в те времена, — учения по защите от ядерного взрыва.

Очевидно, что прятанье под столом не защитят вас от ядерной бомбы. И всё же нам всем говорили это делать… Эта практика, на мой взгляд, прививала детям чувство страха, чувство уязвимости и упование на высшую силу — не Бога, а высшую человеческую силу, обычно авторитарную, власть школ или чиновников, которые должны были защитить вас от этой очень неопределённой, размытой угрозы».

Нагнетание страха по поводу изменения климата и разрушения экосистемы также попадает под это «нагнетание».

«Я не собираюсь утверждать, что загрязнение окружающей среды не существует, — говорит он. — Однако говорить, что конец света наступит через 12 лет… Это ложь.

Цель состоит в том, чтобы изменить поведение людей, привить им чувство ответственности, чтобы можно было перераспределить ресурсы.

В самом начале книги была поставлена цель — объяснить, почему мы стали так бояться? Почему мы стали способны так быстро испытывать страх перед чем-то, не представляющим значительной угрозы для большинства людей? Даже для людей, которые столкнулись с реальной угрозой… были очень полезные, успешные, дешёвые, эффективные методы лечения, которые, по сути, вылечили почти 100% людей, поражённых этим вирусом. Так почему же появился страх?

Объясняя ситуацию, я надеюсь, что у некоторых людей, желающих ясно её понять, мысли будут упорядочиваться, чтобы можно было перейти к более важному шагу: ответу на вопрос — что нам с этим делать?».

Зависимость от страха

Одна из вероятных причин, из-за которой правительство приняло откровенно бессмысленные контрмеры против нового вируса, заключается в том, что страх парализует рациональное мышление. Люди, которые боятся умереть от COVID-19, не могут понять, насколько нелепа маскировка, потому что они не могут логически рассуждать о проблеме. Более того, они и не хотят этого делать. Как объясняет Марк Макдональд, им совсем неинтересно:

«У меня есть маленькая диагностическая техника. Она направлена на то, чтобы проверить, проявляет ли человек любопытство к тому, чтобы узнать что-то отличное от того, что он знает сейчас? Если ответ отрицательный, я даже не продолжаю разговор с этим человеком. Это абсолютно бессмысленно…

Амбивалентность — это ещё одно слово, которое мы используем в мотивационном интервью. Мы оцениваем амбивалентность. Пытается ли человек одновременно занимать две разные, противоположные позиции? Потому что это ведёт к разрешению проблемы. Если амбивалентности нет вообще и нет любопытства, я не знаю, с чего начать. Поэтому я спрошу у пациента, что он сейчас понимает в происходящем?

Если я почувствую некоторую двойственность, если я почувствую недостаток уверенности, тогда я задам следующий вопрос. Я спрошу: „Вам интересно узнать о какой-то другой информации или других точках зрения, о которых вы, возможно, сейчас не знаете?“. И часто бывает так, если я дошёл до этого момента, человек говорит: „Да, возможно“. Если же я получаю, напротив, „Абсолютно нет » или, скорее, осуждение: «Что вы имеете в виду? Вы один из этих мистификаторов-антиваксеров?».

Тогда я понимаю, что, скорее всего, не смогу успешно продолжить разговор, поэтому я опускаю руки. Я отступаю… Если кто-то зависим от страха, я просто жду и смотрю, открыт ли он изменениям, готов ли он лишиться своей зависимости».

Короче говоря, если человек не открыт для новой информации, не имеет значения, сколько рецензируемых исследований вы перед ним вывалите. Факты и данные не имеют значения, если у них нет любопытства или амбивалентности. Как объяснил Марк Макдональд, это не война за данные. Мы выиграли её давным-давно. Это психологическая война, и о ней действительно нужно думать именно так.

«Всегда нужно помнить, что информация и данные полезны лишь настолько, насколько соответствуют психологическому состоянию получателя, — говорит он. — Вы можете фактически ухудшить ситуацию, если люди не будут открыты и восприимчивы».

Выхолащивание общества

Ещё один культурный фактор, сыгравший важную роль — выхолащивание общества. Оно влияет на нашу способность самозащиты от следующих нападений на наши свободы и телесную неприкосновенность.

«Меня беспокоит то, что в основе этой психологической кампании долгое время лежала атака на основные структуры, устои, институты нашей страны… Конечно, во всех англоязычных странах уже много-много лет идёт атака на основные архетипы мужского и женского, мужественного и женственного.

Цель состоит в том, чтобы лишить мужчин и женщин интереса, способностей, комфорта как на внутреннем, так и на общественном уровне. Если мужчины и женщины перестают быть вместе, если они перестают желать друг друга, если они перестают говорить друг с другом, если они перестают встречаться, жениться, рожать детей, тогда у нас больше нет семей. У нас есть родители-одиночки.

Если у нас нет семей, у нас нет общественных организаций. У нас нет церквей. У нас нет общин. Всё, что у нас есть — это родители-одиночки, бегающие со своими собственными детьми, полагаясь, скорее всего, на правительство, которое поможет обеспечить их финансовую и физическую безопасность. Таким образом, роль отца, роль матери просто упраздняется.

Затем в дело вступает государство, которое вытесняет роль отца и начинает брать её на себя. Одна молодая девушка в течение нескольких лет подвергалась сексуальному насилию со стороны своего биологического отца, и, в конце концов, он оплодотворил её. Он был арестован после того, как был проведён тест на отцовство.

Недавно я просматривал записи её терапии по судебному делу, и меня поразило то, что сейчас, два года спустя, она по-прежнему настаивает на том, что её отец был несправедливо отнят у неё. Он не заслуживал ареста, не должен сидеть в тюрьме, и всё, чего она действительно хочет, — это воссоединиться с ним.

Вы думаете, что это бессмысленно? Я имею в виду, что ни один здравомыслящий человек не захочет воссоединиться с отцом, который подверг её сексуальному насилию и оплодотворил её, но она хочет. Я думаю, есть психологическая причина. У нас только один отец. У нас только одна мать. Если наш отец или мать уходят, мы не можем заменить этого человека. По сути, мы брошены. Мы потеряны…

Что же произойдет, если мы отвергнем правительство? Если мы не хотим использовать правительство как способ обеспечить свою безопасность, зависеть от правительства в вопросах денег, святости, тогда мы должны полагаться друг на друга. Мы можем это сделать, если у нас есть семья, если у нас есть община, если у нас есть церковь, общественные организации и структуры.

Но что, если ты мать-одиночка с парой детей, живущая в квартире в Санта-Монике, которая субсидируется городскими властями Санта-Моники, получающая талоны на питание от штата Калифорния? Ну, теперь ты не можешь попрощаться с правительством. Ты должна сохранить правительство.

Поэтому я действительно считаю, что нападки на мужественность и женственность специально направлены на то, чтобы положить конец семейной ячейке и заставить всех мужчин и женщин обратиться за безопасностью к правительству, а не друг к другу, как это происходило традиционно…»

Макдональд подчёркивает, что этот вопрос не совсем политический (хотя у левых, есть почти монополия на него), прежде всего потому, что левые по своей сути — коммунистическое или социалистическое движение. Оно антирелигиозное, антисемейное, антииндивидуальное.

Проблема, конечно, в том, что коммунистические и социалистические общества построены на фундаменте коррупции, где небольшая группа элит, в конечном итоге, обкрадывает всех остальных. Вот почему коммунистические и социалистические режимы недолговечны. Они всегда заканчиваются крахом из-за коррупционной гнили.

Есть ли решение?

Что касается того, как решать наши текущие проблемы, Макдональд говорит следующее:

«У меня осталась вера и уверенность в отдельных людях, но я потерял довольно много веры в отношении всего человечества.

Хотя всегда существовали коррумпированные личности, но тот факт, что люди, как группа, позволили им за пару лет так укрепиться благодаря собственному добровольному подчинению, показывает, что человечество не обладает, по крайней мере, сейчас, врождённой способностью противостоять истинному злу в той степени, на которую я надеялся. Значит, я ошибался.

Теперь я часто испытываю разные чувства и думаю о возможностях выхода из ситуации. Сейчас я не верю, что выход — это ожидание мессии… Я думаю, что выход пойдёт из низов… восстание из пепла, по сути.

Возьмём систему государственных школ в США, которая, на мой взгляд, не подлежит восстановлению; я не думаю, что её можно исправить. Нам нужно построить новую школьную систему. Нам нужно построить новую банковскую систему, новую продовольственную систему, новую систему снабжения.

Нам нужно построить новую политическую систему. Все эти системы должны быть в основном перестроены. И они не будут перестроены лидером, они будут перестроены народом, и это потребует международного сотрудничества…

Так важно, чтобы американский народ действительно собрался вместе и сбросил эту коррумпированную кабалу власти и структуры, чтобы они могли перестроиться… Если этого не произойдет, я думаю, нас ожидает очень, очень мрачный период времени, который продлится… годы или десятилетия. Я не знаю, сможем ли мы когда-нибудь выйти из него».

Децентрализация власти имеет решающее значение

В процессе восстановления совершенно ясно, что децентрализация будет абсолютно необходима. Как объяснил Макдональд, одна из причин успеха США заключалась в том, что отцы-основатели предусмотрительно создали систему, в которой власть децентрализована между 50 штатами.

Причина, по которой США сейчас находятся на грани потери свободы, заключается в том, что власть была сконцентрирована с помощью технологий и социальных сетей.

«Единственный способ для существования такой степени зла с такой сильной хваткой над страной — это концентрация власти. Если бы власть была рассредоточена, то было бы очень трудно осуществить этот тип промывания мозгов, потому что было бы достаточно противовеса, было бы достаточно рассеять развращающее влияние, чтобы правда, честность и силы добра действительно получили опору.

Я имею в виду, что год назад был уничтожен Parler, потому что два человека в Силиконовой долине щелкнули выключателем, и 30 миллионов голосов замолчали. Я имею в виду, что раньше такое было невозможно. Никогда… Сейчас я считаю, что нужна личная потеря, что-то глубокое и значительное, чтобы люди, которым промывают мозги, смогли снова ясно мыслить.

Возможно это будет потеря ребёнка из-за травмы от вакцины, потеря родителя, которому отказали в лечении в больнице из-за сердечной недостаточности, потому что он решил не делать прививку, полный экономический крах отдельной семьи, общины или, возможно, даже страны. Потому что мы позволяем себе больше не работать, и верим, что производительность каким-то образом будет достигнута в другом месте каким-то другим человеком.

Мы можем оказаться, как это происходит в Лос-Анджелесе, в состоянии абсолютной анархии, где богатых людей в Палисадах, в Малибу, в Беверли-Хиллз теперь грабят, насилуют и убивают члены банд точно так же, как в Фавелах в Бразилии.

Такой волны преступности не только среди бедных людей в гетто, но и среди состоятельного класса, голосующего за тех, кто продвигает эту коррупцию и технологическое промывание мозгов… никогда не было в моей жизни в Лос-Анджелесе. Те, кто помогает поддерживать это промывание мозгов, должны понести значительные личные потери, прежде чем они проснутся и откажутся от поддержки.

Основываясь на том, что я видел и слышал, я подозреваю, что даже личные потери не смогут пробудить некоторых из них. Я видел случаи, когда человек умирал в течение нескольких минут или часов после вакцинации от COVID-19. Его близкие отмахивались от этого, как от совпадения, и шли делать себе бустер. Они просто отказываются видеть взаимосвязь.

Эта тенденция к слепому саморазрушению — неотъемлемая часть психиатрического состояния, известного как „психоз массового образования“, клинический диагноз которого предложил Маттиас Десмет, профессор клинической психологии Гентского университета в Бельгии».

Это просто коррупция или что-то более зловещее?

Очевидно, что концентрация власти не была случайной. Она планировалась и осуществлялась на протяжении десятилетий. В конечном счёте для достижения успеха потребовалась технология — которая лежит в основе технократического мировоззрения. Сегодня технология для манипулирования и контроля над населением планеты существует.

«В связи с этим возникает ещё один вопрос, на который год назад я бы ответил совсем по-другому. Меня очень часто спрашивают: „Это просто коррупция?“ Имеется в виду „Они хотят больше денег. Они хотят больше власти“. Или есть что-то более зловещее? Стоит ли за этим, по крайней мере, социопатия или, возможно, даже существование зла?

Два года назад я бы сказал, что это абсурд. Может быть, есть несколько социопатических личностей. Конечно, ничего злого нет. Я не верю в дьявола. Но сейчас я начинаю задумываться, не выходит ли это за рамки простой человеческой коррупции. Жадность — это так банально… Это кажется таким относительно безобидным пороком, учитывая то, что мы видим в качестве последствий этих решений.

Теперь я открыт, как никогда раньше, для возможности существования зла — силы, которая действует, побуждая этих людей совершать такие ужасные злодеяния. Это зло и его результаты — зловещие. Это — не ошибки, они — срежиссированы. Именно поэтому я сомневаюсь в объяснениях, связывающих ситуацию с простыми ошибками или единичными случаями коррупции.

В том, как за последние годы все эти действия объединились, есть что-то настолько точное, хорошо связанное и прочное, что заставляет меня думать о какой-то силе или власти, выходящей за рамки простой человеческой слабости».

Движение вперёд

В настоящее время Макдональд пишет вторую книгу, в которой он углубится в решения по преодолению страха на личном и национальном уровне.

Но прежде чем мы сможем что-то изменить, нужно понять, какие группы людей поддаются лечению, а какие нет. У некоторых людей настолько глубоко промыты мозги, что они кажутся недосягаемыми. Другие напуганы, но не хотят больше бояться. Первые не поддаются лечению, а вторые — поддаются.

«Группу с промытыми мозгами, точно так же, как мы лечим сектантов, нельзя лечить добровольно, — говорит он. — Я не могу предоставить им информацию, образование, консультацию или даже книгу, потому что они не будут слушать. Они не будут её читать. Они не хотят этого, потому что я — враг. Любой, кто предоставляет правду, надежду и информацию — враг.

Единственный союзник, который у них есть, — это гуру. Точно так же, как сектанты закрыты и полностью отделены от членов своей семьи… эти люди будут только слушать и выполнять команды Энтони Фаучи, Джо Байдена, Дона Лемона — людей в средствах массовой информации, людей в политике, людей в бюрократическом правительстве, и ничто не изменит их мнение. Абсолютно ничего.

Они могут видеть, как вокруг них умирают люди, их собственные родители, их собственные дети, а они всё равно пойдут и сделают ещё одну прививку. Они потеряны: пока их физически не переместят, как мы бы сделали с сектантами, в отдалённое место для депрограммирования. А я не занимаюсь этим бизнесом, поэтому это не та группа, к которой я обращаюсь.

Я должен быть реалистом. Мы должны быть практичными и эффективными в том, как используем своё время. Мы не хотим проповедовать толпе, но мы также не хотим преследовать людей, которые замкнуты, лишены любопытства, у которых полностью промыты мозги. Они не будут слушать. Это бесполезно.

Остаётся другая группа — открытые, может быть, напуганные, может быть, встревоженные, любопытные. Я бы назвал этих людей зависимыми от страха, которые хотят избавиться от своей зависимости… Именно к ним я хочу обратиться со своей следующей книгой».

Избавление от зависимости от страха

Парадигма, которую предлагает Макдональд, это базовая 12-шаговая программа преодоления зависимости, в данном случае зависимости от страха. Как и в любой программе, первый шаг — признать, что у вас есть зависимость. Люди должны признать, что у них есть зависимость от страха, потому что без потери страха они не смогут двигаться вперед.

«Страх — это препятствие на пути к способности мыслить и действовать рационально. Поэтому страх нужно преодолеть. Но чтобы преодолеть страх, нужно признать, что вы зависимы от него, но не хотите за него держаться», — объясняет Макдональд. — Дальше есть другие вещи, которые вы можете сделать. Одна из них, о которой, как мне кажется, никто особо не говорил — это принять юмор. Юмор позволяет нам видеть перспективу. Без перспективы мы похожи на моряка, смотрящего в моноскоп. Всё внимание сосредоточено на одной маленькой цели вдалеке.

Мы теряем всё вокруг. Мы теряем контекст. Мы не в состоянии придать вещам ценность и приоритет. Всё сводится к случаям, смерти, случаям, смерти, вакцинам, маскам. Один из лучших способов уйти от этого — развить юмор и принять его. Начать снова смеяться, рассказывать анекдоты, видеть светлую сторону нашего пребывания здесь. Мы здесь не для того, чтобы просто существовать. Мы здесь, чтобы жить. Мы здесь, чтобы жить полноценно…».

Развитие такого чувства перспективы позволяет проявить больше любопытства. Людям необходимо отрезать себя от СМИ, хотя бы на время, потому что именно СМИ подпитывают зависимость… Вы должны перестать ходить к дилеру…

«В дальнейшем, — поясняет Макдональд, — я собираюсь описать и разъяснить множество других шагов. Но вот те, которые я считаю первостепенными: признать, что у вас есть проблема, и выразить желание покончить с ней; развить или, по крайней мере, принять юмор; и избегать дилеров страха, которыми по большому счёту стали средства массовой информации.

Кроме того, вернитесь к миру, который вас окружает. Перестаньте отгораживаться от людей. Возможно, вы общаетесь с людьми, которые также испытывают страх. Общение с алкоголиками — не лучший способ бросить пить. Идите к людям, которые трезвы.

Налаживайте дружбу, отношения с людьми, у которых нет зависимости от страха… Вы откроете для себя целый мир, который не вращается вокруг вирусов, инъекций, масок, закрытия школ и предприятий».

Есть ли у вас базовое желание быть свободным?

Доктор философии Роберт Мэлоун в частной беседе с Десметом предположил, что есть одно средство, которое может сработать, — сместить фокус с иррационального страха смерти от относительно безобидного вируса на рациональный страх глобальной тирании, что всё человечество будет порабощено до последних дней.

Десмет утверждает, что проверил этот метод и обнаружил, что в некоторых случаях людей, боящихся COVID-19, можно привести в более здравое состояние духа, по сути, дав им больший страх, которым можно заменить их иррациональный страх перед вирусом. Макдональд не верит, что это сработает в сколько-нибудь значительной степени.

«Я писал о культурных предпосылках в своей книге. Десмет описывает их в чисто психологических терминах, хотя есть и культурные наложения, такие как отсутствие смысла и отрыв от семьи. А как это происходит?

Когда вы не знаете, в чём ваше предназначение как мужчины, когда у вас нет нуклеарной семьи, вы теряете семейные отношения. Вы отрезаны от своих друзей из-за политических разногласий. Таким образом, с разных исходных точек мы пришли к одним и тем же выводам, но я полностью с ним согласен.

Идея гипноза также очень интересна. Я изучал клинический гипноз. Как мы все знаем, в сценических представлениях гипнотизёр выводит на сцену дюжину человек, пытается внушить им разные вещи.

Затем он постепенно отбирает 5, 6, 7, 8, 9 из них, отправляет их обратно в аудиторию, определив, что они не поддаются внушению. Он оставляет двух или трёх, и эти люди обычно прекрасно работают на протяжении всего гипноза на сцене.

Я думаю — это правда. Есть люди, которые по каким-то причинам легче поддаются внушению, и поэтому более склонны к гипнотическому трансу. И я думаю, что сейчас в мире происходит своего рода гипнотический транс. Люди просто обладают врождённой внушаемостью. Идея о том, что мы могли бы заменить страх смерти страхом тоталитарного контроля, интересна, но я не согласен с ней по следующей причине.

Я думаю, люди стали такими покладистыми, особенно в западных странах: в более обеспеченных, более технологически связанных, межличностно разобщённых обществах, из-за того, что в значительной степени утратили… внутреннюю волю к восстанию и сопротивлению против того, чтобы их контролировала высшая власть, непохожая на Бога.

Я думаю, что сегодня люди не жаждут свободы по своей природе. Я думаю, они жаждут, чтобы о них заботились. И одна из сильных сторон тоталитарных режимов на протяжении XX века заключалась в предложении безопасности за счёт свободы. И люди принимали это, по крайней мере, в начале. До появления лагерей и казней, потому что не видели конечной точки потери свободы. Они видят непосредственную выгоду в безопасности, в том, что о них заботятся. Мне не нужно каждый день ходить на работу… Это такая лёгкая жизнь. Это как вернуться в прошлое, в тот день, когда я родился, и все мои потребности были удовлетворены…

У меня не было свободы, я был во власти матери, но какая лёгкая жизнь! Никакой ответственности… Значит, в нас психологически заложено желание принять что-то простое, что-то лёгкое, отдать свою автономию высшему авторитету — государству, которое о нас позаботится.

И, конечно же, это всегда ведёт к тоталитарной системе, и тогда люди в конечном итоге умирают, их убивают, происходит массовый голод, казни. Мы видели это снова и снова на протяжении XX века.

Судя по моему опыту работы клиницистом, люди на самом деле гораздо больше боятся смерти, потери безопасности, потери так называемой защиты со стороны государства, чем потери всех своих свобод, а в конечном счёте, того, что их просто отправят в мясорубку для деспотов общества.

В своей основе тоталитарная система предполагает обман. Она говорит: „Перестаньте верить в высшую силу, которая не существует, в Бога, и поверьте в высшую силу, которая есть: я и партия. Я могу предложить вам картошку. Я могу предложить вам охранников… Я могу предложить вам всё это прямо сейчас. А что может предложить вам Бог? Вы не можете на него положиться. Ну, вы можете положиться на меня“. Это почти как дьявольская фаустовская игра, в которую всегда вовлекаются эти тоталитарные деспоты, но люди на это ведутся.

И это одна из причин, почему каждая коммунистическая система, каждая диктатура, по сути, нападает на все формы религиозного культа и организации. Им нужно светское общество, потому что когда есть высшая сила, стоящая над государством, в которую люди верят или на которую полагаются, это уменьшает абсолютную власть государства. Это вводит его в контекст.

А контекст кроется в несовершенстве, потому что тоталитарные режимы всё ещё управляются людьми. Ими не управляют ангелы. Ими не управляет Бог. И если мы можем убрать Бога из картины, то внезапно вся иерархия смещается, и высшей властью становится государство, и нет ничего выше государства. Я не думаю, что есть какое-то исключение».

Будьте смелыми, говорите открыто, найдите своё общество

Если вы ещё не сделали этого, то первое, что вы захотите сделать, — окружить себя единомышленниками и обязательно встречаться лично, когда это возможно. Частично найти своё «племя» можно, набравшись смелости и высказав своё мнение.

«Одна из ключевых вещей, которую я открыл для себя лично, и которую я настоятельно советую сделать всем, — это выйти из шкафа, — говорит Макдональд. — Я понимаю, что сейчас гораздо легче выйти из шкафа в качестве небинарного трансгендера, чем в качестве консерватора, но даже если вы потеряете несколько друзей и коллег, вы приобретёте гораздо, гораздо больше от качественных, поддерживающих, любящих, защищающих свободу честных людей, чем всё, что вы когда-либо потеряли.

Как сказал мне Микки Уиллис (создатель документального сериала Plandemic) после съёмок своего первого фильма: „Я не потерял ни одного друга“. Я спросил, как такое возможно? Он ответил: „Потому что все люди, которые ушли, изначально не были друзьями“. И я полностью с ним согласен. Это было правдой в моём опыте. Это будет верно и в вашем.

Всё, что вам нужно сделать, это терпеть и принимать временное клеймо, которое вы получите, как только поднимите голову и… начнёте говорить от своего сердца и быть честным, показывая свою собственную целостность…

Люди, которые вас не поддерживают, уйдут. Они освободят место для тех, кто поддерживает. Те, кто слышит вас и соглашается с вами, придут к вам. Они скажут: „Слава Богу, ещё один человек, который разделяет мои взгляды. Как вас зовут? Можем ли мы встретиться за чашечкой кофе? Вы слышали о группе, которую я организовал? Мы встречаемся по четвергам в кофейне. Я хочу познакомить вас со своими друзьями“.

Это произойдет с вами. И я думаю, это первый, самый важный шаг, который вы можете сделать, чтобы стать более сильным, здоровым и свободным человеком».

Доктор Джозеф Меркола — основатель сайта Mercola.com, врач-остеопат, автор бестселлеров и обладатель множества наград в области естественного здоровья. Он стремится изменить современную парадигму здравоохранения, предоставляя людям ценный ресурс, который поможет им взять под контроль своё здоровье. Эта статья была первоначально опубликована на сайте Mercola.com

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА